За российским поэтом Дмитрием Быковым охотились отравители Навального


Язык:
  • В декабре 2020 года Bellingcat и наши партнеры установили семерых офицеров ФСБ, которые следовали за лидером российской оппозиции Алексеем Навальным в ходе более 35 поездок по России с начала 2017 года. Трое из членов этой группы (в которую входили эксперты по химическому оружию, врачи и специалисты по спецоперациям) последовали за Навальным в Новосибирск, а затем в Томск во время его поездки в Сибирь в августе 2020 года. 21 августа 2020 года во время перелета из Томска в Москву Навальный впал в кому, которая чуть не привела к летальному исходу. Впоследствии три европейские лаборатории и ОЗХО установили, что это произошло в результате острого отравления «Новичком». Номер телефона одного из членов команды ФСБ находился поблизости от гостиницы, где останавливался Навальный в ночь перед тем, как ему стало плохо.
  • В ходе телефонного разговора с Навальным один из членов команды ФСБ, химический инженер и военно-химический специалист Константин Кудрявцев сообщил, что команда ФСБ отравила оппозиционного политика и впоследствии пыталась замести следы, удалив с одежды жертвы следы нервно-паралитического вещества.
  • В ходе последующих расследований команда Bellingcat установила значительную корреляцию между путешествиями членов этого отряда ФСБ и ранее не объясненными отравлениями или гибелью нескольких публичных лиц (в том числе двойным отравлением российского оппозиционного политика Владимира Кара-Мурзы, которое также едва не стало фатальным). Среди других вероятных целей — два кавказских правозащитника и антикоррупционный активист.
  • По мере роста числа расследованных отравлений, в каждом случае стало очевидно сотрудничество двух отделов ФСБ: сотрудников антиэкстремистского отдела Второй службы ФСБ, с одной стороны, и специалистов по химическому оружию с химическим или медицинским образованием из Института криминалистики ФСБ, с другой стороны. На начальном этапе сотрудники Второй службы следили за целью операции, а эксперты из Института криминалистики, как правило, присоединялись к ним на втором, решающем этапе каждой операции по отравлению. В обоих случаях в финальные, решающие поездки, в ходе которых происходило отравление жертвы, отправлялись члены обоих подразделений ФСБ.
  • Кроме того, в каждом случае, установленном Bellingcat, отравление имело место за пределами Москвы — как правило во время поездок жертв в провинциальные города. Неизвестно, объясняется ли этот почерк тем, что операции по отравлению предпочитали проводить в отдаленных местах (где проще получить доступ к личным вещам жертвы в гостинице, а квалифицированная медицинская помощь менее вероятна), или же ошибкой выборки, которая может объясняться тем, что мы находим первые признаки отравления, сравнивая данные путешествий.

Иллюстрация: Дмитрий Быков на фоне городского пейзажа Уфы (c): Bellingcat

Bellingcat и наши партнеры по расследованию обнаружили ряд путешествий самолетом и поездом, в которые отправлялись агенты этих двух подразделений ФСБ, и которые совпадали по времени и месту назначения с поездками Дмитрия Быкова, ведущего российского интеллектуала, который резко критикует президента России Владимира Путина. Поездки отряда отравителей имели место в период с мая 2018 г по апрель 2019 г и завершились перелетом в Новосибирск 12 апреля 2019 года. Сотрудники ФСБ оказались в Новосибирске всего за несколько часов до Быкова, который ездил с лекционным туром по городам Сибири. Двое членов отряда ФСБ (один — сотрудник Второй службы, другой — Института криминалистики) путешествовали под подставными документами и оставались в Новосибирске вместе с Быковым в течение 13 апреля 2019 года. На следующее утро они вылетели обратно в Москвы по билетам, которые заказали в последний момент.

На следующий день Дмитрий Быков вылетели в Екатеринбург, а на следующее утро в Уфу. В ходе перелета в Уфу ему стало плохо, у него началась безудержная рвота, а сразу после посадки он потерял сознание. В течение пяти дней он оставался в коме. Согласно первоначальному диагнозу, у него был отек головного мозга и критический уровень глюкозы в крови. Затем его подключили к аппарату искусственного дыхания и проводили симптоматичное лечение, а также вводили антибиотики широкого спектра против неизвестного источника «бактериального отравления».

В результате кампании его коллег по «Новой Газете», несмотря на первоначальную обструкцию со стороны властей, в итоге Быкова траспортировали в неврологический институт в Москве, где 20 апреля 2019 года он пришел в сознание. В течение следующей недели его состояние улучшилось, а 26 апреля он был выписан, хотя причина его внезапного неврологического кризиса осталась неизвестной. Поначалу врачи полагали, что он перенес инсульт, но впоследствии изменили диагноз на «энцефалопатию на фоне сахарного диабета». В документах, которые Быков получил, когда его выписали из больницы, его состояние объясняется неустановленным бактериальным пищевым отравлением. Быков рассказал, что врач-рениматор сказал ему, что доктора не могут установить источник отравления. Эксперты по химическому оружию, с которыми проконсультировалась команда Bellingcat, подтвердили, что острые медицинские симптомы Быкова можно разумно объяснить неврологическими последствиями отравления фосфорорганическим соединением.

Случай с предполагаемым отравлением Дмитрия Быкова поразительно напоминает отравление Алексея Навального, включая продолжительную слежку ФСБ, присутствие тех же офицеров ФСБ поблизости от жертвы незадолго до отравления, появление симптомов и кому во время полета, а также первоначальное противодействие властей, не дававших перевезти жертву в медицинское учреждение, более приспособленное для лечения.

Кто такой Дмитрий Быков?

Дмитрий Быков — известный российский писатель, поэт и журналист. Он известен как литературный критик, просветитель и сатирик. Быков регулярно публикует сатирические стихи (в том числе посредством собственного проекта «Гражданин поэт»), в которых содержатся остросоциальные комментарии о текущих событиях и о российском политическом режиме. Быков резко критикует российские власти и дважды отказывался от личных приглашений на встречу с Путиным в рамках регулярных встреч президента с представителями российской культурной элиты. Он также является активным активистом оппозиции, регулярно принимает участие в антиправительственных протестах и сам организует их. В 2012 году на праймериз Координационного совета оппозиции Быков стал вторым по числу набранных голосов после Алексея Навального. В 2013 году Быков, как сообщается, был целью операции по его политической дискредитации, которую заказал бизнесмен и близкий соратник Путина Евгений Пригожин, которого связывают с преследованиями оппозиционеров. Как сообщал бывший сотрудник Пригожина Андрей Михайлов, Пригожин считал Быкова «вторым по важности после Навального [среди российских оппозиционеров]».

Ранее Быков также выражал протест против аннексии Крыма и российской интервенции на востоке Украины, а также протестовал против тюремного заключения в России украинского кинорежиссера Олега Сенцова.

Несмотря на резкую критику Быковым Кремля и российского истеблишмента в целом, ни его коллеги, опрошенные Bellingcat, ни он сам не имели представления о том, какие именно действия или предполагаемая угроза могли мотивировать ФСБ следить за ним и, по-видимому, отравить его. В разговоре с Bellingcat и The Insider Дмитрий Быков высказал мнение, что «не факт, что мы когда-либо узнаем мотивы Кремля», и что, возможно, он «просто был следующим в списке».

Фанаты из ФСБ

Первое документальное свидетельство слежки за Быковым со стороны офицеров ФСБ из сводной команды отравителей относится к 20 мая 2018 года — немногим более, чем за год до предполагаемого отравления. В 9:35 утра в тот день Быков вылетел из Москвы в Уфу — столицу Республики Башкортостан в составе РФ. В этом городе он должен был прочитать детям и их родителям лекцию о важности Карлсона, который живет на крыше — своевольного персонажа детской книжки, который помогает полноценно воспитывать детей. Хотя цель этой поездки едва ли можно назвать антигосударственной или вообще политической, все равно тем же рейсом с Быковым в Уфу вылетели двое сотрудников отдела ФСБ по борьбе с экстремизмом. Это были Владимир Паняев (который путешествовал под настоящим именем) и Валерий Сухарев, который летел под подставными документами на имя Николая Горохова.

Реклама мероприятия с Дмитрием Быковым

Дмитрий Быков заказал билет в Уфу 12 мая 2018 года. Паняев и Сухарев заказали билеты 18 мая 2018 года. Поначалу они не стали заказывать обратные билеты. Согласно логам перелетов, они оба взяли обратные билеты чуть позже 18:00 по уфимскому времени — сразу после того, как должна была завершиться лекция Быкова про Карлсона. Они взяли обратные билеты на полдень следующего дня, а Быков вылетел обратно в 23:00 тем же вечером.

Данные о заказах билетов на Владимира Паняева и «Николая Горохова» в мае 2018 года

Цель этой слежки неясна. Как и в других случаях отравлений, расследованных Bellingcat, в эту первую поездку отправились только члены «антиэкстремистского» подразделения ФСБ, а эксперты по химическому оружию не принимали в ней участия.

Примерно тогда, по словам жены Быкова Екатерины Кевхишвили, она стала замечать первые признаки слежки. Она вспоминает, как в мае 2018 года неоднократно видела в доме напротив человека, который смотрел на их квартиру в бинокль. Она рассказывает, что несколько раз махала ему после того, как замечала, и каждый раз он спешно прятался из виду.

После перерыва примерно в шесть месяцев, в течение которых эти двое офицеров ФСБ не выезжали из Москвы, 15 ноября 2018 года они заказали билеты на рейс в Ростов на 17 ноября 2018 года. Первым, в 14:34, билет заказал Паняев; час спустя, в 15:39, это сделал и его старший коллега Сухарев (под именем «Горохова»). Однако, судя по всему, он купил билет не на тот рейс: две минуты спустя он отменил этот заказ и купил новый билет, на тот же рейс, что и Паняев.

Данные о заказах билетов на Владимира Паняева и «Николая Горохова» в ноябре 2018 года

14 ноября 2018 года, всего за день до того, как ФСБшники взяли свои билеты, Дмитрий Быков заказал билет в тот же пункт назначения и на тот же день (17 ноября 2018 года). Однако он летел в Ростов из Санкт-Петербурга, поскольку на 16 ноября у него был запланирован визит в последний. Он приземлился в Ростове всего за полтора с небольшим часа до следовавших за ним ФСБшников.

Время прибытия рейсов в Ростов-на-Дону 18 ноября 2018 года

Как и ранее в Уфе, в Ростове у Быкова был запланирован вечер литературных чтений и рассуждений о русских классиках без упоминания политики. В 16:34 двое офицеров ФСБ заказали обратные билеты в Москву и на следующий день вылетели обратно в 12:55 дня. Быков вылетел в Москву девять часов спустя, в 22:00 18 ноября.

Далее Быков, по-видимому, провел еще шесть месяцев без слежки со стороны (известных нам) сотрудников ФСБ. Затем он запланировал еще одну поездку в Ростов, на этот раз на 7 апреля 2019 года. На этот раз Быков должен был прочитать две лекции: об эстетике вселенной Гарри Поттера и об истории советских и российских политических анекдотов. Он заказал билет из Москвы в Ростов на 17:45 6 апреля, а обратный билет на 19:45 8 апреля 2019 года.

Екатерина Кевхишвили рассказывает, что в ночь с 4 на 5 апреля получила одновременные предупреждения ото всех своих мессенджеров, что кто-то пытается выполнить вход. Она вспоминает, что злоумышленникам удалось получить доступ к ее аккаунту в Телеграме.

Позднее в тот же день, 5 апреля, двое уже знакомых нам сотрудников Второй службы ФСБ заказали билеты в Ростов на следующий день. Они приземлились в Ростове в 17:30, роно за два часа до прилета Быкова. Паняев и Сухарев (под псевдонимом «Горохов») не стали тогда брать обратных билетов. Однако, судя по данным о заказах билетов, поздно ночью (в час ночи 7 апреля) они взяли билеты обратно в Москву на 11:50 тем же утром. Таким образом, офицеры ФСБ улетели из Ростова, не оставшись на выступление Быкова, которое состоялось днем того же числа.

От Сочи до Сибири

Три дня спустя маршруты до того неразлучных попутчиков разошлись. Утром 11 апреля 2019 года Сухарев, вновь путешествуя по подложным документам, вылетел в Сочи по билету в один конец и оставался там следующие пять дней.

В тот вечер Быков провел свое регулярное ток-шоу на радиостанции «Эхо Москвы». Он рассказывал о своей ростовской лекции о политических анекдотах и о своих планах расширить эту тему на своей предстоящей лекции в Сибири. Он говорил о том, почему Владимир Путин, чья «власть воспринимается принципиально как чужая, инопланетная», редко становится героем политических анекдотов. Он также, по своему обыкновению, критиковал отсутствие верховенства права в совремменной России.

На следующий день, 12 апреля, двое офицеров ФСБ (ранее путешествовавший вместе с Сухаревым Владимир Паняев из антиэкстремистского подразделения и медик из Института криминалистики Иван Осипов) взяли билеты на один и тот же рейс в Новосибирск, который вылетал тем же вечером в 20:30. К тому времени они должны были знать, что Быков планировал позже тем же вечером вылететь в Новосибирск — первый из трех городов, которые он намеревался посетить в рамках своего лекционного турне по Сибири.

Следует отметить, что в эту поездку оба офицера ФСБ отправились под псевдонимами — «Владимир Алексеев» и «Иван Спиридонов» соответственно. Это была первая поездка в рамках слежки за Дмитрием Быковым, в которую Паняев отправился по подложным документам (ранее он использовал их в 2017 году, следуя за Алексеем Навальным).

Рейс Аэрофлота SU1548 прибыл в Новосибирск в 4:40 следующего утра. Быков прилетел четыре с половиной часа спустя, в 9:05.

Время прибытия рейсов в Новосибирск 13 апреля 2019 г

Новосибирск

Прибыв в Новосибирск, Дмитрий Быков и Екатерина Кевхишвили отправились в город и заселились в гостиницу «Домина». Около 13:00 они вышли из номера и пошли в кинотеатр и культурный центр «Победа» в 10 минутах ходьбы от гостиницы. В тот день Быков должен был выступить почетным чтецом проходившего в культурном центре «Тотального диктанта» — ежегодного конкурса правописания, где журналисты и писатели читают длинные литературные тексты, а участники проверяют себя в орфографии.

Дмитрий Быков на сцене в Новосибирске. Фотография предоставлена команде Bellingcat

Всего «Тотальный диктант» занимает около часа чтения и обычно в сумме длится около двух часов. Это мероприятие транслировалось онлайн, что позволило пользователям следить за чтением удаленно. Поэтому с самого начала было понятно, что Быков (и его жена, которая сопровождала его на всех мероприятиях) не вернутся в гостиницу по крайней мере в течение мероприятия. На самом деле пара вернулась в номер только после 18:00. Они также еще раз вышли из номера тем же вечером в 22:00 и вернулись вскоре после полуночи.

Дмитрий Быков на мероприятии в Новосибирске. Фотография предоставлена команде Bellingcat

Сразу после полуночи по местному времени Паняев и Осипов одновременно заказали билеты на рейс из Новосибирска в Москву на следующее утро на 10:05 по местному времени.

Информация о билетах Владимира Паняева и Ивана Осипова на 13 апреля 2019 года

 

Еще одна операция?

Гостиница «Домина» в Новосибирске входит в состав итальянской сети гостиниц. 13 августа 2020 года Мария Певчих, глава отдела расследований Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, прибыла в Новосибирск и направилась в гостиницу «Домина», где у нее был заказан номер. Певчих прилетела туда за день до Навального и заметила, что по дороге из аэропорта за ней следили. Несмотря на маневры в попытке оторваться от преследователей, она заметила их в гостинице, когда прибыла туда.

По словам самой Певчих, во время регистрации в гостинице ей задавали необычные и неуместные вопросы, например о роде занятий. Когда она заселилась, она обнаружена, что у ее гостиничного номера общий балкон с другим номером, и попросила перевести ее в другой номер из соображений безопасности. Гостиница отказала ей в этом запросе, хотя, проверив по booking.com, Мария установила, что гостиница была полупуста. Затем Певчих покинула гостиницу, не заселившись и не сообщив об этом персоналу.

Позже тем же вечером телефон одного из членов «отряда отравителей» ФСБ Алексея Александрова подключился совсем рядом с гостиницей «Домина». Непонятно, было ли это из-за того, что Александров останавливался в той же гостинице или поблизости, или же он пытался следить за Марией Певчих.

Bellingcat и The Insider обратились к администрации гостиницы, спросив о наличии и состоянии камер наблюдения на момент пребывания Быкова в гостинице «Домина». На момент публикации администрация не ответила на наши запросы.

На следующий день, 14 апреля, Дмитрий и Екатерина провели большую часть времени вне гостиницы. Утром 15 апреля они вылетели далее в Екатеринбург, а после того, как Быков днем прочитал лекцию в этом уральском городе, они стали готовиться к последнему участку маршрута — перелету в Уфу на следующее утро.

Маршруты Быкова и членов отряда ФСБ

Предполагаемое отравление 

16 апреля Дмитрий и Екатерина проснулись около 8:30 утра. Они позавтракали вместе с оппозиционным активистом Евгением Ройзманом, а сразу после 10:00 выехали на такси в аэропорт. Они прибыли туда в 10:25 утра, за час до вылета. В аэропорту Дмитрий ничего не ел и не пил. После прохождения процедур безопасности он немедленно направился в зал отправлений. По дороге к гейту, немногим ранее 11:00, через два с половиной часа после того, как Быков проснулся и надел новую одежду, он почувствовал тошноту.

Несмотря на эти ранние симптомы, Быков все же сел на самолет. Когда самолет набирал высоту, его начало рвать, его дыхание стало тяжелее, а на коже выступили крупные капли пота. По собственным воспоминаниям Быкова, которые подтверждает Екатерина, его мозг «то включался, то выключался» — он периодически закрывал глаза и опускал голову, однако полностью не терял сознание и продолжал реагировать на ее речь. Через какое-то время он лег на пол в проходе, пояснив, что так ему легче. Стоит отметить, что это похоже на реакцию, которая, по словам Алексея Навального, была у него в самолете из Томска в Москву 20 августа следующего года после отравления нервно-паралитическим веществом «Новичок». Как и Навальный, Быков говорит, что не помнит ничего с момента, как лег на пол в самолете, и, как и он, после этого он еще некоторое время не терял сознание. В отличие от Навального, который к этому моменту стал бредить, Быков сохранял некоторую ясность ума до самой посадки самолета, и даже пошутил, пригласив сотрудников «скорой помощи» на его лекцию, которая должна была состояться тем вечером.

После того, как самолет UTAir со все более слабевшим Быковым приземлился в Уфе, Сухарев, согласно записям о перелетах, прибыл в аэропорт Сочи и купил билет на рейс, который должен был вот-вот вылететь в Москву.

После посадки Быков не мог сам стоять на ногах, и медики унесли его в машину «скорой помощи». По дороге в больницу в Уфе ему стало очень жарко и с него сняли футболку. Именно во время поездки на «скорой» Быков утратил способность говорить. По описанию его жены, у него выходили только бессвязные звуки. В то же время он сохранял способность понимать чужую речь.

По воспоминанию самого Быкова, его субъективные ощущения от того, что с ним происходило, как он считает, после отравления, очень напоминали то, что описывал Навальный после выхода из комы, вызванной «Новичком».
Однако субъективный опыт оказался не единственным сходным элементом в обоих этих случаях.

Битва за Быкова

По словам Дмитрия Муратова, главного редактора оппозицонной «Новой газеты», как только коллеги Быкова из газеты узнали о случившемся, они выложили все суммы медицинского здравоохранения и оплатили медицинский самолет с двумя экстренными медицинскими техниками, который должен был вылететь в Уфу 18 апреля 2019 года. План был в том, чтобы перевезти Быкова в специализированную неврологическую клинику в институте Бурденко в Москве. Однако, как рассказал нам Муратов, за час до того, как эвакуационный самолет прилетел в Уфу, его пилот получил через авиадиспетчеров инструкцию от Министерства здравоохранения РФ «развернуть самолет и возвращаться в Москву». Пилот сообщил Муратову, что если он не получит противоположных указаний, то через 10 минут ему придется подчиниться и развернуть самолет.

Тогда Муратов и его коллеги начали лихорадочно названивать разным людям, в том числе высокопоставленным кремлевским чиновникам. Муратов говорит, что до сих пор не знает, какой именно звонок дал результат, однако в итоге кто-то все же дал указание пилоту продолжить полет в Уфу и забрать пациента.

Flight Radar 24 отслеживает полет медицинского самолета в Уфу

В тогдашних сообщениях в СМИ говорилось, что представители Минздрава не хотят разрешать перевозку Быкова в Москву из-за его «тяжелого состояния». К счастью, после общественного давления со стороны коллег Быкова медицинские техники из Бурденко смогли получить недвусмысленное разрешение лично от министра здравоохранения Вероники Скворцовой на госпитализацию Быкова в этой ведущей неврологической клинике.

Неправильный диагноз

Врачи, которым Bellingcat и the Insider показали эпикриз Быкова (с его разрешения), подтвердили, что симптомы, которые он испытывал, имели значительное пересечение с симптомами Алексея Навального, о которых в основном известно из подробного материала в журнале Lancet. Среди них — гипергидроз (обильное потоотделение) и номокардия с гиповолемией, т.е. резкое сокращение объема циркуляции крови на фоне сохранения ритма сердца (пульс Быкова был чаще, чем у Навального, но 60-65 ударов в минуту — это все равно медленнее, чем можно было бы ожидать в условиях гиповолемии).

Врачи, пожелавшие сохранить инкогнито, также сказали, что гликемический профиль Быкова демонстрирует отклонения, сходные с таковыми у Навального, в том числе рост уровня глюкозы, кетоны в моче, слегка повышенная амилаза крови и сильное сокращение зрачков. Однако на тот момент экстренные медицинские техники списали эти изменения на побочный эффект барбитуратов, введенных пациенту во время двухдневного пребывания в больнице в Уфе, а также на последствия предполагаемого, но не конкретизированного «бактериального пищевого отравления».

Выдержка из эпикриза Быкова из клиники Бурденко, где врачи предполагают «бактериальное пищевое отравление неуточненное» как основную причину его комы

Врачи, которые лечили Быкова, так и не установили причину отравления, поэтому проводили чисто симптомное лечение. В качестве меры предосторожности против возможной (но не уточненной) бактериальной инфекции Быкову ввели антибиотики широкого спектра. Проведя несколько дней в Коме, Быков вернулся в сознание, но оставался в дезориентированном состоянии — как и Навальный в течение нескольких дней после того, как пришел в себя.

В апреле 2019 года врачи, лечившие Быкова в институте Бурденко, не смогли придти к консенсусу по поводу диагноза. Гипотезу отравления фосфорорганическими веществами оказалось невозможно поверить, так как у Быкова после госпитализации в Уфе не изменяли уровень холинестеразы, а анализ в Москве несколько дней спустя показал нормальный показатель. В отсутствие результатов ранних всеобъемлющих тестов и большего понимания контекста, врачи института Бутенко решили списать инцидент на неуточненное пищевое отравление, сопровождающееся острым кетоацидозом, который связали с его латентным диабетом. В то же время, как соглашаются доктора, эндогенная причина кетоацидоза вызвала бы гораздо более продолжительное воздействие на организм — однако Быкову, как и Навальному, удалось избавиться от тяжелых симптомов за сравнительно короткий промежуток времени, что говорит об экзогенной (т.е. внешней) природе кризиса.

Кто такие Иван Осипов, Валерий Сухарев и Владимир Паняев?

Все три офицера ФСБ, которые следовали за Быковым, также следовали и за Навальным до его отравления в 2020 году. Двое из них, Паняев и Осипов, следовали и за Быковым перед предполагаемым отравлением в апреле 2019 года, и за Навальным перед его отравлением в августе 2020 года.

Иван Осипов — отмеченный наградами офицер ФСБ, который, судя по его попутчикам и телефонным переговорам, тесно связан с Институтом криминалистики ФСБ. Анализ его телефонных разговоров в течение двух месяцев до и после отравления Навального в 2020 году показывает, что более 70% телефонных звонков были другим офицерам из Института криминалистики, а еще 20% — разговоры с сотрудниками антиэкстремистского подразделения Второй службы ФСБ. Он также общался с учеными из НИИ «Сигнал», который связывают с разработкой нервно-паралитических веществ.

Судя по данным из открытых источников, в том числе по ныне не активному профилю в Одноклассниках, Осипов закончил Московский психолого-педагогический университет, однако в различных приложениях-телефонных справочниках его номер отмечен как «врач Иван».

Его имя включено в список от 2008 года, где указаны москвичи, которым положены государственные льготы и пособия (чаще всего ввиду статуса ветерана или наличия военных наград). Судя по его истории поездок, в период с 2008 по 2015 гг его основным местом назначения был Кавказ: он десятки раз бывал в Чечне, Дагестане, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и других соседних регионах. Во многих из этих поездок Осипова сопровождали члены в/ч 36931 ФСБ — антитеррористического подразделения Второй службы. В более недавних поездках с ним, как правило, ездили сотрудники Института криминалистики, в частности Александров, Таякин и Кудрявцев (все связаны с отравлением Навального), а также члены антиэкстремистского подразделения Второй службы ФСБ, например Сухарев и Кривощеков (также связаны с отравлением Навального).

Владимир Паняев — член антиэкстремистского подразделения Второй службы ФСБ. Метаданные одного из его телефонных номеров указывают, что его основное место работы — бульвар Вернадского, 12, где находятся штаб-квартиры антитеррористического и антиэкстремистского подразделений ФСБ. В августе 2020 г Паняев вместе с Иваном Осиповым и Алексеем Александровым из Института криминалистики ФСБ последовали за Алексеем Навальным в Новосибирск и Томск. В этот период Паняев постоянно поддерживал связь с важнейшими сотрудниками Института криминалистики ФСБ, в том числе с генералом Богдановым, Макшаковым, Александровым, Осиповым и Таякиным.

Валерий Сухарев — офицер ФСБ, 1956 года рождения. Судя по анализу его путешествий и переговоров, он, по-видимому, являлся старшим офицером ФСБ из числа причастных к серии отравлений оппозиционеров. В 2015 году Сухарев следил за Кара-Мурзой и последовал за ним в Казань всего за два дня до его первого отравления в мае 2015 года.

Под подставными документами на имя Николая Горохова (1955 года рождения) он следовал за Алексеем Навальным во время его поездок в рамках президентской кампании 2017 года. Всего он ездил за лидером оппозиции в 18 поездках по России. Под теми же подставными документами он следовал и за Дмитрием Быковым в 2018 и 2019 гг.

В течение нескольких дней, предшествовавших отравлению Навального в 2020 г, а также в день отравления Сухарев сделал десятки звонков различным офицерам ФСБ, связанным с этой операцией, в том числе генералу Владимиру Богданову из Научно-технической службы ФСБ, Станиславу Макшакову (заместителю руководителя Института криминалистики), а также троим оперативникам, которые летали за Навальным в Новосибирск и Томск. Однако он делал и другие звонки сотрудникам Второй службы ФСБ (и путешествовал с ними одними и теми же рейсами), что говорит о том, что он принадлежит к тому же подразделению ФСБ и просто координирует конкретные операции по отравлению с членами отряда отравителей из Института криминалистики.

Как и Осипов, Сухарев входил в список получателей государственных льгот и пособий в базе данных москвичей от 2008 года, которую изучила команда Bellingcat.

Bellingcat и The Insider попытались связаться с тремя оперативниками по номерам, которыми те пользовались во время операции по отравлению Навального в 2020 году. Ни по одному из трех номеров нам не ответили. Bellingcat также направили им вопросы через мессенджер Telegram, но на момент публикации ответов не получили.

 

Новые данные о почерке отравителей из ФСБ

Расследование предполагаемого отравления Дмитрия Быкова позволяет узнать еще больше о почерке команды отравителей ФСБ. Как и в ходе предыдущих миссий, сборная команда отравителей состояла из оперативников из двух разных подразделений ФСБ: антиэкстремистского подразделения Второй службы ФСБ и Института криминалистики, который входит в состав Научно-технической службы ФСБ. В этих сборных командах Вторая служба, по-видимому, играет ведущую роль: ее сотрудники следят за целью в течение некоторого времени до того, как к операции подключаются эксперты по отравлениям из Института криминалистики.

Также стала ясна важность роли Валерия Сухарева в операциях по отравлению (после того, как команде Bellingcat удалось установить его подставную личность). Впервые мы обнаружили наличие в составе команды некоего «Горохова» после того, как оказалось, что этот человек заказывал билеты ровно в то же время, что и Паняев, когда тот следовал за Быковым. Сначала команда Bellingcat подтвердила, что реального человека с таким именем и датой рождения не существует. Сравнение перелетов «Горохова» и других известных сотрудников ФСБ на временной оси дает точное совпадение с реальной личностью Сухарева (т.е. «Горохов» летал только туда, куда ранее летал Сухарев, и ни один из их перелетов не совпадает по времени). Наконец, получив логи звонков Валерия Сухарева за конкретный месяц, мы сравнили время звонков с историей перелетов «Горохова» за этот месяц и установили, что этот телефон никогда не использовался, пока «Горохов» летел в самолете.

Установив, что «Горохов» — это Сухарев, мы сопоставили поездки под этими двумя документами с поездками Алексея Навального и установили, что Сухарев следовал за Навальным чаще, чем любой другой член отряда отравителей — всего в 18 пунктов назначения. Важность его роли в операции 2020 года (в течение которой он, по-видимому, никуда не ездил) подтверждается тем, что в течение недели сибирской поездки Навального Сухарев более 50 раз созванивался со всеми сотрудниками, причастными к операции, в том числе с заместителем руководителя Института криминалистики полковником Макшаковым и главой Научно-технической службы генералом Богдановым.

Еще один наблюдаемый элемент операций, который требует дополнительного расследования — роль Сочи как важного параллельного пункта назначения в ходе многих операций по отравлению. Судя по данным перелетов, в ходе финальной фазы некоторых из операций по отравлению отдельная команда из состава отряда отравителей, которая не участвует в слежке за жертвой, вместо этого летит в Сочи, иногда оставаясь там всего несколько часов. Роль этой локации, будь то логистический или координационный центр, пока не ясна.

Расследование предполагаемого отравления Быкова также заставляет вновь задуматься о методе доставки и нанесения яда. Если вещество, которое вызвало отравление Быкова, было фосфорорганическим и нервно-паралитическим, то его должны были применить примерно таким же образом, как и в ходе ранее известных инцидентов с преднамеренным отравлением. Согласно британским и болгарским правоохранительным органам, в случаях с Гебревым и Скрипалем (которых, вероятно, отравили офицеры ГРУ) применялся один и тот же метод нанесения: распыление или намазывание вещества на ручки дверей или машин, что обеспечивало передачу через контакт с кожей.

В случае с отравлением Навального, которое было связано с той же командой ФСБ, яд, по всей вероятности, нанесли из пульверизатора или намазали на его нижнее белье (менее вероятный сценарий — заражение пищи или напитка). Если тот же метод нанесения (и класс нервно-паралитического вещества) применялся той же командой во время отравления Быкова годом ранее, то отряду ФСБ пришлось бы получить доступ к нижнему белью жертвы (трусам или футболке), когда Быков отсутствовал в номере днем или вечером 13 апреля 2019 года. В этом случае он впервые контактировал бы с нервно-паралитическим веществом утром 16 апреля 2019 года, когда надел отравленное нижнее белье. Два эксперта по химическому оружию, с которыми проконсультировалась команда Bellingcat, подтвердили, что при нанесении на одежду вещество класса «Новичок» может оставаться активным при минимальном улетучивании и разложении по крайней мере в течение нескольких дней, особенно если он был типа А-262 и применялся нанокапсульный метод (хотя это не является необходимым). Если этот подход действительно применялся для отравления Быкова, то между контактом с отравленным предметом одежды и первыми симптомами прошло примерно то же время, что и между тем, как Навальный надел свое нижнее белье и как у него появились симптомы отравления — то есть около двух с половиной часов.

Это расследование было проведено совместно с The Insider и Der Spiegel.

Основными исследователями со стороны Bellingcat выступили Христо Грозев и Йордан Цалов.