Перед предполагаемыми отравлениями за Владимиром Кара-Мурзой следили члены отряда ФСБ

Язык:
  • В нашем расследовании в декабре 2020 года мы установили, что в Институте криминалистики ФСБ существует специальный отряд, в котором служат специалисты в области медицины и химического оружия. Они годами следовали по пятам за Алексеем Навальным и находились рядом с ним незадолго до того, как он был отравлен токсичным веществом семейства «Новичок». Многие сотрудники этого отряда регулярно общались с научным центром «Сигнал», который, согласно другому совместному расследованию, связан с российской программой химического оружия.
  • В дальнейшем мы показали, что один из специалистов по химическому оружию (Константин Кудрявцев) ненамеренно сознался в отравлении Навального. Его направили в Омск, чтобы избавиться от возможных следов отравляющего вещества на личных вещах Алексея Навального.
  • В третьем расследовании из этой серии мы установили трех жертв (журналиста, активиста за права этнического меньшинства и борца с коррупцией), которые погибли при подозрительных обстоятельствах в период с 2014 по 2019 гг. Во всех трех случаях мы отследили членов «отряда отравителей» ФСБ, которые находились рядом с этими людьми в период, предшествовавший их смерти. В том же материале мы также установили причастность Управления по защите конституционного строя ФСБ к подготовке и осуществлению отравлений.


В нашем новом материале, подготовленном совместно с российским изданием The Insider и немецким Der Spiegel, мы расследуем возможную роль этих двух подразделений ФСБ в двух отравлениях российского политика и оппозиционного активиста Владимира Кара-Мурзы, которые чуть не закончились плачевно.

Владимир Кара-Мурза прибывает на интервью в офис агентства «Рейтер» в Вашингтоне, округ Колумбия, США, 13 марта 2017 г. Фото: Reuters/Aaron P. Bernstein

В мае 2015 года и в феврале 2017 года Владимир Кара-Мурза, известный российский политик, режиссер и активный критик президента России Владимира Путина, перенес два похожих медицинских инцидента, едва не ставших смертельными. В обоих случаях он надолго впадал в кому, а его функции жизнедеятельности резко нарушались. Несмотря на подозрение Кара-Мурзы, что он был отравлен в отместку за его политическую деятельность, российские власти не открыли уголовное производство ни по одному из двух случаев. Два российских больничных отчета и три анализа в иностранных лабораториях показали, что причиной инцидентов стало отравление неустановленным веществом. Однако конкретная природа и источник этих веществ остались тайной.

Теперь, проведя анализ записей о поездках известных членов отряда отравителей и Института криминалистика ФСБ, причастных к отравлению Алексея Навального и троих других российских активистов, мы установили, что этот отряд также систематически следил за Кара-Мурзой перед обоими медицинскими инцидентами. Важно, что члены отряда ФСБ следовали за Кара-Мурзой в ходе кампании за пределами Москвы. Эта поездка завершилась менее, чем за 48 часов до его первого отравления. Затем отряд ФСБ продолжал следовать за Кара-Мурзой в течение примерно пяти месяцев после того, как он вернулся с лечения в США. Та же команда продолжала следить за ним перед вторым отравлением 1 февраля 2017 г.

Количество совпадающих поездок (семь пунктов назначения и четырнадцать рейсов) делает случайное совпадение статистически невероятным. Публичная деятельность Кара-Мурзы, а также характер систематической слежки за ним также поразительно напоминают другие известные операции этого отряда ФСБ.

Одна важная деталь этого расследования состоит в том, что по крайней мере в одной поездке (всего за два месяца до первого отравления Кара-Мурзы в мае 2015 года) членов отряда отравителей ФСБ сопровождал высокопоставленный сотрудник «2-й службы» ФСБ, более известной как Управление по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Этот сотрудник, Роман Мезенцев, ранее путешествовал по совместно купленным билетам с высокопоставленными кремлевскими чиновниками, в том числе с Владиславом Сурковым — бывшим советником Путина, которого прозвали «серый кардинал» за его влияние за кулисами политики Кремля.

Еще один вывод из этого расследования, который может оказаться важным, состоит в том, что наиболее ранний случай слежки отравителей из ФСБ за Кара-Мурзой имел место за несколько дней до убийства Бориса Немцова на мосту у Красной площади в Москве. Это совпадение по времени, а также сходные риски для обоих политических активистов (оба были активными критиками президента, сооснователями инициативы по объединению оппозиции и лоббистами «закона Магнитского») вызывают вопросы об осведомленности или причастности российских спецслужб к убийству Немцова. Он был убит из огнестрельного оружия, однако ранее мы установили причастность ФСБ к убийству Зелимхана Хангошвили, который был застрелен в Берлине в августе 2019 года.

Кто такой Владимир Кара-Мурза?

Владимир Кара-Мурза — один из наиболее видных деятелей российской оппозиции. Он начал свою политическую карьеру в 16 лет, а к 18 годам уже был помощником депутата Государственной Думы Бориса Немцова, с которым он сотрудничал до самого убийства Немцова в 2015 году.

Кара-Мурза сыграл важнейшую роль в лоббировании и принятии «закона Магнитского», который позволяет правительству США замораживать активы чиновников из России и других стран, которые считаются виновными в нарушении прав человека. Это вызывало недовольство российских властей. С 2004 по 2012 годы Кара-Мурза работал главой вашингтонского бюро российского независимого телеканала RTVI.

Лидер российской оппозиции Борис Немцов и Владимир Кара-Мурза обсуждают «закон Магнитского» на встрече с американским сенатором Джоном Маккейном в Вашингтоне, округ Колумбия, 15 ноября 2010 г. Маккейн стал соавтором «закона Магнитского», внесенного в Сенат в мае 2011 года. Фото предоставлено Владимиром Кара-Мурзой

После того, как в 2012 году телеканал сменил владельца, Кара-Мурза стал старшим политическим советником Института современной России в Нью-Йорке, а в 2014 году принял предложение стать национальным координатором «Открытой России» — политического движения, основанного бывшим олигархом Михаилом Ходорковским. На этой должности он попеременно бывал то в России, то в США, где живут его жена и трое детей.

Отравление в 2015 году

В начале 2015 г Кара-Мурза ездил по разным регионам России в рамках работы в движении «Открытая Россия». 22 мая 2015 года он вылетел в Казань, где должен был прочитать публичную лекцию, организованную движением. Он вернулся в Москву 24 мая 2015 г. Следующий день был небогат на события — Кара-Мурза провел несколько рабочих встреч с другими политиками, а поздно вечером поужинал с отцом в ресторане.

Показания, которые Кара-Мурза дал российским следственным органам, и которыми он поделился с нами, а также его собственные воспоминания, позволяют детально описать события во время и после его отравления. На следующий день, 26 мая, он обошелся без завтрака и отправился прямиком в ресторан «Бобры и Утки» на бизнес-ланч с коллегой из оппозиционной партии «Парнас». Он взял еды с буфетного стола и заказал клюквенный сок. В тот день Кара-Мурза больше ничего не ел.

Из ресторана он сразу пошел на встречу в российском государственном новостном агентстве «РИА Новости». Встреча с руководителем одного из подразделений «РИА Новости» Олегом Ефрошиным и коллегой Кара-Мурзы по «Открытой России» Михаилом Яструбицким началась в 14:30. Примерно через час после начала встречи Кара-Мурза внезапно стал испытывать затруднение дыхания, обильное потоотделение, крайне низкое кровяное давление и резкое учащение пульса, за которыми последовали неудержимые приступы рвоты.

«Всего за несколько минут я внезапно заболел», — вспоминает он. «Я ощущал свой пульс, мне было трудно дышать, я потел и меня тошнило. Я пошел в туалет, затем вернулся на встречу, держась за стену. Мои коллеги положили меня на диван и вызвали скорую. Буквально за 10-15 минут я превратился из полностью здорового человека в полупокойника».

Один из свидетелей, Яструбицкий, впоследствии рассказал СМИ, что Кара-Мурза был «весь какой-то обмякший и говорил очень медленно. Двигать руками и ногами он фактически уже не мог. Глаза то и дело закрывались, и нам приходилось постоянно с ним разговаривать, чтобы он не потерял сознание».

Кара-Мурза потерял сознание в конференц-зале. 45 минут спустя скорая забрала его в больницу имени Давыдовского. Сначала у него диагностировали сердечную недостаточность и без сознания перевезли в специальную сердечно-сосудистую клинику для неотложной кардиохирургии. Однако врачи в клинике пришли к другому выводу: причиной состояния Кара-Мурзы была на сердечная недостаточность, а острое отравление неизвестным веществом. После постановки этого нового диагноза его снова перевели, на этот раз в палату интенсивной терапии в больнице имени Пирогова, которая пользуется хорошей репутацией.

Кара-Мурза с семьей вскоре после того, как в июле 2015 года его перевезли в США для реабилитации. Фото предоставлено Владимиром Кара-Мурзой

Вскоре после этого у Кара-Мурзы отказали несколько органов, и он впал в кому. В официальном объяснении представители больницы заявили, что отравление было вызвано циталопрамом — антидепрессантом, который принимал Кара-Мурза. Судя по всему, при этом они проигнорировали то, что он принимал одну и ту же дозу этого препарата годами безо всяких проблем.

Из-за риска отказа органов Владимира Кара-Мурзу подключили к системе поддержания жизнедеятельности. Он оставался в коме до 2 июня. Когда 29 мая жена Кара-Мурзы Евгения прибыла в Москву, врачи сказали ей, что шансы ее мужа на выживание составляют около пяти процентов. Дальше события приняли неожиданный поворот, похожий на то, что последовало за отравлением Навального в 2020 году. Главный врач Первой градской больницы Алексей Свет заявил, что пациент «нетранспортабелен», и поэтому его нельзя перевезти в Германию на лечение.

Тем не менее, в день прибытия Евгении в Москву образцы крови, мочи и волос Кара-Мурзы были отправлены на токсикологический анализ в французскую лабораторию. Эта лаборатория выяснила, что никакой передозировки циталопрамом не было, однако концентрация марганца в крови Кара-Мурзы в 100 раз превышала допустимую. Содержание цинка и меди также было значительно выше нормального, тогда как содержание железа было ниже нормы.

Состояние Кара-Мурзы постепенно улучшалось, и месяц спустя, 4 июля 2015 года, его выписали из больницы имени Пирогова. Он по-прежнему практически не мог передвигаться. Его немедленно вывезли на санитарном самолете в США, чтобы продолжить там лечение и восстановление.

В декабре 2015 года Кара-Мурза подал в российские следственные органы заявление о преступлении, в котором сообщил, что подозревает, что был отравлен из-за его оппозиционной политической деятельности. Его один раз допросили, однако власти так и не уведомили его, было ли возбуждено уголовное дело по факту отравления.

Слежка «отряда отравителей» в 2015 году

В ходе наших предыдущих расследований отравлений, за которыми могли стоять сотрудники Института криминалистики ФСБ, жертвы обычно находились за пределами Москвы. С одной стороны, легче установить связь ранее необъясненного отравления с присутствием отряда отравителей ФСБ вдали от мест их постоянного проживания и работы. С другой стороны, случаи Алексея Навального и Никиты Исаева могут указывать на то, что отряд предпочитает проводить операции, пока жертва путешествует по российским регионам. Если это так, то причиной этого может быть как надежда на низкое качество экстренных медицинских услуг в этих регионах, так и сравнительная легкость, с которой можно проникнуть в гостиничный номер жертвы, или даже ожидание, что жертвы будут находиться в долгих поездках, во время которых оказание медицинской помощи затруднено.

В результате расследование отравлений, которые имели место в Москве, представляет собой уникальную проблему — в особенности если они происходили несколько лет назад, и геолокационные данные больше не доступны источникам, имеющим доступ к логам российских мобильных операторов, которые храняет метаданные не более трех лет. Однако то, что отряд ФСБ предпочитает проводить операции по отравлению за пределами Москвы, все равно может помочь установить их вероятную причастность и к «московским» операциям. Из данных относительно случаев Навального и Исаева можно логически заключить, что отряд, как правило, следит за целью политического убийства в течение не менее нескольких месяцев перед отравлением.

Вооружившись этой гипотезой, мы проанализировали поездки Владимира Кара-Мурзы в течение 12 месяцев до его отравления в 2015 году и сопоставили их с поездками известных сотрудников Института криминалистики, а также сотрудников 2-й службы ФСБ (по защите конституционного строя), которые ранее путешествовали по билетам, купленным совместно с членами «отряда отравителей».

Мы установили, что в течение трех месяцев до необъясненного отравления агенты ФСБ следовали за Кара-Мурзой в ходе по крайней мере четырех поездок за пределами Москвы. Это были поездки в Томск, Санкт-Петербург, Калининград и Казань. Важно, что поездка в Казань имела место с 22 по 24 мая 2015 года — Кара-Мурза и его попутчики из ФСБ вернулись в Москву менее чем за 48 часов до того, как он испытал симптомы отравления.

Все эти поездки объединяет имя Александра Самофала — офицера ФСБ, который часто путешествовал совместно с членами отряда отравителей. У этого человека очень мало следов в Сети. В слитой базе данных водительских прав от 2006 года его адрес указан как «войсковая часть 2567», что соответствует Академии погранслужбы ФСБ в подмосковном Голицыно.

Судя по кругу общения, который можно установить из телефонных звонков Самофала, можно с уверенностью заключить, что по окончании Академии Самофал вступил во 2-ю службу ФСБ (по защите конституционного строя) и периодически работал с членами «отряда отравителей». Как мы установили в одном из наших предыдущих расследований, в 2019 году Самофал путешествовал вместе с врачом Алексеем Александровым из «отряда отравителей», следуя за антикоррупционным активистом Никитой Исаевым незадолго до того, как он умер в поезде Тамбов-Москва. По крайней мере в двух поездках, где Самофал следил за Кара-Мурзой, с ним был специалист по химическому оружию Александр Кудрявцев, который в декабре 2020 года в разговоре с Алексеем Навальным признался, что отвечал за уничтожение улик в деле об отравлении Навального.

Судя по имеющимся данным о путешествиях и известным нам именам сотрудников ФСБ, первой поездкой, когда за Кара-Мурзой следовали агенты ФСБ, стал перелет в Томск, где он был с 25 по 27 февраля 2015 года. В полном соответствии с почерком «отряда отравителей», Самофал и его коллеги летели не тем же рейсом, что и Кара-Мурза, но вылетели незадолго до него в обоих направлениях, приземлившись в Томске вечером 24 февраля и вылетев в Москву рано утром 27 февраля.

Эта первая слежка заслуживает внимания еще и потому, что она имела места всего за три дня до убийства Бориса Немцова, наставника Кара-Мурзы, с которым они вместе лоббировали акт Магнитского. Немцов был убит недалеко от Кремля незадолго до полуночи 27 февраля; команда ФСБ вернулась из Томска раньше в тот же день. Данных о причастности ФСБ к убийству Немцова нет — в деле фигурируют только предполагаемые непосредственные исполнители. Мотив установлен не был, а заказчики убийства так и не были найдены.

После убийства Немцова слежка за Кара-Мурзой не прекратилась — только в марте имели место две подобные поездки. Отряд ФСБ следовал за ним на поезде в Санкт-Петербург и обратно между 20 и 22 марта 2015 года. И вновь агенты ФСБ сели в поезд днем ранее и вернулись в тот же день, что и Кара-Мурза. В ходе этой поездки власти не дали Кара-Мурзе и политологу Станиславу Белковскому провести публичную лекцию, организованную «Открытой Россией».

Всего три дня спустя, 25 марта 2015 года Кара-Мурза отправился в Калининград, откуда вернулся 27 марта. За ним другим рейсом последовала группа в составе по крайней мере троих сотрудников ФСБ. Это были Александр Самофал, Константин Кудрявцев и Роман Мезенцев, старший офицер из 2-й службы ФСБ.

Запись о перелете, где говорится, что Самофал, Мезенцев и Кудрявцев присутствовали на рейсе из Москвы в Калининград 26 марта 2015 года

Роман Мезенцев — наиболее высокопоставленный офицер ФСБ, принимавший участие в слежках, связанных с деятельностью «отряда отравителей». Мезенцев работал в ФСБ по крайней мере с 2005 года. В том году он был указан на сайте ФСБ как сотрудник спецслужб в Ингушетии на Северном Кавказе, где продолжалась вооруженная борьба против федеральных сил.

Фотография с водительских прав офицера ФСБ Романа Мезенцева

Анализ логов телефонных переговоров Мезенцева, полученных нами от двух независимых друг от друга брокеров на российском черном рынке данных, а также анализ исторических данных перелетов показывают, что Мезенцев часто сопровождал главу 2-й службы Алексея Жало, а также других высокопоставленных сотрудников ФСБ и правительственных чиновников. Например, в сентябре 2014 года он летал в Узбекистан с двумя заместителями директора ФСБ Александра Бортникова, а именно генералом Сергеем Смирновым и генералом Алексеем Чеховских. Сергей Смирнов был первым заместителем Бортникова и курировал работу 2-й службы до октября 2020 года, когда он ушел в отставку.

Запись о перелете, где показано присутствие Романа Мезенцева, Алексея Чеховских, Сергея Смирнова и Алексея Жало на рейсе из Москвы в Ташкент (столицу Узбекистана) 19 сентября 2014 года, откуда они вернулись три дня спустя

В декабре 2013 года и в начале 2014 года, в разгар противостояния между украинскими силовиками и протестующими «Евромайдана», Мезенцев трижды летал в Киев в составе делегации ФСБ вместе с Жало и заместителем директора ФСБ Смирновым. Во время перелета 20 февраля 2014 года Мезенцев летал в составе делегации с Владиславом Сурковым, тогдашним советником Владимира Путина, и Сергеем Беседой, главой 5-й (международной) службы ФСБ.

Запись о перелете, где показано присутствие Романа Мезенцева, Алексея Чеховских, Сергея Смирнова и Алексея Жало на рейсе из Москвы в Ташкент (столицу Узбекистана) 19 сентября 2014 года, откуда они вернулись три дня спустя

Логи недавних телефонных переговоров Мезенцева также показывают, что он общался с ученым полковником Макшаковым, заместителем директора Института криминалистики ФСБ и фактическим главой программы ФСБ по созданию отравляющих веществ. Характер общения Мезенцева и Макшакова (после входящих звонков от Мезенцева Макшаков звонил членам «отряда отравителей» Осипову и Александрову, а затем перезванивал Мезенцеву) говорит о том, что Мезенцев отвечал за операции по отравлению со стороны 2-й службы. Подобные переговоры в последний раз наблюдались 27 июля 2020 года, всего за несколько дней до начала операции по отравлению Навального в Томске.

Последняя слежка за 2015 год завершилась всего за два дня до первого серьезного отравления Кара-Мурзы. По крайней мере двое сотрудников ФСБ (Александр Самофал из 2-й службы и Валерий Сухарев из Института криминалистики) следовали за ним во время поездки в Казань с 22 по 24 мая 2015 г. Эту лекцию, как и предыдущую в Санкт-Петербурге, по-видимому, пытались сорвать власти. 23 мая 2015 года Владимир Кара-Мурза написал в Твиттере, что его телефон, как и телефоны организаторов лекции в Казани, был заблокирован.

Судя по логам телефонных переговоров и следам в слитых базах данных, Валерий Сухарев (1956 г.р.), по-видимому, является одним из старших сотрудников «отряда отравителей» Института криминалистики ФСБ. В период, совпадающий с отравлением Навального в Томске (с 10 по 25 августа 2020 г) Сухарев обменялся более 100 звонков с членами отряда, в основном с Олегом Таякиным (47 звонков и/или СМС-сообщений), который, как сообщалось ранее, координировал операции по отравлению из Москвы (и стал известен, захлопнув дверь перед журналисткой CNN, которая попыталась прямо спросить его об отравлении Навального). Сухарев также общался с Макшаковым (11 раз) и десятки раз с Александровым, Осиповым и Кудрявцевым. Судя по базе данных жителей Москвы, в 2008 году он имел льготы, характерные для кавалеров правительственных или военных наград. Единственный другой член «отряда отравителей» с такими льготами — Иван Осипов.

Пересечения истории поездок Владимира Кара-Мурзы и известных сотрудников ФСБ, следовавших за ним. Инфографика Bellingcat

Поскольку с 2015 года прошло много времени, геолоцированные телефонные данные членов отряда более недоступны, поэтому представляется невозможным отследить их передвижения в Москве в краткий период между возвращением Кара-Мурзы из Казани и моментом, когда он почувствовал симптомы отравления.

Если предположить, что подразделение ФСБ, включая известных членов «отряда отравителей», которые следовали за Кара-Мурзой вплоть до 24 мая 2015 года, связано с его отравлением 26 мая 2015 года, то возникают две возможные гипотезы. Первая гипотеза состоит в том, что отряд, не найдя подходящего момента во время поездки в Казань или одной из предыдущих, решил применить отравляющее вещество в Москве, либо проникнув в квартиру, где он жил один, и нанеся его на одну из личных вещей, либо подмешав его в еду или питье, которые он употреблял в день, когда почувствовал себя плохо (например в ресторане). Вторая гипотеза заключается в том, что члены отряда ФСБ нанесли яд на упакованную одежду Кара-Мурзы в гостиничном номере в Казани, но он не использовал отравленный предмет одежды во время поездки, а надел его, когда прибыл в Москву. Последнее соответствует неоднократным утверждениям Владимира Углева, одного из разработчиков «Новичка», что наиболее вероятно именно нанесение его на нижнее белье, а также имеющимся свидетельствам того, что именно так был отравлен Навальный. В разговоре с нами Кара-Мурза не исключил второй вариант, сообщив, что он часто берет с собой в поездки запасную одежду.

Новая слежка и новое отравление

Несмотря на реабилитацию в США, Кара-Мурза не восстановился полностью после первого отравления. Более года он ходил с тростью и постоянно испытывал проблемы с периферийной нервной системой. В декабре 2015 года он решил вернуться в Россию и продолжить работу в «Открытой России». Из-за снижения мобильности (больше года после отравления он ходил с тростью) Владимир смог возобновить поездки по России только спустя несколько месяцев. В апреле 2016 года Кара-Мурза совершил первые две рабочие поездки после выздоровления: с 13 по 16 апреля он летал в Иркутск, а вторая поездка была в два города в Татарстане: в Набережные Челны 24 апреля и в Казань 25 и 26 апреля. Во время второй поездки к нему присоединились старые попутчики из ФСБ: Александр Самофал и Валерий Сухарев. Самофал вылетел в Казань из Екатеринбурга, а Сухарев — из московского аэропорта в Казань (оба — 25 апреля, незадолго до прибытия Кара-Мурзы). Они вернулись в Москву 26 апреля, за несколько часов до отлета Кара-Мурзы.

В твите ниже представлено фото Кара-Мурзы, снятое в тот же день на улице Баумана в центре Казани с двумя оппозиционными кандидатами в депутаты Госдумы:

В следующий раз сотрудники ФСБ следовали за ним во время поездки в Санкт-Петербург 8 сентября 2016 года. На тот день у него было назначено слушание в суде за организацию «несанкционированного митинга», за что, по требованию полиции, он мог получить до 15 суток ареста. Судья отказался рассматривать дело, и в тот же день он смог вернуться. За шесть дней до суда в Санкт-Петербург прибыл Александр Самофал. Он отправился обратно в Москву 8 сентября, в тот же день, что и Кара-Мурза.

Последнее пересечение поездок Кара-Мурзы и членов «отряда отравителей» в 2016 году имело место во время его поездки в Нижний Новгород 29 ноября – 1 декабря на премьеру его собственного фильма в память об убитом Борисе Немцове. 29 ноября, сев на поезд вместо самолета, Александр Самофал и Константин Кудрявцев также прибыли в Нижний Новгород. Оба уехали 1 декабря 2016 года, также поездом, всего за два часа до того, как Кара-Мурза сам сел на поезд в Москву.

Нам не удалось установить других пересекающихся поездок Кара-Мурзы и членов «отряда отравителей» вплоть до его второго отравления, котороые имело место в Москве через два месяца после последней известной поездки в Нижний Новгород, в ночь с 1 на 2 февраля 2017 года.

Накануне, 31 января, Кара-Мурза на один день съездил в Тверь примерно в трех часах езды к северо-западу от Москвы, где он демонстрировал фильм про Немцова. Позднее тем же вечером он вернулся в Москву и провел ночь в одиночестве в своей квартире.

Согласно показаниям Кара-Мурзы, которые он дал российским следственным органам, на следующий день (1 февраля 2017 г) Кара-Мурза незадолго до полудня посетил мэрию, чтобы подать уведомление о демонстрации в память о годовщине убийства Бориса Немцова, которая должна была состояться позже тем же вечером.

Примерно в 15:00 он пообедал в кафе «Руккола» с активистом либеральной оппозиционной партии «Яблоко», а затем отправился домой, чтобы собрать багаж. На следующий день, 2 февраля, он должен был вылететь в Вашингтон на день рождения своей младшей дочери. Затем он отправился на такси к родителям своей жены, где и провел ночь. На следующее утро он должен был лететь в Вашингтон с тещей.

Около полуночи Кара-Мурза лег спать, но примерно в 4 утра проснулся в панике. По его собственным словам, он почувствовал точно те же симптомы, что ощущал почти за два года до этого: учащенное сердцебиение, слишком низкое кровяное давление и затруднение дыхания. Прежде чем Кара-Мурза потерял сознание, он сумел разбудить тещу и тестя, а также позвонить жене. Она позвонила врачу Денису Проценко, который уже лечил ее мужа в больнице имени Пирогова после отравления в 2015 году. Проценко на тот момент работал главным хирургом в больнице имени Юдина. Он быстро организовал перевозку потерявшего сознание Кара-Мурзы в эту больницу. Медики заметили, что симптомы Кара-Мурзы полностью совпали с теми, которые наблюдались во время предыдущей госпитализации. Ему быстро поставили диагноз «острое отравление неизвестным веществом».

Кара-Мурза в реанимационном отделении больницы имени Юдина после вывода из комы. Слева — его жена Евгения Кара-Мурза, справа — его адвокат Вадим Прохоров и журналист Александр Подрабинек. Фото предоставлено Владимиром Кара-Мурзой

В течение следующих нескольких часов врачи наблюдали прогрессирующий отказ функций почек и органов дыхания. Сначала Кара-Мурзу интубировали, после чего врачи провели трахеостомию и процедуры замены плазмы крови, и в конце концов поместили его в искуственную кому с внешней поддержкой дыхания. Шесть дней спустя, 8 февраля 2017 года его вывели из комы и сняли с искусственной вентиляции легких. 19 февраля он был признан достаточно здоровым, чтобы транспортировать его в США для дальнейшего лечения и реабилитации.

Частично отредактированный отчет ФБР

После того, как Кара-Мурза пришел в сознание, у главного токсиколога России профессора Юрия Остапенко заказали токсикологический отчет. В отчете, датированном 9 февраля, говорилось, что исследование невозможно, поскольку Кара-Мурзе ввели огромное количество лекарств. Однако жена Кара-Мурзы ждала слишком долго, чтобы на этом успокоиться. В этот раз она решила добиться, чтобы американские лаборатории достоверно установили это «неизвестное вещество». В день после госпитализации ее мужа она заполучила его анализы крови, а по возвращении из Москвы в США передала их для исследования в местные токсикологические лаборатории.

По прибытии жены Кара-Мурзы в США с ней встретились агенты ФБР и забрали образцы его крови, которую обещали направить на токсикологическую экспертизу. ФБР также удалось заполучить одежду, в которую был одет Кара-Мурза после отравления 2015 года. Они пообещали, что сообщат Владимиру о результатах расследования. Однако он их так и не получил. Несмотря на неоднократные запросы как от самого Кара-Мурзы, так и от его высокопоставленных американских друзей и соратников (в том числе покойного сенатора Джона Маккейна), ФБР так и не исполнило свое обещание. Наконец, в феврале 2020 года, после трех лет ожидания, Владимир Кара-Мурза решил подать в суд на Министерство юстиции США по Закону о свободе информации, чтобы получить результаты токсикологической экспертизы собственной крови.

С сентября по декабрь 2020 года в ожидании официального решения суда ФБР поделилось с Кара-Мурзой тщательно отредактированными выводами анализов. Как ФБР и обещало Кара-Мурзе, анализы действительно были направлены в разные лаборатории для тщательного исследования. Он наконец узнал основной вывод ФБР (что он был намеренно отравлен неизвестным биотоксином), а также результаты стандартных токсикологических тестов. Однако 275 страниц отчета остались засекречены «в ожидании консультаций с другими органами», а еще 10 страниц были заретушированы черным «из соображений национальной безопасности». В частности, в рассекреченных результатах нигде не упоминались тесты в лаборатории Лоуренс-Ливермор — эта сертифицированная ОЗХО лаборатория, как сообщил нам Кара-Мурза, была одной из тех, где, по словам ФБР, должны были провести токсикологические исследования.

Причины такой масштабной цензуры неизвестны. Ключ к разгадке может крыться в частично отредактированном внутреннем электронном письме, которым ФБР поделилось с Кара-Мурзой по его запросу. Это письмо неизвестного сотрудника ФБР другому неизвестному коллеге, озаглавленное «Статус дела Кара-Мурза», было датировано 15 декабря 2017 года. Кара-Мурза поделился с нами его содержанием для этого расследования.

Вот немногие рассекреченные сроки письма:

 «Похоже, [] едет в WDC [Вашингтон, округ Колумбия] в конце янв и попросил встречи с директором Рэем 25 или 26 янв. […] Все равно победа и наш прежний курс. С уважением». 

Электронное письмо

 

 

Возможный намек на то, кто посещал (или посещали) Вашингтон в конце января, — информация, обнародованная Washington Post, что в течение последней недели января трое глав российских спецслужб (ФСБ, ГРУ и СВР) совершили беспрецедентную групповую поездку в столицу США и встретились с тогдашним главой ЦРУ Майком Помпео, чтобы обсудить проблемы международного терроризма. Упоминание визита российских силовиков было бы логично в контексте заголовка письма «Статус дела Кара-Мурза».

Однако из неотредактированной части письма не ясно, что означает фраза «Все равно победа и наш прежний курс», а также повлиял ли визит глав российских спецслужб на решение ФБР не делиться результатами исследований с человеком, который упоминался в заголовке письма.

Новый почерк ФСБ

Ввиду отсутствия телефонных метаданных мы не можем установить, кто из членов «отряда отравителей» ФСБ были рядом с Владимиром Кара-Мурзой перед его отравлениями в 2015 и 2017 годах. Однако анализ данных перелетов показывает, что агенты ФСБ следовали за ним в течением нескольких месяцев перед каждым из отравлений. В группы ФСБ входили как сотрудники политического отдела, так и члены «отряда отравителей» из Института криминалистики.

Эти выводы соответствуют нашим более ранним наблюдениям, что в группы ФСБ, которые занимались слежкой и собственно отравлениями, входили как сотрудники Управления по защите конституционного строя, так и эксперты в области медицины и/или химического оружия из Института криминалистики. Ранее мы устанавливали высокопоставленных сотрудников Института криминалистики, которые занимались планированием операций. Новые данные говорят о том, что в операциях принимал участие по крайней мере один высокопоставленный сотрудник 2-й службы ФСБ: Роман Мезенцев.

В 2015 году Мезенцев путешествовал с Кудрявцевым вслед за Кара-Мурзой. Его телефонные логи от 2020 года говорят о том, что он общался с командой отравителей в ключевой период перед началом операции по отравлению Навального.

Когда Владимир Кара-Мурза позвонил Мезенцеву с просьбой прокомментировать это расследование, тот повесил трубку, когда услышал, о чем пойдет разговор. Самофал не ответил на телефонные звонки с просьбой о комментарии.

Это расследование — первое, где раскрывается причастность ФСБ к операции по отравлению, которая имела место в Москве. Все ранее установленные операции имели место в регионах, что говорит либо о предпочтении, которое сотрудники отдают удаленным операциям, либо об ограниченности методологии, где первым сигналом о возможной причастности агентов ФСБ к отравлению служат записи о путешествиях за пределы столицы.

В любом случае, маловероятно, чтобы такое пересечение поездок еще одного известного российского оппозиционера и членов специальной «химической» бригады ФСБ оказалось простым совпадением. В своих показаниях, которые он дал российским следственным органам, сам Кара-Мурза указал на свою работу по лоббированию Закона Магнитского как наиболее вероятный мотив двух предполагаемых попыток его убийства.

 

 

 

Это расследование было проведено в сотрудничестве с немецким изданием Der Spiegel и российским изданием The Insider. Основным исследователем со стороны Bellingcat был Христо Грозев, при участии Питера ван Гюйса, Арика Толера, Романа Доброхотова и Йордана Цалова.

Дополнение (17/02/2020): После публикации этого расследования Владимир Кара-Мурза сообщил, что в Москве за ним следовал автомобиль, который команде Bellingcat удалось связать с ФСБ. Подробнее об опознании автомобиля см. наш тред в Твиттере.