Команда экспертов ФСБ по химическому оружию причастна к отравлению Алексея Навального «Новичком»

Мы подробно изложили методологию этого расследования в отдельной статье. Она доступна здесь.

  • В ходе серии расследований команда Bellingcat обнаружила свидетельства того, что российская военная разведка (ГРУ) причастна к отравлению «Новичком» Сергея и Юлии Скрипалей в Великобритании (эта попытка убийства привела к гибели британской гражданки) и отравлению Емельяна Гебрева в Болгарии. Мы также установили, что ФСБ, главная российская спецслужба, ответственная за национальную безопасность, стоит за убийством грузинского искателя убежища на территории Германии.
  • В другом совместном расследовании команда Bellingcat обнаружила свидетельства того, что Россия не прекратила свою химическую программу, а вместо этого прикрывает разработку химического оружия с помощью сети государственных научно-исследовательских институтов. После официального сворачивания российской программы химического оружия в 2010 году занятых в ней ученых наняли институты, которые занимаются якобы гражданскими исследованиями. На самом же деле эти ученые продолжали оказывать поддержку российским спецслужбам в разработке и производстве химического оружия.
  • Мы установили два института, которые с 2010 года, по-видимому, играли ключевую роль в продолжавшихся исследованиях и модернизации советских нервно-паралитических веществ, в том числе типа «Новичок». Эти институты (петербургский ГНИИ ВМ и московский НЦ «Сигнал»), как мы установили, тесно общались с сотрудниками ГРУ, причастными к двум попыткам убийств с помощью боевых отравляющих веществ за рубежом. НЦ «Сигнал», который официально занимается разработкой спортивных напитков, по-видимому, сосредоточил исследования на нанокапсуляции — сравнительно новой технологии, которая позволяет «упаковать» отравляющее вещество в оболочку из другого вещества, что затрудняет его выявление и замедляет действие яда.
  • 20 августа 2020 года российский оппозиционер Алексей Навальный впал в кому во время перелета из Томска в Москву. Самолет совершил экстренную посадку, и Навальный был госпитализирован в Омске. Местные врачи и специалисты-медики, прибывшие из Москвы, заявляли, что не обнаружили никаких следов серьезного отравления. Два дня спустя Навального эвакуировали в немецкую клинику «Шарите», где у него вскоре диагностировали острое отравление ингибиторами холинэстеразы. Немецкая военная лаборатория, две независимые европейские лаборатории и Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) определили, что в качестве отравляющего вещества использовалось нервно-паралитическое вещество группы «Новичок». ОЗХО установила, что отравляющее вещество было ингибитором холинэстеразы, который структурно напоминал известные варианты «Новичка», однако не входил в список запрещенных веществ, обновленный после отравления Скрипалей в 2018 году. Из этого следовало, что Навального отравили веществом более современного, ранее неизвестного типа.
  • Американские и европейские власти обвинили в отравлении Навального российское правительство, в частности ФСБ. Россия неоднократно отвергала эти обвинения и утверждала, что в России в теле оппозиционера не было обнаружено нервно-паралитических веществ, и что если он был отравлен веществом типа «Новичок», то это произошло уже после того, как он покинул территорию России.
  • В настоящее время никакие правоохранительные органы ни одной страны не расследуют попытку убийства Алексея Навального.

Иллюстрация (c): Bellingcat

В ходе совместного расследования Bellingcat и The Insider в сотрудничестве с Der Spiegel и CNN мы обнаружили большое количество телекоммуникационных данных и информации о перелетах. Эти данные говорят о причастности Федеральной службы безопасности (ФСБ) РФ к отравлению российского оппозиционного политика Алексея Навального. Кроме того, отравление в Томске в августе 2020 года, по-видимому, имело место после многолетней слежки, которая началась в 2017 году вскоре после того, как Навальный объявил о своем намерении баллотироваться в президенты Российской Федерации. В 2017, а затем в 2019 и 2020 годах сотрудники ФСБ из тайного подразделения, которое специализируется на работе с отравляющими веществами, следовали по пятам за Навальным во время его поездок по России. Они путешествовали вместе с ним более чем 30 рейсами с теми же пунктами назначения. Кроме того, возможно, что Навального пытались отравить и раньше, в частности в Калининграде всего за месяц до того, как он чуть не погиб от отравления «Новичком» в Сибири.

Нажмите, чтобы посмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

Наше расследование установило троих сотрудников ФСБ из этой тайной организации, которые отправились вместе с Навальным в Новосибирск, а затем проследовали за ним в Томск, где он и был отравлен. Эти сотрудники, двое из которых путешествовали под подставными личностями, — это 39-летний Алексей Александров и 44-летний Иван Осипов (оба — врачи) и 40-летний Владимир Паняев. Этих троих поддерживали и контролировали по крайней мере еще пять сотрудников ФСБ, некоторые из которых также летали в Омск, где Навальный был госпитализирован. Члены подразделения общались друг с другом в ходе всей поездки.  Внезапные пики активности приходились на время непосредственно перед отравлением, а также на ночные часы (по московскому времени), когда Навальный покинул гостиницу и направился в аэропорт Томска.

Алексей Александров, Иван Осипов и Владимир Паняев. Источник: записи о паспортах

В ходе расследования Bellingcat и партнеры также установили данные, указывающие на существование тайной программы химического оружия ФСБ России. Логи телефонных переговоров и записи о трудоустройстве свидетельствуют о том, что эта программа действует под эгидой подразделения ФСБ, формальная задача которого — криминалистическая экспертиза террористических актов и предотвращение высокотехнологичных преступлений. Однако, хотя подразделение и занимается легальной расследовательской деятельностью, одна из его основных тайных функций — обеспечивать прикрытие тайного подразделения внутри него, в состав которого входят около 15 сотрудников-экспертов в области химического и биологического оружия, медицины и специальных операций.

Это подразделение, по-видимому, подчиняется ученому, который ранее работал в российской программе химического оружия в городе Шиханы, где были созданы нервно-паралитические вещества семейства «Новичок». Это подразделение пользуется поддержкой целой сети других специалистов в области химического оружия, рассредоточенных по различным государственным НИИ. Один из этих институтов — НЦ «Сигнал», который ранее установила Bellingcat.

В ходе расследования мы также обнаружили телекоммуникационные данные и логи перелетов, которые указывают на то, что августовское покушение на Навального было согласовано на высшем уровне в Кремле.

В этом материале впервые публикуются данные о непосредственной связи отравления Навального в августе 2020 года с российскими контрразведывательными спецслужбами. Это расследование особенно важно в условиях правового вакуума, поскольку ни одна страна, кроме России (которая причастна к попытке убийства), не предложила юрисдикцию для официального расследования отравления Навального.

«Токсичное» подразделение ФСБ

Телекоммуникационные данные и логи перелетов, поступившие в распоряжение Bellingcat и наших партнеров, демонстрируют, что за Навальным годами следила команда сотрудников секретного подразделения ФСБ. Члены этой команды общались с экспертами в области фосфорорганических отравляющих веществ в течение нескольких недель перед поездкой Навального в Сибирь и пристально следили за ним в это время, особенно в течение нескольких дней и часов перед его отравлением в Томске. Эта команда работает под эгидой Института криминалистики ФСБ, также известного как НИИ-2, или войсковая часть 34435.

Что за Институт криминалистики ФСБ?

Эта масштабная организация была основана в 1977 году как отдел высокотехнологичных расследований КГБ. Она оказывает такие услуги, как проверки на полиграфе, распознавание голоса и лица и роботизированное разминирование. Это подразделение сыграло важную роль в расследовании всех крупных инцидентов в постсоветской России: взрывов домов в 1999 году, гибели подводной лодки «Курск», захвата мюзикла «Норд-Ост» и школы в Беслане, а также теракта в метро Санкт-Петербурга. Это подразделение ФСБ также заявляло о более «нестандартных» достижениях, например о способности определить рост и образование подозреваемого по образцу голоса, и даже сообщало, что установило характер смерти Иисуса Христа.

Это подразделение также принимало участие, по-видимому, в политически мотивированных операциях. Например, в 2019 году оно якобы выявило следы трех типов наркотических веществ в образцах волос журналиста «Медузы» Ивана Голунова (впоследствии оказалось, что эти результаты были основаны на фальсификации доказательств), а также сделало вывод на основе лингвистической экспертизы, что в словах блогера Егора Жукова «с системой нужно жестко и планомерно бороться» содержится призыв к свержению существующего строя.

Чемоданчик с инструментами эксперта-криминалиста советских времен и секретное руководство издания 1982 года, где указано, что оно является собственностью в/ч 34435. Фото: ВКонтакте / «Старые Фотоаппараты»

Официально это подразделение занимается криминалистической экспертизой, однако советские и российские сотрудники спецслужб, перебежавшие на Запад, рассказывали, что оно также имеет тайную лабораторию ядов, которая в советские времена производила отравляющие вещества, использовавшиеся для покушений на западных дипломатов, украинских националистов и советских перебежчиков. Бывший генерал КГБ Олег Калугин рассказал The Guardian в 2018 году, что одним из первых проектов этой лаборатории КГБ было создание микрошарика с рицином, который использовался для убийства болгарского писателя-эмигранта Георгия Маркова в Лондоне в 1979 году.

Бывший офицер КГБ, проживающий в США, подтвердил Bellingcat на условиях анонимности, что главная лаборатория по производству ядов КГБ находилась на том же месте, которое, как было установлено в ходе этого расследования по масштабным телефонным метаданным с геолокацией, является центром операций действующей программы отравлений ФСБ под эгидой Института криминалистики. Этот же человек также заявил, что лаборатория КГБ была настолько секретной, что ее использовали как командный центр представители КГБ и военные, которые в августе 1991 года организовали путч против президента СССР Михаила Горбачева. То же заявление (а также точный адрес секретной лаборатории — «улица Академика Варги, 2») присутствует и в заявлении Олега Калугина, которого в 2004 г цитировала российская «Новая Газета».

Тщательный анализ метаданных телефонов и данных о перелетах 12 сотрудников ФСБ, связанных с Институтом криминалистика, дает картину деятельности специализированного объекта по работе с химическим оружием в рамках этого института. Характер его деятельности напоминает лабораторию КГБ, которую описывали вышеупомянутые советские перебежчики. Кроме того, судя по геолокации телефонов, члены этого подразделения работают в основном на охраняемом объекте на улице Академика Варги — по тому же адресу, что называли двое бывших офицеров КГБ. Телефонные метаданные указывают на еще один объект, где проводили значительное время сотрудники этого подразделения — тайный тщательно охраняемый объект ФСБ под Москвой в микрорайоне Строитель города Мытищи. Кроме того, сотрудники часто посещали административное здание материнской организации Института криминалистики — Специальный технологический центр на Проспекте Вернадского, 12.

Карта различных объектов ФСБ, связанных с командой, следившей за Навальным (источник: «Яндекс»)

Съемка с беспилотника секретного объекта на улице Академика Варги (источник: The Insider)

Съемка с беспилотника секретного объекта в Мытищах (Источник: The Insider)

На основе анализа метаданных сотен тысяч телефонных соединений можно сделать вывод, что этой программой руководит полковник Станислав Макшаков — военный ученый, который ранее работал в Государственном институте органического синтеза (также известен как воинская часть 61649) в закрытом городе Шиханы-1. До официального сворачивания российской химической программы этот военный НИИ занимался исследованием и разработкой новых типов боевых отравляющих веществ, в том числе нервно-паралитических веществ типа «Новичок» и других высокотоксичных веществ (всего 21). Место Макшакова в операции становится понятно из его богатого опыта и хронологии созвонов с членами команды, действовавшими на месте, а также его руководителями, в том числе генералами Кириллом Васильевым и Владимиром Богдановым. Порядок и частота этих звонков говорят о том, что эти сотрудники отчитывались Макшакову или консультировались с ним, а он служил связующим звеном между экспертами по химическому оружию, работавшими в Москве, и сотрудниками, следившими за Навальным по всей России.

Станислав Макшаков. Источник: запись о паспорте

Начальник полковника Макшакова — генерал Кирилл Васильев, директор Института криминалистики ФСБ. Васильев — химический инженер и специалист, в частности, по идентификации продуктов метаболизма веществ в биомедицинских пробах посредством масс-хроматографии и масс-спектрометрии (золотой стандарт идентификации химического оружия). Он также является соавтором исследований для НЦ «Сигнал» — НИИ, который, как мы установили ранее, связан с возобновленной российской химической программой. В этих работах он не указывает свою принадлежность к ФСБ.

Страница автора научной работы с именем Кирилла Васильева, связанного с НЦ «Сигнал». Источник: Asu.ru

Кирилл Васильев подчиняется генерал-майору Владимиру Богданову, бывшему главе Института криминалистики. В настоящее время он возглавляет вышестоящую организацию, «Специальный технологический центр» ФСБ. Он также является заместителем директора влиятельной Научно-технической службы ФСБ.

Генерал Богданов в редком телеинтервью от 2007 года, когда он еще возглавлял Институт криминалистики ФСБ. В этом интервью он рассказывает, что Институт играет ключевую роль в «борьбе со шпионажем и экстремизмом».

Богданов подчиняется непосредственно директору ФСБ Александру Бортникову, который, в свою очередь, подчиняется президенту России Владимиру Путину.

Структура вышестоящего руководства команды ФСБ, которой посвящено это расследование.
Нажмите, чтобы просмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

Отряд ФСБ

С помощью анализа метаданных звонков, логов авиаперелетов и ранее слитых оффлайновых баз данных мы установили по крайней мере 15 сотрудников, которые, по-видимому, работают в этом тайном подразделении Института криминалистики ФСБ. По крайней мере восемь из них (в том числе Макшаков) были в постоянном контакте друг с другом на различных этапах операции по слежке за Навальным и в дни и часы непосредственно перед его отравлением.

Также, по-видимому, могли иметь место попытки отравить Навального по крайней мере единожды, а может, и дважды еще до Томска. Судя по телефонным данным, эти сотрудники поддерживают контакт со Станиславом Макшаковым и работают в основном на двух объектах: на Академика Варги в Москве и в подмосковных Мытищах. Эти сотрудники имеют разный послужной список: у некоторых есть диплом врача, другие ранее работали в области военной химии, а еще у нескольких есть навыки проведения специальных операций.

Ядро группы, непосредственно следившее за Навальным, по-видимому, состоит из семи сотрудников, которые, судя по всему, постоянно поддерживают контакт с Макшаковым — более высокопоставленным офицером ФСБ. Они путешествуют под реальными или подставными документами, в зависимости от серьезности операции. В ядро группы входят следующие лица:

Команда ФСБ, причастная к операции с Навальным.
Нажмите, чтобы просмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

Олег Таякин, подставное имя «Олег Тарасов», родился 6 декабря 1980 г.

Старший член отряла ФСБ, как правило, координирует других сотрудников и работает в основном в центральном офисе на Академика Варги. Он служил на базе спецназа, связанной с ФСБ (воинская часть 2006 в Ессентуках Ставропольского края), а также в воинской части 03523 ВКС РФ. В 2004 году он выпустился из Медицинской академии имени Пирогова в Москве. До Института криминалистики он работал хирургом.

Источник: ВК/запись о паспорте

Алексей Александров, подставное имя «Алексей Фролов», родился 16 июня 1981 года

Получил медицинское образование в Москве в 2006 году, работал врачом скорой помощи, а впоследствии военным врачом. В 2013 году стал работать в ФСБ. Присутствовал во время обоих отравлений в 2020 г — в Калининграде (согласно подозрению Навального и его жены) и в Томске, которое чуть не закончилось трагически. Действовал под глубоким прикрытием, используя подставное имя и, по-видимому, временные телефоны. Александров/Фролов — по-видимому, является важным членом команды оперативников и экспертов по химическому оружию ФСБ. Это следует из того, что он постоянно находился поблизости от Навального и путешествовал под подставной личностью. Также это видно из телефонных контактов в течение недели, пока он следил за Навальным в Сибири.

Источник: запись о паспорте

Иван Осипов, подставное имя «Иван Спиридонов», родился 21 августа 1976 года.

Врач по образованию. Пропал из социальных сетей в 2012 году — вероятно, именно тогда он стал служить в ФСБ.

Источник: ВК/запись о паспорте

Константин Кудрявцев, подставное имя «Константин Соколов», родился 28 апреля 1980 г.

Служил в воинской части в Шиханах, работавшей с химическим оружием. Закончил  Военную академию радиационной, химической и биологической защиты, после чего стал работать в Институте криминалистики ФСБ.

Источник: запись о паспорте

Алексей Кривощеков, родился 11 апреля 1979 г.

Работал в Министерстве обороны, около 2008 г перешел в ФСБ.

Источник: запись о паспорте

Михаил Швец, подставное имя «Михаил Степанов», родился 3 мая 1977 г.

В настоящее время прописан по адресу Балашиха, ул. Трубецкая, 116. Это адрес Центра специального назначения ФСБ. Как ранее сообщала команда Bellingcat, Вадим Красиков, обвиняемый в Германии за организованное ФСБ в 2019 году убийство грузинского искателя убежища чеченского происхождения в Берлине, провел на этой базе несколько дней, прежде чем отправиться в Германию. Судя по метаданным телефона, Швец работает попеременно в Центре специальных операций и в лаборатории на Академика Варги.

Источник: паспортное фото

Владимир Паняев, родился 25 ноября 1980 г в Сердобске Пензенской области

Служил в Пограничной службе ФСБ, затем стал соучредителем компании по продаже антибактериальных ламп, а после этого стал работать в Институте криминалистики ФСБ. Видимо, по случайному совпадению, он проживает в том же доме, что и Навальный. После отравления в Томске его прописка изменилась на Лубянка, 1 — главное здание ФСБ.

Источник: запись о паспорте

До 2017 года члены этого подразделения ФСБ неоднократно вместе посещали различные регионы России. Часто они бывали в районах, которые представляют интерес для ФСБ из-за сепаратистской или террористической активности — например в Чечне, Дагестане и Северной Осетии. Однако они также путешествовали в другие регионы России, где не отмечалось подобной активности — например, в Омск и Барнаул. В настоящее время не ясно, какие задачи это спецподразделение могло выполнять в этих регионах. Телефонные данные недавних поездок в Грозный и Минеральные Воды говорят о том, что сотрудники этого подразделения взаимодействуют с сотрудниками отделов военной контрразведки и борьбы с терроризмом местных отделений ФСБ, а также обычно посещают региональные штаб-квартиры ФСБ.

Рейс, на котором совместно летели (т.е. совместно приобрели билеты) Кудрявцев и Александров в мае 2014 г. Источник: Кронос / Слитая база данных перелетов

Подобные поездки продолжались и после 2016 года, однако, по-видимому, с начала 2017 года основным предметом внимания этого подразделения стал Алексей Навальный.

Стоит отметить, что члены этого подразделения, по-видимому, использовали подставные личности практически исключительно для работы, связанной с Навальным. Из пяти подставных личностей, которые нам пока удалось обнаружить, две — паспорта (на несуществующее лицо), которые якобы были выданы в 2003 и 2015 году соответственно. Однако, судя по логам перелетов, они впервые были использованы в 2017 году, а именно когда это подразделение ФСБ стало следить за Навальным. Остальные три подставных паспорта были выданы в 2020 году и использовались исключительно для перелетов, связанных с операциями против Навального в Томске и Калининграде.

Тридцать семь совпадений

Анализ перелетов членов этого отряда ФСБ показывает, что они следят за Навальным по крайней мере с 16 января 2017 года — то есть слежка началась всего через месяц после того, как он объявил о намерении баллотироваться в президенты Российской Федерации на выборах 2018 года. В рамках президентской кампании Навальный в 2017 году совершил более 20 поездок в российские регионы. В ходе большинства поездок за ним следовали по пятам члены подразделения ФСБ. Исключение составляют несколько поездок, которые заняли меньше дня и где он не ночевал на месте прибытия. Всего сотрудники этого подразделения ФСБ совершили 37 поездок туда же, куда Навальный отправлялся на самолете или на поезде в 2017 и 2020 гг.

Члены подразделения обычно путешествовали группами по двое или по трое. При этом между поездками не только менялся состав команды, но и чередовались подставные с реальными личностями. Иногда они путешествовали под одной личностью, а возвращались под другой. Следует отметить, что они практически никогда не летали теми же рейсами, что и оппозиционный политик. Вместо этого они летали параллельными рейсами, предпочитая вылетать и прилетать в другие московские аэропорты. Чаще всего они летели раньше (иногда на целый день), чем время прибытия Навального на место назначения.

Такой почерк характерен для профессиональных практик оперативной безопасности, чтобы минимизировать шансы того, что Навальный или члены его команды заметят одних и тех же попутчиков на различных рейсах. Кроме того, последовательное применение такой методики делает маловероятным то, что задачей этого отряда была просто слежка за Навальным. Для этой цели не только не нужны сотрудники, имеющие опыт в области медицины и применения химического оружия, но и, вероятно, лучше подошло бы большее количество сотрудников ФСБ на тех же рейсах, что и Навальный.

Инфографика одновременных перелетов Навального и различных сотрудников ФСБ. Нажмите, чтобы просмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

Из всех групповых перелетов, в которые отправлялись члены этой команды ФСБ в 2017 году, только один не пересекался с поездкой Навального. 27 апреля 2017 г офицеры Алексей Александров (путешествовавший под подставной фамилией «Фролов») и Владимир Паняев (путешествовавший под своей реальной личностью) вылетели из Москвы в Астрахань, откуда вернулись два дня спустя, 29 апреля 2017 г.

Источник: Bellingcat

Однако Навальный так и не отправился в Астрахань. Как он писал в своем блоге 28 апреля 2017 г, в то утро он купил билет и планировал лететь в Астрахань, чтобы присутствовать на открытии предвыборного штаба в этом городе. Однако поездку пришлось отменить из-за тяжелого воспаления глаза после нападения на него днем ранее, когда неустановленное лицо плеснуло ему в лицо раздражающим антисептиком, когда он выходил из офиса в Москве (из-за этого нападения ему потребовалась операция на правом глазе).

Источник: Евгений Фельдман / проект «Это Навальный»

Неизвестно, зачем именно отряд ФСБ постоянно следил за Навальным во время его президентской кампании 2017 года. Эксперты по российским спецслужбам, в том числе сотрудник спецслужб в отставке, опрошенные Bellingcat, предположили, что сотрудники ФСБ могли следить за оппозиционером, чтобы установить особенности его поведения, которые могли пригодиться для планирования в будущем операции по отравлению. Кроме того, команда могла находиться в постоянном «режиме ожидания» на случай решения отравить Навального.

После пристальной слежки в 2017 году сотрудники ФСБ, по-видимому, прекратили поездки в конце 2017 г. В декабре 2017 года Центральная избирательная комиссия РФ отказалась зарегистрировать Навального кандидатом в президенты, сославшись на его судимость по «делу Кировлеса» — государственной лесозаготовительной компании. Решение суда о признании Навального виновным в хищении государственного имущества было впоследствии отменено Европейским судом по правам человека за отсутствием состава преступления. Однако проведенный в России повторный суд в значительной степени оказался повторением первого процесса. Навальный также сообщил Bellingcat, что практически не совершал поездок по территории России в 2018 году.

В феврале 2019 года члены этой команды ФСБ поехали в Санкт-Петербург на поезде одновременно с Навальным. По-видимому, это была единственная такая поездка за 2019 год.

Однако, возможно, что другие, до сих пор не установленные члены (или неизвестные подставные личности известных членов) команды ФСБ отправлялись и в другие поездки одновременно с политиком. В интервью Bellingcat Навальный сообщил ранее не разглашавшуюся информацию, что во время длительного перелета в 2019 году (он не мог вспомнить точное место назначения) он почувствовал симптомы, которые описал как очень похожие (хотя менее серьезные) на те, что он почувствовал, прежде чем впасть в кому во время перелета из Томска 20 августа 2020 г. Он вспоминает, что провел некоторое время в туалете на борту самолета, прежде чем симптомы начали ослабевать. Поскольку к моменту прибытия симптомы прошли, он не сделал вывод, что был намеренно отравлен, и не обращался за медицинской помощью. Значение этого инцидента стало ему понятно только тогда, когда он вышел из комы после отравления в 2020 году.

За исключением поездки в Санкт-Петербург, не удалось сопоставить какие-либо перелеты Навального в 2019 году с перелетами членов команды ФСБ под известными нам документами.

28 июля 2019 года, отбывая арест за организацию несанкционированного митинга, Навальный испытал серьезное раздражение кожи и воспаление глаз. По словам его врача, это могло произойти из-за контакта с неустановленным отравляющим веществом. Он был госпитализирован с диагнозом «контактный дерматит». На следующий день его вернули в тюрьму, после того как официальные государственные медицинские эксперты заявили, что не обнаружили следов яда в крови Навального. Его запрос правоохранительным органам расследовать это дело остался без ответа.

Калининградское фиаско

Расследование слежки отряда ФСБ за Навальным до 2020 года ограничено тем, что имеются только данные о билетах на поезда и самолеты. Однако их операции в 2020 году куда более подробно задокументированы благодаря наличию метаданных телефонных звонков нескольких членов этого подразделения. Анализ логов телефонов (которые во многих случаях содержат данные геолокации сотовых вышек) позволяет реконструировать общение членов подразделения во время отравления Навального в Томске и еще одной вероятной попытки отравления. Эта попытка, о которой в этом материале сообщается впервые, возможно, произошла, когда жена Алексея Юлия Навальная испытала похожие симптомы во время поездки, куда она отправилась вместе со своим мужем.

Поездка в Калининград Юлии и Алексея Навальных (а также нескольких сотрудников ФСБ. Нажмите, чтобы просмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

2 июля 2020 года, менее чем за два месяца до отравления Навального в Томске, три члена отряда ФСБ — Александров, под фейковой фамилией «Фролов», Швец и Паняев (под настоящими именами) — купили билеты на рейсы в Калининград. Паняев купил билет на рейс, который вылетал тем же вечером, а «Фролов» и Швец — билеты на следующее утро, 3 июля. Именно 3 июля Алексей Навальный и его жена Юлия отправились в пятидневное романтическое путешествие в спа-отель «Шлосс Янтарный» в Калининградской области. Как и во время многих других поездок Навального, его тайные попутчики вылетели из другого аэропорта — вероятно, чтобы остаться незамеченными. Навальный с женой вылетели из московского аэропорта Домодедово, тогда как «Фролов» и Швец — примерно в то же время из аэропорта Шереметьево.

Непосредственно перед вылетами все три сотрудника ФСБ обменялись несколькими телефонными звонками с полковником Макшаковым. Он, в свою очередь, поговорил по телефону со своими начальниками Кириллом Васильевым и Владимиром Богдановым. Покинув Москву, трое сотрудников выключили свои основные телефоны и включили их только по возвращении. Однако по крайней мере один из них (судя по всему, Александров/«Фролов») использовал временный номер, чтобы общаться в ходе операции со своим командиром Макшаковым.

Во время операций в Калининграде и Томске Александров отключал свой основной телефон, покинув Москву. По-видимому, он использовал временный телефон в течение всей операции, общаясь с теми же людьми, что и по основному телефону, а затем, по возвращении в Москву, снова стал использовать свой обычный номер. Несколько раз во время операции он, видимо по ошибке, включал основной телефон. Далее в этом расследовании мы покажем, как пара таких ошибок позволила установить его местоположение в Новосибирске и Томске.

3 июля 2020 года Макшаков получил несколько СМС-сообщений в период с 15:00 по 18:00 по московскому времени, а сразу после полуночи — еще одно сообщение. На следующий день общение участилось — в течение дня он получил 21 сообщение, последнее из которых пришло в 4:57 утра на следующее утро (3:57 по местному калининградскому времени). Ранее в тот же день в 23:11 все трое членов подразделения заказали билетыв обратно в Москву на вечер следующего дня, 5 июля. Обменявшись в течение дня еще несколькими сообщениями, троица вместе вылетела обратно в Москву в 16:55. По прибытии в аэропорт Александров позвонил Макшакову и, судя по метаданным его телефона, отправился в офис на Варги.

На следующий день, 6 июля, параллельно развивались две цепочки событий — одна в Калининграде, а другая в Москве.

События в Калининграде мы реконструировали по интервью отдельно с Алексеем и Юлией Навальными. Рано утром 6 июля (на четвертый день отпуска в Калининграде) они решили прогуляться по пляжу. Они ненадолго вернулись в номер в отеле, а затем направились на поздний второй завтрак в кафе на пляже неподалеку. По дороге в кафе Юлия Навальная внезапно почуствовала слабость. Когда они прибыли в кафе, по ее словам, «Я почувствовала себя хуже, чем когда-либо в жизни». Ее муж спросил ее, что с ней и больно ли ей, но ей не удалось определить какую-либо часть тела, где она испытывала боль. Она выпила немного воды и сказала, что пойдет обратно в отель и приляжет, а Алексей Навальный остался в кафе. То, что Юлия Навальная почувствовала себя плохо, подтвердил менеджер кафе «Кактус», который вспомнил события того дня в телефонном разговоре с Алексеем Навальным.

По дороге в номер она присела на лавочку и вдруг почувствовала, что едва может встать. Она рассказала, что едва чувствовала ноги и с трудом прошла 300 метров до отеля и ее номера. Она легла на кровать, продолжая ощущать странное недомогание. После того, как ее муж вернулся в номер, она решила еще поспать. Она почувствовала себя лучше, только когда проснулась на следующее утро.

И Алексей, и Юлия Навальные рассказали Bellingcat, что не сочли необходимым обратиться за медицинской помощью из-за неопределенного характера ее недомогания. Алексей Навальный полагает, что таинственная болезнь, которую описывает его жена, очень похожа на «ощущение приближающейся смерти», которое он испытал на борту самолета 20 августа после отравления «Новичком». Согласно работе от 1992 года экспертов по химическому оружию Ф.Р. Сиделла и Дж. Борака, ингибиторы холинэстеразы (например «Новичок») могут не вызывать особых симптомов «до того, как ингибиция [холинэстеразы] достигнет 75-80%». Это означает, что нелетальная доза вещества может привести лишь к временной или частичной потери координации движений или нарушению дыхания.

Пока Юлия Навальная страдала от необъяснимых симптомов, в Москве раздавались телефонные звонки. Начиная с 8:30 6 июля 2020 года трое членов подразделения, только что вернушихся из Калининграда, перезванивались с их начальником Макшаковым, который, в свою очередь, звонил своим начальникам Кириллу Васильеву и генералу Богданову. К 9 утра Макшаков, Васильев и Богданов успели позвонить директору НЦ «Сигнал» Алексею Жирову. Чуть позже 10:00 Жиров, а затем Макшаков позвонили Олегу Демидову, эксперту в области химического оружия, который ранее работал в 33-м Центральном научно-исследовательском институте Минобороны в Шиханах. Олег Демидов — соавтор нескольких патентов 33-го института, связанных с химическим оружием, в том числе патента от 2003 года «Имитационная рецептура для обучения войск боевым действиям в условиях химического заражения». После ухода из 33-го института он несколько лет проработал в «Институте прикладной акустики» в Дубне. Это государственное предприятие, деятельность которого официально не связана с химическим оружием, однако, судя по телефонным биллингам, в мае и июне 2020 года его посещали члены подразделения ФСБ Таякин и Александров. По состоянию на 2019 год Демидов работал в НЦ «Сигнал» и регулярно разговаривал по телефону по крайней мере с пятью членами подразделения ФСБ.

После того, как в течение первой половины дня сотрудники ФСБ лихорадочно перезванивались с НЦ «Сигнал», сразу после 13:00 генерал Богданов направился в аэропорт и в 14:30 вылетел в Калининград. Судя по геолокационным данным, он провел следующие несколько дней в штаб-квартире ФСБ Калининградской области, общаясь по телефону в основном с Макшаковым, а также с химиками НЦ «Сигнал» и Института криминалистики.

Всплеск телефонных звонков и сообщений 6 июля 2020 года и последующую поездку Богданова в Калининград нельзя в отдельности убедительно связать с Навальным. Однако характерный почерк, отмечавшийся во время предыдущих поездок, говорит о том, что поездка членов подразделения ФСБ, в которую Александров отправился под подставным именем, являлась частью операции против оппозицонного политика. Учитывая всплеск коммуникации между членами отряда ФСБ, их командирами и НЦ «Сигнал» (отметим, что общение 6 июля было крайне необычным, и это был единственный раз в период с мая по ноябрь 2020 года, когда Богданов позвонил директору НЦ «Сигнал» Жирову), логично предположить, что эксперты-химики из НЦ «Сигнал» принимали участие либо в планировании этой операции, либо, возможно, в «разборе полетов» и планировании следующей попытки отравить Навального.

Инфографика с подробностями маршрутов Навального и нескольких сотрудников ФСБ в Калининграде и Сибири во время инцидентов с отравлением Навального. Авторство: Bellingcat

Последняя попытка 

Нажмите, чтобы посмотреть в полном разрешении. Авторство: Bellingcat

В 13:39 12 августа 2020 года трое членов отряда ФСБ (Александров, Осипов и Паняев) заказали билеты в Новосибирск на следующее утро. Александр полетел под фамилией «Фролов», а Осипов — под фамилией «Спиридонов». Только Паняев использовал настоящее имя. Их пункт назначения в Сибири, в четырех часовых поясах к востоку от Москвы, был выбран не случайно. На тот момент ФСБ должно было знать, что Мария Певчих, глава Отдела расследований Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), возглавляемого Навальным, купила билет в Новосибирск. Ранее в тот день, 12 августа, костяк команды ФБК собрался в офисе, чтобы обсудить планы поездки.

Однако члены отряда ФСБ не могли знать, что произойдет по прилету в Новосибирск. Навальный и его команда не брали обратных билетов. После инцидентов с зеленкой, который привел к повреждению его глаза, и предполагаемого отравления в спецприемнике в 2019 году Навальный предпочитал не раскрывать планов поездок и часто заказывал билеты в последний момент. Навальный заказал обратный билет (из Томска, а не из Новосибирска) 17 августа 2020 года.

12 августа команде ФСБ этого не было известно, поэтому они заказали билеты в Новосибирск в один конец. Они заказали обратные билеты только 5 дней спустя — через несколько минут после того, как Навальный сам заказал обратный билет 17 августа. Как и Навальный, отряд ФСБ вылетел в Москву из Томска, однако на день позже него, 21 августа.

Сразу после того, как члены подразделения ФСБ заказали билеты в Новосибирск, Осипов позвонил полковнику Макшакову, который, в свою очередь, тут же позвонил своему начальнику Кириллу Васильеву, главе Института криминалистики. В течение следующих нескольких часов Макшаков и трое ключевых членов команды, купивших билеты в Новосибирск, а также другие члены команды (Кривощеков, Кудрявцев и Швец) постоянно обменивались звонками.

Ближе к вечеру еще один член подразделения ФСБ (Олег Таякин) позвонил троим членам отряда, которые вылетали следующим утром. Логи звонков за последующие дни той же недели показывают, что Таякин остался в Москве и общался с неизвестным лицом с помощью защищенного мессенджера.

Позднее тем же вечером, в 20:43, Макшаков позвонил генерал-майору Владимиру Богданову из Специального технологического центра ФСБ. Вспоре после этого один из готовившихся к вылету членов команды позвонил главе отделения ФСБ по аэропорту Шереметьево. На следующее утро троица вылетела из этого аэропорта.

Пока Александров, Осипов и Паняев летели рейсом SU-1460 из Шереметьево в Новосибирск, который вылетел в 9:05, их коллега Таякин отправился из офиса на улице Варги в аэропорт Домодедово. Геолокационные данные его телефона показывают, что он оставался в аэропорту и никому не звонил. Он находился там некоторое время, а после 11:00 вернулся в офис на Варги. В 11:20 из Домодедово в Новосибирск вылетел самолет. На нем была глава отдела расследований ФБК Мария Певчих. Несколько месяцев спустя съемка, слитая российскому государственному телеканалу, показала, что за Певчих следили весь день с момента, когда она вышла из своей московской квартиры рано тем утром.

Съемка скрытой камерой, где Певчих выходит из дома рано утром, чтобы отправиться в Новосибирск. Кадры были слиты российскому телеканалу «Рен ТВ»

На следующий день, 14 августа 2020 г, в 15:34 по времени Томска, Александров совершил первый из двух серьезных «проколов», нарушив режим конспирации. Он на короткое время включил свой основной телефон, который успел отправить геолокационные данные. В тот момент он находился у базовой станции на Проспекте Димитрова, 2 — рядом с гостиницей, где Мария Певчих сняла номер. Та же сотовая вышка обслуживала и другую гостиницу — на следующий день туда заселились Навальный и его команда.

Телефонные логи за следующие три дня говорят о том, что Олег Таякин оставался в главном штабе на улице Варги в Москве, лишь ненадолго дважды за все время отлучившись домой. В течение большей части вечеров он постоянно делал и принимал зашифрованные VoIP-звонки от неизвестного лица. Каждое утро он звонил Макшакову. Макшаков, в свою очередь, после каждого входящего звонка от Таякина звонил Богданову.

Предательский томский байт

Поскольку Александров (и, вероятное, двое других членов команды) использовали во время поездки в Сибирь временные номера, Bellingcat и партнерам пока не удалось установить их маршрут, за исключением полученной информации о заказе билетов и случайных нарушений конспирации.

Однако, судя по данным звонков других членов подразделения, которые использовали свои постоянные номера, указывают на то, что в операции было два периода особо интенсивной активности — вечером 16 августа и ночью 19 августа 2020 года. Об этом можно судить как по высокой частоте коммуникаций, так и по ночным разговорам Макшакова и его начальников с одной стороны и Таякина, Кудрявцева и Кривощекова с другой.

Первый пик активности (16 августа) пришелся на последний день, который Навальный полностью провел в Новосибирске. На следующий день он и его команда выехали в Томск, который располагается в трех с половиной часах езды на север.

Поздно вечером днем ранее, 15 августа, около 23:07, Богданов в Москве позвонил Макшакову. Той ночью (рано утром по времени Новосибирска) Богданов и Макшаков обменялись несколькими СМС-сообщениями в период с 3:00 до 5:00 по Московскому времени (с 7:00 до 9:00 по времени Новосибирска). Эти сообщения перемежались СМСками между Макшаковым и членами отряда Швецом и Кривощековым.

Впоследствии Навальный и его команда заказали обратные билеты из Томска в Москву на утренний рейс 20 августа. Вскоре после этого, судя по данным заказов билетов, команда ФСБ купила билеты из Томска в Москву на 21 августа.

Второй всплеск ночного общения имел место ночью 19 августа. По-видимому, он совпал с промежутком времени, в течение которого Навальный был отравлен в Томске.

В 16:21 по Московскому времени (20:21 по времени Томска) Владимир Паняев отправил СМС Макшакову. Это было уже третье СМС-сообщение, которое Паняев отправил своему начальнику в тот день. Первые два были отправлены рано утром. Вскоре после отправки этого сообщения Навальный отправился поплавать в местной реке. Это стало ритуалом всех его поездок с командой ФБК. Он был вне гостиницы, а его номер был без присмотра в течение примерно 2,5 часов. Он вернулся в гостиницу Xander в Томске в 23:00 и встретился там с его командой, которая только что закончила ужинать в баре Velvet в отеле.

Примерно в 23:15, когда они все сидели в баре, Навальный заказал «Кровавую Мэри». Бармен удивил его, сообщив, что у них нет нужных ингредиентов, и вместо этого предложил коктейль «Негрони». Навальный принял предложение, но, как он рассказал нам, смог сделать только один глоток, так как коктейль был «самым отвратительным на вкус, что он пробовал в своей жизни». Примерно через 15 минут он покинул бар и отправился в свой номер. Сразу после полуночи Мария Певчих отправила ему сообщение с несколькими вопросами об их работе, поскольку она должна была оставаться в городе и завершить работу над антикоррупционным документальным фильмом. Он не ответил, так как уже уснул.

Примерно в то же время, в 20:08 по Московскому времени, Кривощеков позвонил Макшакову. В 20:37 Таякин с кем-то кратко поговорил по мессенджеру. Вскоре после этого он позвонил к Макшакову, при этом будучи подключенным к мобильному интернету. В течение следующих нескольких минут он четыре раз говорил с Макшаковым, в последний раз — в 20:44. В Томске в тот момент было 00:44 следующего дня.

Четыре минуты спустя, в 0:48, Александров совершил второй «прокол». Он снова включил свой основной телефон. Телефон включился буквально на секунду, но этого было достаточно, чтобы обменяться одним-единственным байтом данных с сотовой сетью. Биллинговые данные для этого номера, изученные нашей командой, указывают, что устройство находилось возле сотовой вышке в центре Томска, всего в нескольких минутах езды на автомобиле от отеля Xander. Ниже на карте показаны триангуляционные данные местонахождения устройства к северу от гостиницы Навального в ночь отравления.

Карта с местоположением телефона Александрова в ночь отравления Навального. Источник: Google Maps

Суматоха наутро

В 6:00 20 августа 2020 года команда Навального собралась в фойе и ждала, пока он спустится из номера, чтобы отправиться в аэропорт со своей помощницей Кирой Ярмыш. Для него уже заказали такси. Однако Навальный опаздывал, что было дня него нехарактерно. Впрочем, в 6:05 он все же появился в фойе.

Ровно в это время (2:05 по Московскому времени) Кривощеков отправил СМС-сообщение Макшакову. Затем Макшаков написал сообщение Таякину, который был дома. Таякин ответил быстро (в 2:08) и направился в офис примерно в 3:40. Он прибыл на улицу Варги чуть менее, чем через час. Тем временем, в 4:00 по московскому времени, самолет Навального вылетел из Томска в московский аэропорт Домодедово.

Примерно через 30 минут после взлета Навальный почувствовал симптомы острого отравления и впал в кому в самолетном туалете, куда направился, чтобы освежиться. Пилот перенаправил самолет в ближайший аэропорт, который находился в Омске, примерно в 5:15 по московскому времени, и после краткой задержки из-за ложного сообщения о бомбе в аэропорту сумел посадить самолет в 6:00 по московскому времени. Сотрудники скорой помощи немедленно прибыли на место и вкололи Навальному атропин. Позднее немецкие врачи назвали эту меру спасительной.

Ровно в 6:00 Макшаков позвонил Кривощекову. В 7:11 Макшаков позвонил генерал-майору Богданову.

Тем временем в 5:36 Таякин покинул офис и направился к аэропорту Домодедово. Согласно данным телефонного биллинга, около 6:27 он находился поблизости от аэропорта, но остановился в нескольких километрах от него. Оттуда он сделал VoIP-звонок, прождал некоторое время и чуть позже 7:00 уехал, так и не доехав до аэропорта. В 7:06 он отправился обратно в офис на улице Варги, где перезванивался с Макшаковым и другими членами команды, а в 11:30 отправился в офисе Богданова на проспекте Вернадского, 12. Он пробыл там час, а затем поехал обратно на Варги.

Позднее той же ночью Таякин тоже вылетел в Сибирь. Он заказал билет в 12:05, пока находился в офисе Богданова.

Из Москвы до самых до окраин

Сразу после полуночи 20 августа, пока Навальный находился в больнице в Омске в критическом состоянии, Таякин позвонил главе отделения ФСБ в аэропорту Домодедово. В тот момент он подъезжал к аэропорту, откуда вылетел в Горно-Алтайск — небольшой город примерно в 5 часах езды от Новосибирска. Он покинул Москву в 2:40, а приземлившись позднее тем же утром, сразу отправился в офис ФСБ в центре города.

Нам не удалось установить, что Таякин мог делать в Горно-Алтайске — городе с населением 60 000, который находится в девяти часах езды от Томска и в 13 часах езды от Омска. Однако в расположенном неподалеку Бийске располагается Институт проблем химико-энергетических технологий, который состоит в особых отношениях с Институтом криминалистики ФСБ. Согласно записям о публичных закупках, этот институт оказывал Институту криминалистики «услуги по производству основных фармацевтических продуктов», а также «услуги, связанные с научными исследованиями и экспериментальными разработками в области химических наук». Кроме того, в 2018 году этот институт заявил об изобретении средств «для дегазации поверхностей, загрязненных токсическими соединениями, относящимися к химическому оружию». Важно отметить, что по крайней мере один член отряда ФСБ, а именно Александров, судя по телефонным биллингам, постоянно поддерживал контакт с ученым из этого института Михаилом Василишиным — химическим инженером, который специализируется в области процессов и аппаратов химических технологий.

Таякин провел остаток дня в офисе ФСБ в Горно-Алтайске, который, возможно, использовался для встреч, а затем отправился в зону отдыха к югу от города. Примерно в 18:00 по московскому времени Таякин и Макшаков начали обмен СМС-сообщениями. Этот разговор закончился в 18:21.

К 19:00 омская больница, которая поначалу отказалась отпустить Навального в Германию, внезапно изменила решение и разрешила медицинскую эвакуацию.

Двумя днями позже, 24 августа, три члена отряда ФСБ, которые на момент отравления находились в Томске (Александров, Осипов и Паняев), последовали за ним, вылетев из Горно-Алтайска в Москву.

Нажмите, чтобы посмотреть в полном разрешении

Визит Таякина в Горно-Алтайск (почти в 4000 километрах от Москвы) был не единственной странной кратковременной поездкой члена команды ФСБ, совершенной примерно во время отравления Навального. 25 августа 2020 года, на следующий спустя после того, как Александров, Осипов и Паняев вернулись в Москву, их коллега Кудрявцев (специалист в области химического оружия) вылетел из Москвы в Омск. Он пробыл в городе всего 10 часов, приехав из аэропорта в центр города и вернувшись в Москву позднее тем же вечером.

К тому моменту Навальный уже покинул Омск и начинал долгий путь к выздоровлению в Берлине. Однако его одежда и личные вещи, которые были с ним в больнице Омска, там и остались. Если на каких-то из этих вещей остались следы вещества, которым был отравлен Навальный, они могли указать на отравителей.

До сих пор ни Навальный, ни его семья не получили ответа о местонахождении его одежды.

Заключение

В ходе этого расследования мы обнаружили значительный объем информации, который указывает, что ФСБ, одна из ведущих российских спецслужб, следила за Навальным в течение длительного периода времени, привлекая сотрудников, имевших опыт в работе с химическим оружием, химии и медицине. Такие навыки нехарактерны для обычных практик слежки. Эти сотрудники находились поблизости от оппозиционера в период в несколько дней и часов, в течение которого он был отравлен боевым отравляющим веществом. Они находились рядом с Навальным по крайней мере еще один раз, когда его жена почувствовала необъяснимые симптомы, соответствующие нелетальной случайной дозе того же вещества. Ранее те же сотрудники следили за оппозиционером в течение более 37 поездок, совершенных за последние четыре года. Учитывая, что такие совпадения крайне маловероятны, бремя доказательства и легитимного объяснения действий сотрудников ФСБ лежит исключительно на российском государстве.

Это независимое расследование, которое в дальнейшем будет дополнено, важно еще и потому, что ни одна другая страна не предоставила свою юрисдикцию для расследования отравления Навального — политика, блогера и экс-кандидата в президенты — запрещенным химическим оружием. Этот фактический отказ от расследования по сути перекладывает обязанность расследования на Россию — государство, которое не только замешано в преступлении, но и официально отказалось начать официальное расследование.

Команда Bellingcat составила хронологию перемещений, телефонных звонков и действий сотрудников ФСБ («команда девяти») и команды Алексея Навального.

Мы также подробно изложили методологию этого расследования в отдельной статье. Она доступна здесь.

Расследование команды Bellingcat, CNN, Der Spiegel и The Insider. При участии El Pais Основным исследователем со стороны Bellingcat был Христо Грозев, при участии Петера ван Гюйса, Арика Толера и Йордана Цалова.