Убийство в Берлине: немецким следователям переданы новые сведения о предполагаемом киллере из ФСБ

Язык:
  • В ходе серии расследований в 2019 и 2020 годах Bellingcat, а также наши партнеры The Insider и Der Spiegel, установили личность подозреваемого в убийстве грузинского соискателя убежища Зелимхана Хангошвили в Берлине в августе 2019 года. Предполагаемый убийца, который прилетел в Берлин под именем гражданина России Вадима Соколова, был арестован берлинской полицией вскоре после убийства. В настоящее время его дело рассматривается в Высшем суде Берлина (Kammergericht).
  • В ходе первоначального расследования мы установили, что паспорт, по которому путешествовал арестованный подозреваемый, был выдан государством, однако связан с несуществующей личностью: до 2019 года мужчина с данными «Вадима Соколова» в российских реестрах не значился. Мы пришли к выводу, что такая подставная личность (с полным набором появившихся в 2019 году соответствующих записей в различных российских реестрах, включая реестр налогоплательщиков) могла быть создана только российскими властями.
  • Кроме того, нам удалось установить реальную личность подозреваемого. Это был 56-летний Вадим Красиков, которого российские следственные органы объявили в международный розыск за убийство, совершенное в 2013 году. Ордер на арест, поданный в Интерпол, был отозван в 2015 году. Наше расследование было основано в первую очередь на совпадении местонахождения телефонов, которыми пользовались «Вадим Соколов» и Вадим Красиков, а также на сравнении лиц на черно-белой фотографии Красикова с фотографиями «Вадима Соколова», сделанными после ареста, а также при подаче документов на получение визы.
  • Благодаря анализу телефонных метаданных мы установили, что перед поездкой в Берлин Вадим Красиков тесно общался с членами группы компаний «Вымпел» (где работают в основном бывшие офицеры ФСБ), а накануне перелета в Германию посещал закрытые для посторонних тренировочные объекты ФСБ.
  • Полагаясь в основном на расследование Bellingcat, немецкая прокуратура предъявила Вадиму Красикову обвинение в убийстве, которое было совершено по поручению российских властей, а именно органов госбезопасности — то есть ФСБ. Его дело на данный момент рассматривается в суде первой инстанции в Берлине, приговор ожидается в первой половине 2021 года. Обвинение полагает, что данные криминалистической экспертизы неопровержимо свидетельствуют о том, что задержанный подозреваемый — действительно убийца Хангошвили. Об этом говорит, в частности, наличие ДНК киллера на предметах, которые тот выбросил в реку Шпрее. Однако связь убийства с российскими властями в основном держится на утверждении, что «Вадим Соколов» и Вадим Красиков — одно и то же лицо. 
  • Обвиняемый утверждает, что его зовут Вадим Соколов, что он приехал в Берлин в качестве туриста и понятия не имеет, кто такой Вадим Красиков. Адвокаты защиты утверждают, что свидетельства того, что Соколов и Красиков — один и тот же человек, неубедительны, и основаны исключительно на сравнении лиц.

Однако новые данные, полученные украинскими правоохранительными органами и переданные немецкому следствию, являются весомыми аргументами в пользу основного вывода расследования Bellingcat и развеивают любые остававшиеся сомнения в том, что «Соколов» — это Красиков. Эти данные были получены в ходе спецоперации украинских правоохранительных органов в Харькове, где родилась жена Красикова. Согласно источникам наших партнеров из Spiegel, в последние несколько дней эти новые данные были переданы немецким правоохранительным органам. В распоряжении Spiegel оказались некоторые документы и фотографии из нового набора данных, которыми издание поделилось в Bellingcat.

Среди новых данных — фотографии, по-видимому, из свадебного альбома Красикова и его нынешней жены, с которой он вступил в брак в 2010 году. Также там есть свидетельство о браке, где указано имя мужа «Вадим Красиков».

Цветные фотографии, которые мы изучили, содержат множество новых образцов лица Красикова с различных ракурсов. Это делает сравнение лиц куда более надежным, чем использование ранее полученных нами черно-белых фотографий. Новые фотографии дают еще более уверенное совпадение в Microsoft Azure с коэффициентом 0,88902. Это очень высокий коэффициент, если учесть, что фотографии сняты с разницей в 10 лет, а также изменилась растительность на лице. Похожие сравнения фотографий одних и тех же людей с разницей в 10 лет дают результаты от 0,75 до 0,9.

Скриншот результатов сравнения лиц с помощью Microsoft Azure

Важно, что в новой коллекции фотографий есть снимок Вадима Красикова на пляже в бейсболке и майке. На фотографии видна крупная татуировка на его левом плече. Эта татуировка идентична татуировке на плече «Вадима Соколова» с полицейской фотографии, которую ранее добыл центр «Досье».

Слева: татуировка на руке Вадима Соколова. Справа: фото Вадима КрасиковаПрактически идеальное совпадение основано не только на идентичном рисунке татуировки и ее идентичном положении на верхней части левой руки на обеих фотографиях. Внимательное сравнение кожи под татуировкой позволяет выявить множество совпадающих деталей на коже, например веснушек, родинок и шрамов.

Сравнение татуировок на фото Вадима Соколова и Вадима Красикова

Стоит отметить, что в немецких обвинительных документах, а также в полицейском деле арестованного «Соколова» упоминается еще одна татуировка (с изображением змеи) в нижней части его правой руки. Это соответствует татуировке, которая частично видна на правой руке Красикова на фото с пляжа.

Вторая татуировка на руке Вадима Красикова

На новых фотографиях, предоставленных украинскими властями немецким обвинителям, присутствует набор новых данных, которые делают идентификацию обвиняемого как Вадима Красикова еще более уверенной. Кроме того, они являются вторым независимым источником этой верификации. Важно отметить, что на многих фотографиях из свадебного альбома Красиков запечатлен вместе с женой и их родителями, что связывает человека на фотографиях с именем «Вадим Красиков» в свидетельстве о браке.

Новые свидетельства связи с ФСБ

Как мы сообщали в наших предыдущих расследованиях, метаданные телефона, который ранее использовал Красиков, показывают, что в течение нескольких месяцев после убийства Ханговшили и ареста Вадима Красикова с этого номера продолжалось общение с ранее неизвестным номером. До поездки в Берлин с этого номера Красикову не звонили.

Наша рабочая гипотеза заключалась в том, что после отъезда Красикова его номером пользовалась его жена. Это подтверждалось геолокационными данными, согласно которым телефон оставался в квартире Красикова и периодически перемещался синхронно с телефоном его жены. 6 декабря 2019 года телефон Красикова переместился в направлении аэропорта Домодедово. Примерно в полдень этого дня он был навсегда выключен. Мы предположили, что этот другой номер принадлежал одному из кураторов Красикова из группы «Вымпел» — Евгению Ерошкину, бывшему высокопоставленному офицеру спецназа ФСБ.

Отследив геолокацию этого номера в тот день, мы обнаружили, что он тоже двигался по направлению к аэропорту Домодедово, а позднее в тот же день объявился в Симферополе — столице Крыма, где располагается основной аэропорт на полуострове.

Проанализировав рейсы из Домодедово в аэропорт Симферополя, летевшие в тот день, мы сумели установить единственный потенциальный рейс, который совпадал по времени с отключением и включением этого телефона. Затем мы получили список пассажиров этого рейса.

В списке, как мы и предполагали, обнаружился Евгений Ерошкин, что подтвердило нашу гипотезу, что он и был владельцем этого номера. Мы также установили еще двух пассажиров — по-видимому, женщину и ее дочь. Имена женщины и ребенка совпадали с именами жены и дочери Красикова, однако фамилия была указана другая (согласно нашей редакционной политике, мы не публикуем имена родственников фигурантов наших расследований).

Следует отметить, что дата рождения женщины была указана ровно на год раньше, чем дата рождения жены Красикова.

Этот почерк при создании подставных личностей характерен для ФСБ. Мы ранее описывали его в расследовании об «отряде отравителей» ФСБ, следовавших за Алексеем Навальным. Номер паспорта, по которому путешествовала эта женщина, начинался с цифр «45», что означает, что он выдан в Москве.

Мы проверили, существует ли лицо с таким именем и датой рождения в каких-либо российских базах данных. Результат был отрицательный. Это, а также характерное изменение даты рождения и фамилии (при сохранении имени), и, наконец, полное совпадение даты рождения ребенка с датой рождения ребенка Красикова, подтвердило нашу гипотезу, что российские власти выдали новые документы семье Вадима Красикова, а также приставили к ним «куратора» из ФСБ. Действительно, данные перелетов Ерошкина показывают, что он летал из Москвы в Крым по крайней мере раз в месяц, начиная с первой поездки в декабре 2019 года, и использовал свой запасной телефон практически исключительно для общения с другим номером, который, как мы полагаем, использует жена Красикова.

Следует отметить, что номер паспорта, выданный на новую, подставную личность жены Красикова, — не обычный номер из тех, что выдавались в 2019 году. Номер паспорта (45055201**) указывает, что он был выдан в Москве в 2004 или начале 2005 г (задолго до того, как Красикова переехала из Украины в Россию в 2009 году). Что важнее, номер паспорта, по-видимому, относится к серии последовательно нумерованных паспортов, которые выдаются сотрудникам ФСБ под прикрытием. Например, номер из той же серии, отличающийся всего на несколько цифр, был у паспорта «Сергея Лукашевича» — подставной личности человека, который в 2015 году занимал пост министра государственной безопасности «Донецкой народной республики». Многочисленные сообщения СМИ и свидетельства очевидцев подтверждают, что в так называемом «Министерстве государственной безопасности» работали сотрудники ФСБ под прикрытием.

Другие паспорта из того же диапазона номеров принадлежат другим несуществующим лицам, некоторые из которых летали по совместно заказанным билетами с членами ближайшего окружения бывшего президента Украины Виктора Януковича.

Эти новые данные вновь подтверждают сделанный нами ранее вывод, что ФСБ непосредственно причастна к подготовке и заказу берлинского убийства, а также к попытке скрыть улики уже после убийства. В частности, речь идет, по-видимому, о выдаче подставных документов членам семьи Красикова и эвакуации их в Крым, где они, по-видимому, непосредственно контактируют с куратором из ФСБ.

Куратор из ФСБ

Согласно слитым данным 2017 года о трудоустройстве, Евгений Ерошкин, 1963 года рождения, являлся сотрудником «Вымпел Содействие» — одной из частных охранных компаний со словом «Вымпел» в названии, которыми официально владеет Эдуард Бендерский. Как мы писали ранее, Бендерский — бывший командир спецназа ФСБ, который владеет различными компаниями в сфере безопасности, которые хвастаются способностью «решать вопросы любой сложности», и которые были учреждены бывшими офицерами специального назначения ФСБ. Изучив недавние данные авиаперелетов, можно установить, что в 2015 и 2016 годах Бендерский летал по совместно купленным билетами с генерал-полковником Алексеем Седовым, директором 2-й службы ФСБ.

Евгений Ерошкин, фото с заявки на визу

В течение месяцев перед убийством Хангошвили Евгений Ерошкин интенсивно общался по телефону с двумя подозреваемыми в убийстве: с обвиняемым Вадимом Красиковым и со вторым подозреваемым Романом Демьянченко. Как описано выше, мы установили, что он также часто общался и путешествовал вместе с предполагаемой женой Красикова уже после ареста Красикова в Германии, что говорит о том, что он как минимум в некоторой степени причастен к подготовке берлинского убийства и устранению улик.

Однако данные заявки на визу, поданной Ерошкиным в 2019 году, указывают на то, что, возможно, он планировал участвовать в операции не только удаленно. Информация из базы данных шенгенских виз, с которой мы имели возможность ознакомиться, показывает, что 27 февраля 2019 года Ерошкин (под своим настоящим именем) подал документы на шенгенскую визу в консульство Греции в Москве. Он запросил многоразовую визу на въезд в Европу на период с 26 апреля по 26 октября 2019 года.

Однако греческое консульство не удовлетворило его заявку, и на следующий день (28 февраля 2019 года) выдало ему одноразовую визу, действительную только в течение 17 дней на период с 26 апреля по 27 мая 2019 года.

Записи о путешествиях Ерошкина свидетельствуют о том, что он решил не использовать эту визу и не ездил в шенгенскую зону. Вместо этого, в тот день, когда он получил визу на меньший срок, чем ожидалось, он впервые позвонил Вадиму Красикову. В течение последующих пяти месяцев они говорили по телефону 28 раз, последний раз — всего за несколько дней до отъезда Красикова в Берлин.

Важность новых данных

Новые данные, переданные немецкому следствию украинскими властями, могут стать ключевым элементом аргументации обвинения. Если новые данные попадут в материалы текущего судебного процесса (который близится к завершению), их может быть достаточно, чтобы убедить суд, что «Вадима Соколова» не существует, и что накануне убийства российские власти выдали Вадиму Красикову подставные документы. Это усилит версию обвинения, что заказчиком убийства выступили российские власти. Тогда суду придется оценить масштабные, пусть и косвенные, свидетельства того, что хранящий молчание Красиков действовал по поручению российских властей.

На последнем по времени судебном заседании суд заслушал показания сотрудника полиции, которому подсудимый ранее сообщил, что его мать может подтвердить, что он на самом деле «Соколов». Председатель суда обязал подсудимого предоставить имя и контактные данные его матери, чтобы с ней можно было связаться и она могла дать показания, что он тот, за кого себя выдает. Адвокат обвиняемого быстро вмешался и сказал, что его клиент будет продолжать пользоваться правом хранить молчание.

Если приговор подтвердит фабулу обвинения, то можно ожидать нового пакета дипломатических санкций со стороны Германии. Немецкие власти уже пообещали ввести более жесткие санкции против России, если решение суда подтвердит обвинение в причастности российских властей к убийству Хангошвили.