расследования, открытые для каждого

«Ярость Олив»: следим за партизанской войной в сирийском Африне по социальным сетям

15.03.19

Alexander McKeever

Язык: English

В конце марта 2018 года Вооруженные силы Турции и союзные им группировки «Свободной сирийской армии» завершили операцию «Оливковая Ветвь», захватив самопровозглашенный курдский кантон Африн в провинции Алеппо. В последнюю неделю наступления основная масса защитников Африна из отрядов YPG и YPJ, а также более ста тысяч жителей кантонабежали на восток в прилегающий кантон Шахба. С тех пор Африном управляли различные гражданские организации под эгидой Турции, а также разношерстные отряды повстанцев, склонные к междоусобным боям. Такая раздробленность, как сообщается,привела к воровству, нарушениям прав человека, разрушению культурных объектов, а также масштабному изменению состава населения, которое осуществляет Турция.

Просим отметить, что некоторые кадры, приведенные ниже, можно считать шокирующими. 

Карта Африна и прилегающих районов кантона. Территории под контролем сирийской оппозиции отмечены зеленым, курдских отрядов YPG/YPJ — желтым, режима Асада — красным (автор карты Nathan Ruser)

В такой обстановке бойцы YPG, а также, по-видимому, различные группы, служащие ширмой для курдских отрядов, в течение десяти месяцев ведут партизанскую войну. Эти группировки применяют различную тактику, в том числе самодельные взрывные устройства (СВУ), засады на дорогах, похищения и казни. Группировки демонстрируют свою деятельность в социальных сетях как для внешней, так и для внутренней аудитории, чтобы расшатать власть протурецких сил и подчеркнуть собственную стойкость и возможности.

До операции «Оливковая Ветвь» Африну в основном удавалось избежать ужасов гражданской войны, от которых за последние восемь лет сильно пострадали другие районы Сирии. Вскоре после начала сирийского восстания силы режима вышли из региона, оставив его под контролем курдской партии «Демократический союз» (PYD) и связанных с ней ополченцев YPG и YPJ. С тех пор благодаря фактическому пакту о ненападении­ с силами режима Африну удавалось избежать неизбирательных бомбардировок, от которых страдали подконтрольные повстанцам районы Сирии.

Это относительное спокойствие привлекало внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). По некоторым оценкам, их количество составляло до 100 000. При этом отсутствие свидетельств строительства домов на спутниковых снимках говорит о том, что за это время многие жители кантона и ВПЛ успели убыть в Турцию и другие страны. Довоенное население Африна, где, по данным переписи 2004 года, проживало 172 000 человек, в основном состояло из курдов-суннитов с вкраплениями езидов, христиан-протестантов и арабов-суннитов.

Наступление афринских ополченцев YPG (отмечены желтым) на сирийских повстанцев (отмечены зеленым) на севере провиции Алеппо в 2016 г (Wikimedia Commons)

Весной 2016 года начались бои между YPG и местными группировками повстанцев: афринские бойцы воспользовались наступлением сил режима и заняли несколько населенных пунктов в кантоне Шахба на севере провинции Алеппо. Именно в 2015-­2016 гг произошло изменение турецких приоритетов в Сирии. Это могло быть связано со срывом переговоров с турецкой курдской организацией «Рабочая партия Курдистана» (PKK), а также резкой экспансией связанных с PKK сирийских отрядов YPG за счет «Исламского государства». От материальной поддержки повстанцев с целью свержения режима Асада Турция перешла к непосредственному вторжению на север Алеппо — по-видимому, в попытке остановить и повернуть вспять наступление YPG.

Логотип YPG Media Center

Отслеживание актуальных событий в Африне усложняется хаосом, царящим в кантоне с марта 2018 года, а также из-за предвзятости сообщений местных СМИ.

В этом исследовании рассматриваются атаки, ответственность за которые брали три различные антитурецкие группировки. Однако в Африне имело место множество случаев стрельбы и взрывов, за которые никто так и не взял ответственность. Трудно сказать, были ли эти атаки нанесены партизанами, имеют отношение к междоусобным боям повстанцевили же связаны с убийствами, которые координируются из соседней провинции Идлиб.

Три организации, о которых пойдет htm в этй статье, — это сами YpG, Ghadab al-Zaytoun (GaZ) — «Ярость Олив» и Hêzên Rizgariya Efrînê (HRE) — «Силы освобождения Африна». В этот период о себе заявили по крайней мере еще три другие антитурецкие группировки. Однако эти группы брали ответственность лишь за немногие атаки, в том числе за взрывы в общественных местах, унесшие жизни мирных жителей. Сторонники курдской PYD называли эти группировки фейками из соцсетей и даже провокацией турецкой разведки. YPG публично открестились от этих формирований.

Логотип Ghadab al-Zaytoun

Всего в период с конца марта 2018 г по конец января 2019 г YPG, GaZ и HRE взяли на себя почти 220 атак. Примерно половина атак была нанесена с июля по сентябрь, когда наблюдался пик активности партизан.

Эти группы отличаются друг от друга различными особенностями их деятельности. Кампания YPG, лишь частично задокументированная в фото- и видеосвидетельствах, происходила исключительно в пределах кантона Африн и прервалась в середине декабря.

Группировка Ghadab al-Zaytoun, о существовании которой было объявлено в июне 2018 г, действовала по всему Африну и в других районах на севере Алеппо, подконтрольных протурецким группировкам ССА (которые часто называют «Щит Евфрата»). Группировка сообщала и об атаках в Идлибе — однако неизвестно, насколько правдоподобны эти заявления. Ghadab al-Zaytoun подвергалась критике за похищения и казни бойцов протурецких группировок и предполагаемых коллаборационистов, что отличает их деятельность от деятельности официальных YPG на территории Африна.

Логотип Hêzên Rizgariya Efrînê

Hêzên Rizgariya Efrînê («Силы освобождения Африна») — самая «младшая» из этих трех повстанческих группировок. Об ее создании было объявлено в конце декабря 2018 г. Интересно, что появление группировки совпало с прекращением атак YPG и резким снижением числа атак «Ярости Олив». В отличие от других группировок, HRE регулярно применяет противотанковые ракетные комплексы (ПТРК), осуществляя их запуск из подконтрольного PYD региона Шахба. Несмотря на спад активности YPG и GaZ, последние два месяца партизанских действий стали самыми активными с лета из-за 33 атак, заявленных HRE.

Все заявленные атаки партизан в Африне и на территории «Щита Евфрата» с марта 2018 г по январь 2019 г. Атаки YPG отмечены желтым, Ghadab al-Zaytoun — синим, Hêzên Rizgariya Efrînê — зеленым (карта Nathan Ruser)

Делались предположения, что Ghadab al-Zaytoun и Hêzên Rizgariya Efrînê — всего лишь ширмы для YPG. Эти предположения основаны на сходстве их ареала деятельности, тактики и риторики. В качестве прецедента назывались предполагаемые взаимоотношения между «Соколами свободы Курдистана» (TAK) и PKK в Турции, где первые считаюся ширмой для последних и часто наносят удары по мирным жителям, а PKK может отрицать причастность к ним.

Практически все атаки Ghadab al-Zaytoun направлены против бойцов протурецких группировок, а не мирных жителей. Однако можно предполагать, что YPG не хотелось бы иметь ничего общего с публикацией видеозаписей казней. Сходство тактики и географии деятельности также добавляет веса теории «ширмы». При этом на данный момент эту теорию невозможно однозначно подтвердить или опровергнуть из-за недостатка информации о лидерах и членах группировок. В этом исследовании  YPG, GaZ и HRE рассматриваются как отдельные группировки (или бренды), что позволяет исследовать как сходство, так и различия их деятельности.

Район Шерава на юго-востоке Африна (карта Nathan Ruser)

За исключением долины реки Африн, в регионе преобладает холмистая местность, усеянная оливковыми плантациями. Кантон Африн подразделяется на семь районов, из которых наиболее населенными являются Африн, Джендерес и Раджу. Юго-восточная окраина региона, скалистое продолжение алеппского района Джебель эс-Симеон, известна среди местных жителей как Шерава. Следует отметить, что многие топонимы пишутся в разных вариантах, причем не только при транслитерации с арабского на европейские языки, но и на севернокурдский диалект. Арабские названия некоторых населенных пунктов отличаются от курдских — это связано с кампанией арабизации, которую сирийский режим проводил в1970-х гг.

Заявленные атаки партизан по районам (диаграмма составлена автором материала)

Район Африн, как единственный граничащий с подконтрольным PYD кантоном Шахба, стал местом наибольшего числа атак за период с марта 2018 г по сравнению с другими районами. Большая часть этих заявленных атак имела место в Шераве, что говорит о частом проникновении партизан из Шахбы. В то время как HRE и YPG активно вели свою деятельность в Шераве (на этот район приходится 38% и 22% заявленных этими группировками атак), Ghadab al-Zaytoun в основном действовала в районе Джендереса, Раджу и, в отличие от других группировок, на территории «Щита Евфрата».

Карта активности, составленная по числу заявленных атак с марта 2018 г по январь 2019 г (карта Nathan Ruser)

С начала декабря 2018 года партизанские действия сдвинулись на восток, что вновь подчеркнуло важность Шеравы. В целом за исследуемый период доля заявленных атак, приходившаяся на район Африн и территорию «Щита Евфрата», составила 53%, а в период с декабря по январь эта доля возросла до 70%. При этом рост числа инцидентов на территории «Щита Евфрата» на 20% приходится не на рост числа засад и казней Ghadab al-Zaytoun. Напротив, он связан с появлением HRE, в частности, с использованием ПТРК из-за линии фронта между кантоном Шахба и «Щитом Евфрата».

Заявленные атаки партизан по типу (диаграмма составлена автором материала)

Чаще всего афринские партизаны использовали засады на дорогах и СВУ — на долю атак такого типа приходится чуть менее половины всех заявленных инцидентов. YPG, Ghadab al-Zaytoun и Hêzên Rizgariya Efrînê регулярно использовали такие методы, при этом в их действиях нельзя найти отличия по методике или географическому распределению:

Атака HRE с применением СВУ, район Шерава, 15.01.2019

Атака HRE с применением СВУ, район Шерава, 15.01.2019

СВУ используются как в сельских, так и в городских районах — в последнем случае их применение чаще документируется. Как правило бомбу помещают на обочине, а затем приводят в действие, когда мимо проезжает противник.

Атака Ghadab al-Zaytoun с применением СВУ, город Африн, 23.01.2019

В некоторых случаях устройстваи крепятся к автомобилям или мотоциклам, которые паркуют рядом со статичными целями. Пример — недавняя атака Ghadab al-Zaytoun в городе Африн 21 февраля 2019 г. Такие атаки документируются реже, чем другие, однако во многих случаях заявления о них подтверждаются сообщениями СМИ, поддерживающих протурецких повстанцев.

СВУ, найденное группировкой ССА «Фуркат аль-Хамза», район Шерава, 17.10.2018

Обезвреживание СВУ группировкой ССА «Фуркат аль-Хамза», район Шерава, 05.07.2018

Группировки протурецкой оппозиции в этом районе регулярно обнаруживают и обезвреживают подобные устройства, публикуя их фотографии в своих аккаунтах в соцсетях. На предполагаемых складах оружия YPG также обнаруживают, по-видимому, материалы, которые применяются для производства СВУ.

В то время как многие атаки с применением СВУ происходят днем, атаки из засад по большей части совершаются ночью. Обычно в них участвует один или два бойца со стрелковым оружием, которое иногда снабжено глушителем. Как правило, на месте присутствует оператор для документирования атаки, а сами стрелки носят наголовные камеры.

Засада Ghadab al-Zaytoun, район Африн, 16.08.2018

Засада YPG, район Бюльбюль, 06.09.2018

Засада YPG, район Раджу, 20.09.2018

Партизаны пытаются расстрелять водителя и пассажиров с дальнего расстояния. Когда автомобиль останавливается, они быстро приближаются к нему, снимают погибших и зачастую вытаскивают их тела из автомобиля. Иногда один из партизан достает бумажник погибшего и демонстрирует его идентификационную карту. Видео зачастую начинаются и заканчиваются листком бумаги, на котором указана дата и место атаки. Листок демонстрируется в камеру, чтобы подтвердить подлинность записи.

Засада Ghadab al-Zaytoun, территория «Щита Евфрата», 18.08.2018

Стрелковое оружие, которое применяется в этих атаках, обычно представляет собой типичные для Сирии марки и модели. Тем не менее, внимательный экспертный анализ мог бы помочь обнаружить сходство и различие вооружения трех групп. В настоящее время неизвестно, получают ли партизаны оружие из запасов кантона Шахба, с территории СДС в Манбидже через территорию режима, или же от самих сил режима.

Засада Ghadab al-Zaytoun, территория «Щита Евфрата», 05.08.2018

Засада YPG, район Бюльбюль, 24.08.2018

Изучение одежды партизан также не дает результатов. В сентябрьском видео YPG, которое снято на севере кантона, боец (выше) виден в камуфляже MARPAT, который часто используют бойцы YPG, тогда как на августовском видео, снятом на территории «Щита Евфрата», боец Ghadab al-Zaytoun одет в черную гражданскую одежду. Неизвестно, вызвана ли разница местом нанесения атак или же брендингом повстанцев. При этом низкая видимость на большинстве видео усложняет анализ.

Припасы, найденные на убитых партизанах YPG, район Шерава, 09.08.2018

Схрон оружия, найденный в районе Африн, 27.07.2018

Благодаря СМИ протурецких повстанцев у нас есть кадры как припасов, которые носили с собой убитые в Африне партизаны, так и содержимого найденных в кантоне схронов оружия. Первый снимок был сделан в районе Шеравы в начале октября. По-видимому, на нем были запечатлены припасы партизан, проникших туда из Шахбы: магазины и боеприпасы, гранаты, оборудование для видеосъемки и наблюдения, телефоны, батареи, консервы и табак. На кадрах схрона с оружием, который был обнаружен за месяц до того, видно много аналогичных предметов, а также, по-видимому, припасы для изготовления взрывных устройств.

Афринские партизаны приобрели дурную славу из-за публикации видео казней. Из трех групп, которым посвящен этот материал, подобные видео публиковала только Ghadab al-Zaytoun. 27% атак, заявленных этой группировкой, приходятся именно на казни. Таким образом, казни составляют 7% от всей заявленной деятельности партизан.

Казнь Акаша Хаджжи Ахмеда, Ghadab al-Zaytoun, 05.08.2018

Первое из этих видео было опубликовано 5 августа. На нем запечатлена казнь гражданского по имени Акаш Хаджи Ахмед. GaZ называет его членом созданного незадолго до этого Местного совета Шаррана — поддерживаемого Турцией органа самоуправления, который представляет один из районов Африна. В сопроводительном тексте местный житель обвиняется в том, что служил «проводником» ­для поддерживаемых Турцией формирований, оказывал помощь при «похищении из Африна десятков мирных жителей… судьба неизвестна», а также отправлял угрожающие письма уроженцам Африна, которые бежали из кантона в начале марта, предупреждая, чтобы те «не возвращались в свои дома». Акаша, который едет на мотоцикле, останавливают люди в масках, которые делают вид, будто несут службу на блокпосту протурецких повстанцев. Затем его заставляют слезть с мотоцикла, после чего он бежит в лес, а затем его убивают выстрелом в грудь.

Казнь Акаша Хаджжи Ахмеда, Ghadab al-Zaytoun, 07.08.2018

Со времени публикации этого видео GaZ провела еще пятнадцать казней. Двое из жертв, Ахмад Закария аль-Мухаммад и Муханнад Зеер, как сообщается, были мирными жителями, которых обвиняли в том, что они служили информаторами для турецких властей. Остальные, как сообщалось, были членами различных поддерживаемых Турцией группировок оппозиции, которых похищали в Африне или за его пределами, а затем допрашивали и казнили. Ghadab al-Zaytoun также заявляла о «ликвидации» двоих членов так называемой «Свободной полиции» — еще одного поддерживаемого Турцией органа управления. Однако неизвестно, были ли они также похищены, поскольку были опубликованы фотографии только их трупов.

Пуск ПТРК YPG, Шерава, 26.11.2018

Партизанские атаки против протурецких группировок ССА с применением противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) — сравнительно недавний феномен. В ходе обороны Африна во время операции «Оливковая Ветвь» медиацентр YPG опубликовал не менее шестидесяти видео запуска противотанковых управляемых ракет. Однако впоследствии применение ПТРК в Африне не документировалось — до 26 ноября 2018 г, когда из ПТРК поразили белый автомобиль в районе населенного пункта Бассута в Шераве. C тех пор YPG запустили еще две ракеты ПТРК, также в Шераве. Одно из этих видео, в котором показан пуск ракеты по автомобилю в населенном пункте Климаре 13 декабря 2018 г, совпадает по времени с сообщением о гибели турецкого военного в этом районе.

Пуск ПТРК HRE, территория «Щита Евфрата», 24.01.2019

Пуск ПТРК HRE, территория «Щита Евфрата», 24.01.2019

Местонахождение цели ПТРК HRE, 24.01.2019

C момента создания Hêzên Rizgariya Efrînê в середине декабря группировка задокументировала пуски шести ракет ПТРК. Четыре из них, запущенные из района Шахба, имели целью машины и позиции на территории «Щита Евфрата». Хотя ни на одном из видео не видна пусковая установка ракетного комплекса, вероятно, большая часть — советского производства из запасов режима Асада, которые либо продаются или поставляются самим режимом, или же были захвачены, а затем проданы повстанцами.

Неизвестно, связана ли эта новая тактика с ростом напряженности с Турцией по поводу будущего Манбиджа и подконтрольных СДС районов к востоку от Евфрата, или же возможным успехом Турции по ограничению географии партизанского движения в Африне в октябре и ноябре. Однако налицо совпадение с недавно участившимися столкновениями сил YPG в Шахбе и протурецких группировок ССА в районе населенного пункта Мареаа.

Скриншот заявления Hêrên Rizgariya Efrînê о партизанском движении в кантоне Африн

Скриншот заявления YPG о партизанском движении в кантоне Африн

Изучив аккаунты этих трех групп в социальных сетях, можно получить некоторое представление об их целевой аудитории. Твиттер-аккаунты, связанные с YPG и Hêzên Rizgariya Efrînê (@DefenseUnits, @HRE_official), ведутся на английском языке. Надписи и субтитры в большинстве видео также даются на английском. Пресс-релизы этих групп имеют сходное форматирование и публикуются как отдельные документы на английском, арабском, севернокурдском диалекте (курманджи) и турецком. По-видимому, YPG и HRE стремятся привлечь внимание западных англоговорящих пользователей Твиттера.

Скриншот сайта Ghadab al-Zaytoun

Ghadab al-Zaytoun ведет себя в социальных сетях иначе.Сайт GaZ и видео, которые там публикуются, полностью арабоязычные. Новости о недавних операциях сопровождаются тирадами в адрес Турции, протурецких повстанцев и коллаборационистов, а также утверждениями о правоте своего дела. Судя по всему, Ghadab al-Zaytoun работает с аудиторией внутри Африна — как со своими сторонниками, так и с противниками. Зловещая музыка и кадры их видео, по-видимому, призваны запугать бойцов противника и потенциальных информаторов.

Оценить потери от рук партизан и среди самих партизан довольно сложно из-за уже упоминавшейся непрозрачности информации в регионе и неполного документирования заявленных партизанских действий. Турция и местные группировки протурецкой оппозиции заинтересованы в том, чтобы преуменьшить возможности и эффективность партизан, в то время как YPG, судя по всему, преувеличивают свои успехи.

С марта 2018 года в Африне были убиты несколько турецких солдат. В таких случаях ответственность обычно брала на себя YPG, однако турецкие власти неоднократно называли причиной смерти операции по разминированию. Количество бойцов повстанцев, названных «мучениками» в заявлениях тех или иных группировок, исчисляется десятками, в то время как YPG называет совершенно астрономические цифры. Поскольку имело место более ста атак с визуальным подтверждением, в том числе задокументированных трупов (не менее 48 к октябрю), а также множество взрывов и расстрелов, за которые никто не взял ответственность, стоит оценить, что погибло по меньшей мере сто бойцов протурецкой оппозиции, а также были повреждены или уничтожены десятки автомобилей.

Три бойца YPG/YPJ, убитых в районе Раджу, 07.07.2018

Пресс-служба YPG с 18 марта объявила о 44 «мучениках», убитых в Африне или на его границах. Из них 28 погибли за три недели с 18 марта, когда еще шли бои в Шераве и на лесистых возвышенностях в центре кантона, которые тогда еще не польностью контролировались протурецкой оппозицией.

Если не считать этих 28 убитых за потери партизан, то последние потеряли убитыми всего шестнадцать бойцов, что поразительно мало для десяти месяцев активной деятельности. Многие из сообщений о «мученичестве» подтверждаются турецкими и повстанческими сообщениями об антипартизанских операциях или столкновениях на границе. Такие сообщения часто сопровождаются фотографиями убитых бойцов. Вероятно, на самом деле было убито несколько больше бойцов YPG. Хотя YPG регулярно объявляет о своих «мучениках», зачастую такие сообщения появляются с задержкой. Повстанческие группировки заявили, что взяли в плен около десяти партизан YPG. Однако пресс-служба YPG подтвердила только один такой случай.

Пленный партизан (подтверждено YPG), район Раджу, 06.07.2018

Пленный партизан (как сообщается), район Раджу, 20.01.2019

Из трех группировок партизан только Ghadab al-Zaytoun признавала атаки, в ходе которых погибли непричастные мирные жители. Первым таким инцидентом стал подрыв автомобиля поблизости от рынка Сук аль-Халь на востоке города Африн 16 декабря. GaZ заявила, что целью стал патруль бойцов протурецкой повстанческой группировки «аль-Джабха аш-Шамия», штаб которой, как сообщается, находится поблизости от рынка.

 

Последствия взрыва на рынке Сук аль-Халь, 16.12.2018

Последствия взрыва на рынке Сук аль-Халь, 16.12.2018

В заявлении говорилось, что в результате атаки были убиты «не менее 25 наемников и поселенцев». Под «поселенцами» группировка понимает недавно прибывших в Африн мирных жителей, депортированных из некоторых районов на юге Сирии. Благодаря переговорам между режимом и оппозицией они смогли перебраться на север страны. Турция решила поселить многих из них в кантоне Африн. Некоторые назвали это намеренным изменением состава населения, призванным «разбавить» курдский характер региона.

Место взрыва на рынке Сук аль-Халь (Google Earth)

Согласно местным сообщениям, девять человек были убиты, а 13 ранены. Неизвестно, как число погибших распределяется между мирными жителями и бойцами, однако на видео, снятом сразу после взрыва, видно, какое разрушительное воздействие он оказал на часть рынка.

Заявленные и задокументированные атаки за месяц (составлено автором материала)

К концу февраля партизанские группировки успели объявить о 21 атаке. Это меньше, чем в декабре и январе, однако соответствует средней цифре в 23 атаки в месяц. Менее половины этих атак были задокументированы или подтверждены. Тем не менее, подрыв СВУ на блокпосту «военной полиции» поблизости от населенного пункта Эр-Рай (Чобанбей) и подрыв автомобиля 21 февраля в городе Африн (ответственность за обе атаки взяла на себя Ghadab al-Zaytoun) демонстрируют, что партизаны не утратили своих возможностей.

Особенности партизанских действий изменились — кампания под брендом YPG прекратилась в декабре, Ghadab al-Zaytoun отказалась от ранее использовавшейся тактики, перейдя на заминированные автомобили и мотоциклы, а на смену казням пришли пуски ПТРК. При этом атаки не демонстрируют тенденции к затуханию. Учитывая продолжительный конфликт PYD c Турцией, вновь поступающие сообщения о нарушении прав человека и общем недостатке безопасности в Африне, сравнительно легкие потери партизан и отсутствие национального мирного процесса, едва ли есть причины полагать, что ситуация изменится.

Данные, собранные для этой статьи, за период с марта 2018 по январь 2019 года, можно посмотреть здесь.

 

Дополнение: Мне сообщили, что СМИ YPG использовали как минимум два старых видео повстанческих атак (иллюстрируя пуск ПТРК 15 декабря 2018 г в Шарране и подрыв СВУ 8 декабря 2018 г в Бюльбюле), выдавая их за свои. Очевидно, что период официального окончания партизанской деятельности YPG и начала действий HRE требует дополнительного исследования.

Alexander McKeever

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)