расследования, открытые для каждого

Что отчет МУФ ОЗХО о применении хлора в Саракебе говорит нам о химической атаке в Думе

18.05.18

Eliot Higgins

Язык: English

Недавно опубликованный отчет Миссии установления фактов Организации по запрещению химического оружия об химической атаке 4 февраля 2018 года в городе Саракеб в провинции Идлиб не только содержит информацию об атаке в Саракебе, но и вообще о применении химического оружия в Сирии, а также свидетельства в поддержку версии, что химическую атаку в пригороде Дамаска Думе 7 апреля 2018 года нанесли сирийские правительственные силы.

Как и в расследовании Bellingcat об атаке в Саракебе, в отчете МУФ ОЗХО установлено, что в Саракебе, вероятно, применялся хлор. Следует напомнить, что в мандат МУФ ОЗХО входит установление факта химической атаки, а не определение виновных. Как и в расследовании Bellingcat, в отчете МУФ ОЗХО приведены показания свидетелей о том, что над Саракебом пролетел вертолет и сбросил два боеприпаса, впоследствии определенные как баллоны с хлором. Оба боеприпаса, согласно отчету МУФ ОЗХО и расследованию Bellingcat, упали в восточной части Саракеба.

Карта из отчета МУФ ОЗХО. Место удара отмечено на востоке Саракеба

Свидетельства из открытых источников, связанные с атакой, соответствуют данным расследования МУФ ОЗХО, основанным на показаниях свидетелей и доказательствах, собранных на месте атаки. Однако подробности анализа свидетельств, изложенные в отчете МУФ ОЗХО, показывают высокую вероятность присутствия на месте атаки в Саракебе зарина или сходных с ним отравляющих веществ, расширяют наши знания о применении химического оружия сирийскими властями и позволяют провести параллели с другими химическими атаками в Сирии, в том числе в Думе 7 апреля 2018 г.

В отчете МУФ ОЗХО присутствуют фотографии остатков примененных боеприпасов. Это баллоны с хлором, к одному из которых прикреплена металлическая конструкция. Такие конструкции наблюдались на остатках различных хлорных бомб, применявшихся по всей Сирии, в том числе в Думе 7 апреля 2018 года.

В отчете МУФ ОЗХО эти конструкции описаны следующим образом:

«К боковой части одного из баллонов была приклеплена металлическая конструкция. Эта конструкция состояла из металлических колец, трубок и пластинок, которые были значительно деформированы и покрыты ржавчиной».

Особо важна следующая деталь боеприпаса, изученного в Саракебе:

Фотографии баллона с хлором из отчета МУФ ОЗХО по Саракебу

На фото видна металлическая трубка, которая крепится к более короткой металлической трубке, которая, в свою очередь, крепится к металлической раме вокруг баллона. Эта конструкция идентична оси и колесам на баллонах, сфотографированных в двух местах на месте атаки в Думе:

Колеса и ось на балконе в Думе (источник)

Одно из колес на фото и видео из Думы отвалилось, обнажив такое же крепление, что и на кадрах из Саракеба:

Ось в обломках рядом с баллоном на балконе в Думе (источник кадра слева, источник кадра справа)

Присутствие таких идентичных конструкций ясно говорит о том, что газовый баллон, примененный в Саракебе, оснащен такими же модификациями, что и газовые баллоны, примененные 2 месяца спустя в Думе, почти в 300 километрах от Саракеба. Как и в случае с атакой в Саракебе, авиаспоттеры сообщили, что вертолеты направлялись к Думе, а затем непосредственно перед атакой находились над Думой. Это всего лишь два из множества авиаударов с применением хлора, на месте которых были обнаружены аналогично модифицированные хлорные баллоны. Это вновь подтверждает, что химическую атаку в Думе нанесли сторонники сирийских властей.

Хотя фотографии и видео позволили нам задокументировать применение таких боеприпасов на протяжении многих лет, химическая составляющая этих атак задокументирована далеко не так хорошо. В последнем отчете МУФ ОЗХО приведен химический анализ образцов, собранных «Белыми касками» и МУФ ОЗХО. Анализ обоих наборов образцов дал одни и те же результаты.

В отчете МУФ ОЗХО сделан вывод о наличии «двух цилиндров, в которых, как установила МУФ, ранее находился хлор». В нем также упоминаются «анализы окружающей среды, показавшие аномальную концентрацию хлора», а также «несколько пациентов, поступивших для оказания помощи в медицинские пункты вскоре после инцидента и демонстрировавших симптомы раздражения тканей, соответствующие воздействию хлора и других токсичных химических веществ».

Однако в выводах МУФ ОЗХО также указано следующее:

«МУФ также обнаружила присутствие химических веществ, наличие которых нельзя объяснить естественными причинами и которые не имеют отношения к хлору. Кроме того, некоторые заявленные медицинские признаки и симптомы отличались от ожидаемых при воздействии исключительно хлора. На данном этапе МУФ не удалось собрать достаточно информации и свидетельств, чтобы делать дальнейшие выводы об этих химических веществах».

Медицинские симптомы, задокументированные после атаки, также включены в отчет МУФ ОЗХО:

Все эти симптомы соответствуют воздействию хлора — за исключением сокращения зрачков. Этот симптом обычно связывают с воздействием фосфорорганических веществ, в том числе зарина и веществ, сходных с зарином. Уже сами по себе эти симптомы не характерны для применения хлора, однако есть и другая информация, содержащаяся в результатах анализа проб окружающей среды.  В образцах, проанализированных МУФ ОЗХО, обнаружились диизопропил метилфосфонат (ДИМФ), изопропил метилфосфонат (ИПМФК, или ИМФК) и метилфосфоновая кислота (МФК). Эти вещества не являются побочными продуктами хлора, однако были обнаружены на месте всех атак с применением зарина в Сирии, где ОЗХО проводила химический анализ, в частности на месте атак 21 августа 2013 г в Дамаске, 30 марта 2017 г в Эль-Латамне и 4 апреля 2017 г в Хан-Шейхуне. В докладе французской разведки об атаке в Хан-Шейхуне также приведен анализ боеприпаса, примененного 29 апреля 2013 года в Саракебе. Помимо зарина, там также было обнаружено присутствие ДИМФ.

Это сочетание симптомов и результатов анализа проб окружающей среды указывает на то, что в ходе химической атаке в Саракебе в феврале 2018 года применялся зарин или сходное с зарином веществом. Этот момент представляет особый интерес с учетом сообщений, что в ходе химической атаки в Думе, нанесенной с применением таких же модифицированных газовых баллонов, применялся не только хлор. В сообщениях различных групп, в том числе Сирийско-Американского медицинского общества (SAMS), UOSSM и «Белых касок» говорится о применении в ходе атаки фосфорорганического соединения (которым может быть и зарин) или другого нервно-паралитического вещества. Американские власти также заявляли, что полагают, что в Думе применялся как хлор, так и нервно-паралитическое вещество, вероятно зарин.

Без ответа остается вопрос, как именно нервно-паралитическое вещество могло применяться в ходе атаки. Эксперты, опрошенные Bellingcat, согласились, что добавление зарина в баллон со сжатым хлором было бы крайне опасно. Это означает, что более вероятно крепление к боеприпасу контейнера с таким веществом, однако нет никаких физических свидетельств, подтверждающих эту гипотезу.

Если в результате расследования МУФ ОЗХО инцидента в Думе будет подтверждено наличие ДИМФ, ИМПФК/ИМФК и МФК, это станет доводом в пользу заявлений, что в Думе применялся не только хлор, но и зарин. В таком случае встанет вопрос: в скольких еще атаках с применением хлора за последние четыре года применялся также и зарин? Лишь незначительное количество таких атак были подробно расследованы, поэтому речь может идти о десятках хлорно-зариновых атак, которые не привлекли внимания, поскольку представлялось, что это «всего лишь» очередные из множества атак с применением хлора. Теперь уже поздно изучать более ранние атаки, однако расследование атаки в Думе может помочь понять, действительно ли сирийские власти применяют зарин наряду с хлором.

Eliot Higgins

Элиот Хиггинс – основатель Bellingcat и Brown Moses Blog. Специализируется на вопросах о применении оружия в сирийском конфликте, а также на инструментах и методах работы с открытыми источниками.

Ответить

  • (будет скрыто)