расследования, открытые для каждого

Новые подробности атаки на Думу (Дамаск) с применением хлора 1 февраля 2018 года

08.03.18

Bellingcat Investigation Team

Язык: English

Статья была написана в соавторстве с группой Syrians for Truth and Justice (STJ). Арабоязычную версию этой статьи см. здесь.

Введение

1 февраля 2018 года по городу Дума в третий раз менее чем за месяц были применены отравляющие газы. Согласно данным, полученным корреспонденами STJ, а также командой Bellingcat путем анализа открытых источников, пять ракет, начиненных химическими агентами (по-видимому, хлором) попали по густонаселенному району на востоке Думы, в результате чего трое мирных жителей, в том числе одна женщина испытали удушье.

В последнее время сирийские правительственные войска еще дважды применяли отравляющие газы в Восточной Гуте. В первый раз это произошло 13 января 2018 г, когда по району, соединяющему Харасту и Думу, были запущены снаряды с отравляющими газами, в результате чего пострадали шесть мирных жителей, в том числе женщины и дети (подробнее см. доклад STJ). Второй инцидент произошел 22 января 2018 г, когда жилые районы на северо-западе Думы обстреляли снарядами с отравляющим газом, в результате чего пострадал 21 мирный житель, в том числе женщины и дети. STJ и Bellingcat опубликовали совместный доклад об этом инциденте.

Анализ боеприпасов, примененных в ходе атаки:

По данным Bellingcat, боеприпасы, которые применялись в ходе атаки 1 февраля — это самодельные реактивные снаряды, переделанные из иранских 107-миллиметровых ракет. Стандартные боеголовки были заменены крупными газовыми баллонами, а к хвостам были прикреплены стабилизаторы. Конструкция боеприпаса точно соответсвует боеприпасу, который применялся 22 января 2018 года в Думе, а также в ходе более ранней атаки в Дамаске в начале 2017 г. В некоторых случаях у ракет, найденных на месте двух атак 2018 года, один и тот же номер партии, что говорит о том, что они были произведены примерно в одно и то же время. Это, в свою очередь, указывает на то, что ракеты, примененные в 2018 году, происходят из одного источника:

Остатки боеприпасов, примененных в ходе атаки 1 февраля 2018 г.
Источник: Coordination of Douma

Остатки ракет, примененных в ходе атаки 1 февраля 2018 г. Источник: Coordination of Douma

Житель Думы Хаса ад-Дурра был на месте атаки и поговорил о ней с STJ:

«В 5:30 утра 1 февраля 2018 года, когда наша семья спала дома, мы услышали несколько ракет, но не услышали взрывов, а через несколько минут ощутили запах, похожий на хлор. Он распространялся постепенно, пока не стал невыносимым, а когда мы попытались выбраться из дома, оказалось, что снаружи запах еще сильнее, так что мы вернулись в дом. Я разжег печку, чтобы газ оставался снаружи и мы могли дышать. Я очень боялся за моих детей, я не знал, что делать, так что я принес мокрые тряпки и положил им на лица. Мы едва дожили до рассвета, когда запах стал понемногу пропадать».

Место удара и происхождение ракет

Видео, опубликованные в день атаки Фирасом Абдуллой, позволяют геолоцировать места попаданий трех ракет, примененных 1 февраля, по сельскохозяйственным полям на западе Думы.

Места ударов трех из боеприпасов, которые были применены 1 февраля, геолоцированные и подтвержденные свидетелями Кадры — Digital Globe/Google Earth

Различные организации и отдельные исследователи тщательно следят за ходом боев в этом районе. Судя по их наблюдениям, линия фронта поблизости от мест ударов сильно не менялась, несмотря на недавнюю попытку правительственных сил захватить этот район. По карте проправительственного «военного корреспондента, фотографа и дизайнера военных карт» Максима Мансура, которая была опубликована 12 января 2018 года, за день до другой химической атаки 13 января, видно, что эта местность была атакована правительственными силами:

Карта Максима Мансура с фронтами в Восточной Гуте. Источник — Maxim Mansour

На картах проправительственного сайта «South Front» от 18 января и 29 января видно, что в этот период положение линии фронта не менялось. Та же линия фронта приводится и на картах прооппозиционного СМИ «FSA News», а также на сайте картографирования конфликтов LiveUAMap. Такая линия фронта, которая подтверждается самыми разными источниками, говорит о том, что ближайшие позиции правительственных сил находились в 400-600 метрах от мест ударов.

Также возможно установить вероятную траекторию ракет, примененных в ходе атаки 1 февраля. На одном из геолоцированных видео Фирас Абдулла снимает воронку, оставленную одной из ракет.

Воронка на месте попадания одного из боеприпасов, примененных 1 февраля 2018 г. Источник — Firas Abdullah

Форма этой воронки говорит о том, что ракета прилетела с запада, то есть со стороны позиций сирийских правительственных сил на расстоянии примерно 1 километра. На другом видео, снятом Фирасом Абдуллой, мы видим место удара, где боеголовка химического боеприпаса воткнулась в землю неподалеку от большой стены: Воронка от удара находится к западу от стены, которая идет с юга на север. Высота стены и положение воронки делают крайне маловероятным прилет боеприпаса с востока — он бы должен был попасть в стену. Это вновь указывает на то, что боеприпас прилетел со стороны позиций правительственных сил к западу от места атаки. Далее к западу, на расстоянии 2 километров от мест ударов, находится военная база 41-го полка.

«Запах был очень сильный, так что мы стали помогать пострадавшим, поскольку в Специализированную больницу пригородов Дамаска было доставлено четверо. Пять ракет «Катюша» (доработанных кустарным способом) были запущены по этому району. Большая часть взорвались мгновенно после попадания. Я видел эти пять ракет с баллонами, когда мы проверяли безопасность мирных жителей в этом районе. В любом случае, расстояние между местами попадания ракет не превышало 30 метров. На взрывателе ракеты и на баллонах я видел зеленое вещество, которое посинело. Я не знал, что это, но я знал, что эти ракеты привели к значительным жертвам среди мирных жителей в обширном районе на 3 километра в глубину населенных районов Думы. Это вызвало у людей панику и страх.

Кадр наливного клапана в передней части одной из ракет. Источник: STJ

Кадр трех ракетных двигателей и двух боеголовок боеприпасов, примененных в ходе атаки 1 февраля 2018 г. Источник: STJ

Яссер аш-Шами, директор медицинского офиса Думы, рассказал STJ, что в медицинские центры в городе поступило множество пострадавших. Однако раннее оповещение и быстрая эвакуация гражданских лиц способствовали сокращению потерь, продолжал он:

«В 5:45 1 февраля 2018 г нам поступили трое пациентов, в том числе женщины, с симптомами вдыхания отравляющего газа. Пациенты испытывали затруднения дыхания, раздражение и потливость, несмотря на холодную воду. По запаху их одежды, напоминавшему хлор, было очевидно, что они подверглись газовой атаке. Пациентам оказали помощь в виде омывания из шлангов и бронхорасширителей. Мы наблюдали их в течение двух часов, а затем выписали».

2 февраля 2018 года местный совет Думы опубликовал заявление, подтверждающее, что в 5:30 утра жилые кварталы думы были обстреляны ракетами «земля-земля» с отравляющими газами, в результате чего пострадали мирные жители. В этом заявлении также было указано, что это была третья подобная атака менее чем за месяц.

Заявление местного совета Думы от 12018 г. Источник: местный совет Думы

Несколько источников рассказали STJ, что ракеты были запущены по Думе с базы 41-го полка в районе Барза. Они также сообщили, что отравляющий газ распространился по различным районам города и вызвал панику среди местного населения. Активисты заявили, что полагают, что весьма вероятно, что сирийские войска изменили этот газ для оказания дополнительного воздействия и нанесения более серьезного вреда, чем обычный хлор.

На видео, опубликованном Smart Agency 1 февраля 2018 г видны остатки боеприпасов, примененных в ходе атаки, а также сообщается, что сирийские правительственные войска применили ракеты «земля-земля» с отравляющими газами по окраинам города.

Приложение: Кадры Syrians for Truth and Justice, на которых виден немецкий изоляционный материал внутри одной из ракет, примененных в ходе химической атаки по Восточной Гуте 1 февраля 2018 г.

Исследование для этой публикации проведено при поддержке PAX for Peace.

Bellingcat Investigation Team

Команда исследователей Bellingcat – известная группа волонтеров и штатных исследователей, которым принадлежит авторство основных работ, публикуемых на сайте.

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)