расследования, открытые для каждого

Химическая атака в Хан-Шейхуне: о странной версии Сеймура Херша

26.06.17

Eliot Higgins

Язык: English

25 июня 2017 года немецкая газета Welt опубликовала статью американского журналиста Сеймура Херша, в которой предлагается альтернатива «мейнстримной» версии событий в сирийском Хан-Шейхуне, где 4 апреля 2017 года произошла химическая атака. Эта атака, в ходе которой, как считается, сирийские ВВС сбросили бомбу с зарином, применив его против местного населения, привела к решению Трампа о запуске крылатых ракет по сирийской авиабазе.

Как и во всех своих недавних статьях, Херш предлагает другую версию событий, утверждая, что общепринятая версия неверна. И вновь, как и во всех недавних статьях, Херш основывает такие заявления на горстке анонимных источников, не приводит никаких других свидетельств в поддержку своих заявлений и игнорирует или отвергает свидетельства, опровергающие его альтернативную версию.

Это не первая атака химическая атака в Сирии, после которой Херш представил альтернативную версию событий от анонимных источников. В пространных статьях “Whose sarin?” и “The Red Line and the Rat Line”, опубликованных в London Review of Books, Херш утверждал, что применение зарина в Дамаске 21 августа 2013 года было провокацией, призванной втянуть США в конфликт с Сирией. Однако эти заявления не выдерживали внимательного анализа, поскольку основывались на игнорировании большей части свидетельств, связанных с атаками, незнании сложностей производства и транспортировки зарина, а также непонимании установленных фактов о вышеупомянутых атаках.

В последней статье Херша наблюдается та же тенденция. Большая часть статьи основана на анонимном источнике, который в статье указан как «высокопоставленный советник американского разведывательного сообщества, служивший на высоких постах в Департаменте обороны и Центральном разведывательном управлении». Как и в случае с более ранними статьями, подробности атаки, описанные источником Херша, противоречат свидетельствам из множества других источников.

Итак, какой сценарий описывает источник Херша, и в чем он противоречит другим заявлениям? Херш заявляет, что «сирийцы нанесли удар по встрече джихадистов 4 апреля с помощью поставленной Россией корректируемой авиабомбы с обычной боевой частью», и что эта атака привела к выбросу химических веществ, в том числе хлора, но не зарина, в результате чего и погибли десятки людей. Источник Херша дает значительную информацию о цели, заявляя, что разведданные о ней сообщили американцам еще до атаки.

Согласно источнику Херша, здание, по которому был нанесен удар — «двухэтажное бетонное здание в северной части города», в подвале которого находились «ракеты, оружие и боеприпасы, а также продукты, предназначенные для бесплатной раздачи местным жителям, в том числе медикаменты и обеззараживающие вещества на основе хлора, предназначенные для очистки тел погибших перед похоронами». Согласно источнику Херша, верхний этаж был «установленным местом встреч» и «долго действовавшим штабом, в котором имелись охрана, оружие, коммуникации, документы и карты».

Далее источник заявляет, что Россия внимательно наблюдала за этим местом, установив, что оно действительно используется в качестве места встречи джихадистов. Для подтверждения связанной со зданием деятельности, за ним, согласно источнику, наблюдали «с беспилотника в течение нескольких дней». Согласно источнику, цель была поражена в 6:55 утра 4 апреля, а в ходе оценки повреждений, проведенной американскими военными, было установлено, что сирийская 500-фунтовая бомба «вызвала несколько вторичных взрывов, в результате которых могло возникнуть огромное облако токсинов, распространившееся по городу и образовавшееся в результате выброса удобрений, дезинфицирующих веществ и прочих химикатов, хранившихся в подвале. Эффект облака был усилен густотой утреннего воздуха, из-за чего облако прижимало к земле».

Стоит взглянуть на заявления, сделанные сирийским и российским правительствами в ответ на обвинения в применении сирийской авиацией зарина в Хан-Шейхуне. Министр иностранных дел Сирии Валед Муаллем заявил на пресс-конференции через два дня после атаки, что первый авиаудар был произведен в 8:30 по местному времени по «складу химического оружия, принадлежавшему «фронту ан-Нусра». Тогда наблюдатели отметили, что время, указанное МИД Сирии, было на несколько часов позже первых заявлений о погибших. Оно не соответствует как времени 6:55 утра, приводимому источником Херша, так и времени, приведенному ранее Пентагоном (6:37-6:46 по местному времени). Кроме того, министр иностранных дел Сирии указал, что целью был склад химического оружия, а не место встреч, в подвале которого хранились другие объекты.

Карта траектории самолета, атаковавшего Хан-Шейхун, обнародованная Пентагоном

Россия также публиковала свои заявления об атаке. Российское Минобороны, заявило, в частности, следующее:

«По данным российских средств объективного контроля воздушного пространства, вчера в период с 11.30 до 12.30 местного времени сирийская авиация нанесла удар в районе восточной окраины населенного пункта Хан Шейхун по крупному складу боеприпасов террористов и скоплению военной техники.

На территории этого склада находились цеха по производству фугасов, начиняемых отравляющими веществами.

С этого крупнейшего арсенала боеприпасы с химоружием доставлялись боевиками на территорию Ирака. Их применение террористами было неоднократно доказано как международными организациями, так и официальными властями этой страны»

Эти заявления соответствуют заявлениям сирийских союзников России, но не Херша и его источника. В ответ на обвинения в применении химического оружия ни Россия, ни Сирия не упоминают атаку на «место встречи джихадистов», а место удара они описывают как «крупный склад» «в районе восточной окраины населенного пункта Хан-Шейхун», а не «двухэтажное бетонное здание в северной части города», в котором находятся «охрана, оружие, коммуникации, документы и карты». Единственное, в чем сходятся версии Херша и Сирии/России, это то, что авиаудар нанес сирийский самолет.

Кроме того, ни Сирия, ни Россия не представили свидетельств в поддержку их версий. Если, как заявляет Херш, Россия наблюдала за эти местом «с беспилотника в течение нескольких дней», тогда российские власти могли бы предоставить не только точное местоположение, но и кадры места авиаудара. Однако ни Сирия, ни Россия не обнародовали никаких кадров с места удара, а также не сообщили его точного местоположения. Если бы они это сделали, было бы очень легко проверить место удара на Terraserver, где есть спутниковые снимки Хан-Шейхуна до и после атаки. Как и Россия/Сирия, источник Херша, по-видимому, не может указать точное место удара, несмотря на якобы подробные сведения о нем.

Даже не учитывая тот факт, что версия событий, представленная Хершем, не соответствует версиям ни одной из стороны, стоит также отдельно рассмотреть заявления о воздействии химических веществ. Херш говорит об «оценке ущерба от бомбардировки, проведенной армией США», однако не приводит источника. В этой оценке якобы говорится, что произошло «несколько вторичных взрывов, в результате которых могло возникнуть огромное облако токсинов, распространившееся по городу и образовавшееся в результате выброса удобрений, дезинфицирующих веществ и прочих химикатов, хранившихся в подвале». Он описывает симптомы жертв как «соответствующие воздействию смеси химических веществ, в том числе хлора и органофосфатов, используемых в различных удобрениях, способной вызывать нервно-паралитический эффект, сходный с воздействием зарина». Здесь следует отметить, что органофосфаты используются в качестве пестицидов, а не удобрений. Неизвестно, ошибся ли сам Херш или его анонимный источник. Это не единственная фактическая ошибка в статье: так, Херш заявляет, что при атаке использовался Су-24, тогда как все остальные источники, включая американские власти, заявляют о Су-22.

Несмотря на то, что Херш, по-видимому, полагает, что в ходе атаки не использовался зарин, другие источники с этим не согласны. В частности, об использовании зарина заявляет Организация по запрету химического оружия (ОЗХО), которой поручено расследовать эту атаку. 19 апреля 2017 года ОЗХО обнародовала заявление Генерального директора Ахмета Узюмджю, который описал результаты анализа проб, взятых как у погибших, так и у выживших жертв атаки, заявив, в частности, следующее:

«Результаты анализов, проведенных четырьмя уполномоченными ОЗХО лабораториями, указывают на воздействие зарина или сходного с зарином вещества. Хотя более подробный лабораторный анализ еще предстоит опубликовать, уже полученные результаты представляются неопровержимыми».

Впоследствии, 19 мая, ОЗХО опубликовала отчет, где был представлен дальнейший анализ проб с места трагедии, в том числе погибших животных и проб окружающей среды. Во многих образцах были обнаружены признаки зарина или сходного с ним вещества, а также продуктов разложения зарина, а как минимум в двух образцах был обнаружен сам зарин.

Приложение 3 к отчету ОЗХО от 19 мая

Эти результаты соответствуют разведданным, опубликованным французскими властями, в которых говорится следующее:

«В ходе проведенных французскими экспертами анализов образцов окружающей среды, собранных на одном из мест применения химического оружия в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года, было обнаружено присутствие зарина, диизопропилметилфосфоната (ДИМФ) — побочного продукта синтеза зарина из изопропилового спирта и метилфосфонилдифторида — и гексамина. В результате анализа биомедицинских образцов также установлено, что одна из жертв атаки в Хан-Шейхуне, образец крови которой был взят в Сирии непосредственно в день атаки, подвергалась воздействию зарина».

Итак, множество источников, в том числе эти и другие доклады, говорят о том, что в ходе атаки применялся зарин, в отличие от версии Херша о случайном выбросе химикатов. То, что Херш не ссылается ни на один из этих докладов, говорит о том, что он в лучшем случае не учитывает, а в худшем — намеренно опускает информацию, противоречащую его версии.

Это игнорирование информации, не соответствующей его версии, также очевидно, если вернуться к вопросу о месте атаки. Материалы из открытых источников, появившиеся в день атаки, а также различные анализы спутниковых снимков (в частности, эта замечательная статья New York Times), последовательно указывают на одни и те же места ударов, одно из которых — именно та воронка, откуда, как утверждается, в день атаки распространился зарин. Ни в одном из этих материалов не присутствует строение, описанное Хершем, как и свидетельства атаки на место, указанное в его версии. Журналисты, побывавшие в городе вскоре после атаки, не упоминали описанное Хершем место.

Можно утверждать, что все свидетели и группы на месте событий, все врачи, лечившие жертв, и все, кого опросили журналисты, посетившие место атаки, случайно или намеренно не упомянули описанное Хершем место — однако есть очень простой способ внести ясность в этот вопрос. Спутниковые снимки Хан-Шейхуна, снятые до или после даты атаки, доступны каждому на Terraserver. Источнику Херша достаточно предоставить координаты здания, по которому был совершен удар, чтобы кто угодно, имеющий доступ в интернет, мог найти свидетельства уничтожения здания в этом месте. Это очень простой способ сохранить репутацию как для Херша, так и для газеты Die Welt.

Eliot Higgins

Элиот Хиггинс – основатель Bellingcat и Brown Moses Blog. Специализируется на вопросах о применении оружия в сирийском конфликте, а также на инструментах и методах работы с открытыми источниками.

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)