расследования, открытые для каждого

Пропащие ребята, или Дети, воюющие в Сирии

08.12.16

Eric Woods

Язык: English

Существует много публикаций о детях, воюющих за так называемое Исламское государство. В последнее время в связи с проведением операции по наступлению на Мосул общественность снова обратила внимание на привлечение детей к военным действиям. При этом многие забывают о том, что дети и подростки стоят на службе не только у ИГ, но и у других военных формирований, таких как Сирийская арабская армия, Отряды народной самообороны курдов и множество других джихадистских группировок. Когда существование сообщества находится под угрозой, а количество взрослых защитников сокращается, то неизменно уменьшается и возраст, в котором мужчины считаются боеспособными.

1

Это очень негативно сказывается на детях и подростках. Постоянная и непредсказуемая опасность, а также сильный стресс, связанный с проживанием в зоне вооруженного конфликта, могут привести к появлению симптомов посттравматического стрессового расстройства, депрессии и других заболеваний. Расстройство приспособительных реакций, острая реакция на стресс, сверхбдительность, бессонница, рассеянность внимания и ухудшение памяти – все это возможные последствия повторяющихся травмирующих событий. Согласно исследованиям, проведенным на севере Уганды, коэффициент распространенности симптомов посттравматического стресса у подростков, которых насильно привлекли к участию в военных действиях или похитили, выше, чем у тех, кто стал солдатом добровольно.

Посттравматическое расстройство также чаще проявляется у детей и подростков, которые не получают должной поддержки со стороны семьи и общества. Этот вывод был сделан при изучении поведения детей из Камбоджи и детей, воспитывающихся в общинах в Израиле. Повторяющиеся психотравмирующие ситуации, такие как террористические акты, обстрел бочковыми бомбами, беспорядочный артиллерийский огонь, лишают чувства безопасности и нарушают работу систем защиты. Активизируются внешние и внутренние механизмы, которые должны помочь справиться с тяжелой ситуацией, однако их эффективность со временем снижается, а эмоциональные ресурсы общества уже исчерпаны, и его члены не в состоянии заботиться не то что о травмированных детях, но даже о себе самих.

Когда мы говорим о войне в Сирии, то важно разделять использование детей в агитационных материалах и привлечение детей к настоящей военной подготовке с целью сделать из них солдат. На примере «Исламского государства» видно, что группировки могут одновременно заниматься пропагандой и заставлять несовершеннолетних участвовать в боях, но это осуществляется в рамках двух разных программ. Невозможно провести четкую границу между военной подготовкой, имеющей идеологическую подоплеку, и военной подготовкой, фактически нацеленной на тренировку будущих солдат, которые пойдут в бой наравне со взрослыми. Судя по примеру «Исламского государства», в некоторых группировках детей могут тренировать в течение нескольких лет, прежде чем вывести на поле боя.

Среди других джихадистских организаций об использовании детей в качестве солдат открыто заявляет «Катибат аль-Имам Бухари». Эта группировка преимущественно состоит из узбеков – приверженцев Талибана, а также имеет небольшую долю чеченцев. У нее есть, или, по крайней мере, были центры военной подготовки в районе Алеппо. Там обучают ведению боя в городских условиях, и «Катибат аль-Имам Бухари» в разное время выступала в качестве сильной оппозиционной группировки на севере и на западе Алеппо.

Как можно заключить по фото ниже, иногда бойцы берут своих детей с собой в центр военной подготовки. «Джамаат» – один из немногих надежных социальных институтов для бойцов, прибывающих из других государств, поэтому то, что дети находятся на территории центра, считается вполне нормальным. Часто детей используют в видео для того, чтобы привлечь финансирование. Кроме того, это делается с целью продемонстрировать противнику (и, в меньшей степени, иностранным правительствам, оказывающим поддержку странам Персидского залива), что джихадисты не откажутся от своих взглядов и будут бороться до конца. Единственная группировка, которая намеренно показывает, как ее бойцы в возрасте до 10 лет участвуют в военных действиях, – «Исламское государство».

2

На видео группировки, опубликованном в 2015 году, показана гибель 14-летнего сына командира в сельской местности на севере Алеппо. Несмотря на эту личную утрату, боевики продолжают использовать детей-солдат. Командиры «Катибат аль-Имам Бухари», окруженные другими несовершеннолетними бойцами, клянутся, что продолжат сражение. На другом видео, снятом в том же году, запечатлен командир, который наблюдает, как подростки стреляют из «адской пушки» в Алеппо. Командир очень гордится мальчиками, которые примкнули к сражающейся группировке в столь юном возрасте. Ему это кажется понятным. Один из боевиков как-то сказал: «У нас есть моджахеды, которым по 9, 10, 11, 12, 14 лет, и они носят оружие… Вести джихад можно в любом возрасте». Большинство группировок, воюющих в Сирии, активно занимаются пропагандой, и им не приходится насильно заставлять детей воевать. Дети-солдаты в Леванте отличаются от своих сверстников на африканском континенте.

3

По сравнению с Африкой, похищение играет не столь важную роль в определении дальнейшей судьбы детей и подростков, т. е. в том, будут ли они воевать. Существует много исследований, посвященных несовершеннолетним солдатам в Уганде и Мозамбике. В этих странах укомплектование военизированных формирований новыми бойцами часто связано с похищением. Мальчиков насильно увозят из дома и записывают на военную службу. По-видимому, в Сирии это явление получило меньшее распространение. Возможно, с течением времени это изменится или в результате новых полевых исследований будут получены другие результаты, но сейчас за пределами самопровозглашенного халифата принудительная мобилизация детей и подростков играет незначительную роль. Вместо этого ряды солдат пополняются детьми, которых привозят с собой бойцы, приезжающие на джихад из других стран. Ниже в качестве примера представлена уйгурская «Исламская партия Туркестана» («ИПТ»).

4

«Исламская партия Туркестана» резко выделяется на фоне остальных джихадистских группировок в Сирии. Китай открыто считает «ИПТ», как и других уйгурских националистов, своим врагом. В частных разговорах «ИПТ» упоминалась как группировки «третьего пути джихадизма», которую можно сравнить, например, с «Джунд аль-Акса». Работая под прикрытием «Аль-Каиды» наряду с группировками «Катибат аль-Имам Бухари», «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад» и «Кавказский эмират», «ИПТ» винит своего «далекого врага» так, как ни одна другая сирийская группировка. В ее агитационных материалах можно увидеть целые семьи, вооруженные и готовые пойти в бой. Пропаганда в первую очередь предназначена для того, чтобы запугать китайское правительство и продемонстрировать решительность тем, кто поддерживает «ИПТ» из дома, однако она также дает нам возможность лучше понять субкультуру насилия, которая формируется в кругах сирийских джихадистов. В отсутствие возможности участвовать в общественной жизни, а также доступа к ресурсам и какому-либо образованию, кроме военного и религиозного, дети рискуют попасть в ту же ловушку, что и их родители.

Из открытых источников не всегда понятно, какие функции дети выполняют в различных сирийских группировках. Дети помладше часто выступают в роли лазутчиков или разведчиков. Они не стоят в авангарде, им отведена вспомогательная роль: ни один уважающий себя джихадист не заставит десятилетних мальчишек идти в бой в первых рядах. В боях на передовой скорее участвуют подростки. С точки зрения не особо разборчивого командира, они выглядят как дети, но их физическое развитие позволяет им более успешно справляться с ролью бойца.

Один из признаков, по которым можно отличить подростков, воюющих на передовой, – отсутствие бороды, как, например, в агитационных материалах (см. ниже) «Катибат ат-Таухид валь-Джихад», еще одной узбекской группировки, воюющей в Сирии. Несмотря на то, что на некоторых бойцах маски, а лица других размыты, заметно, что у них нет ярко выраженных усов или бороды, кроме того, телосложением они напоминают именно подростков, а не взрослых мужчин.  Группировки типа «Катибат ат-Таухид валь-Джихад» не хвастаются бойцами в совсем юном возрасте, но явно привлекают к военным действиям подростков.

5

Когда мы говорим о подростках, важно помнить, что по сравнению с детьми они обладают несколько большей независимостью и возможностью принимать решения. Подросток может – под действием угроз, ложных обещаний или навязанных убеждений – согласиться вступить в ряды бойцов той или иной вооруженной группировки. Существует документальное подтверждение того, что подростки воюют за формирования Свободной сирийской армии в Алеппо и за чеченские джихадистские группировки (например, за ныне не существующую «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар»). Учитывая, что сирийская оппозиция подвержена постоянным изменениям, не исключено, что несовершеннолетние уроженцы Сирии присоединяются к группировкам, в основе своей состоящим из иностранных бойцов, чтобы обеспечить себе пропитание, безопасность и некоторую степень контроля над своей разрушенной жизнью. Присоединяясь к вооруженным отрядам и защищая свой народ, они не только зарабатывают себе честь и славу за счет звания мятежников, но и заявляют о своей формирующейся идентичности.

То, что они «снова получают контроль» над своей жизнью, часто приводят как аргумент, оправдывающий выдачу им оружия и привлечение их к военной подготовке. Если ребенок получает оружие – это не нарушение, не аморальная тактика ведения войны, а способ защиты общества. Не важно, какого именно – хоть арабов-суннитов, хоть любого другого. Курдские Отряды народной самообороны (которые, надо сказать, имеют довольно расплывчатое определение), сформированные на севере Сирии в ответ на действия ИГ, тогда еще известного под названием «Исламское государство Ирака и Леванта», часто выдают детям и подросткам оружие и военную форму. У курдов девочки тоже включены в процесс милитаризации несовершеннолетних – они также получают форму и оружие.

 

6

Независимые неправительственные организации критикуют Отряды народной самообороны за регулярное привлечение несовершеннолетних к военным действиям. Несмотря на это, курды не спешат отказаться от детей-солдат. Возможным объяснением этого явления служит отсутствие управления и координации действий между местными и региональными лидерами. Из-за отсутствия хоть какого-нибудь централизованного управления и оппозиция, и сторонники Асада упрямо следуют своим убеждениям с самого начала конфликта в 2011 году. Попытки дипломатического урегулирования, инициированные рядом сторонников в регионе, не увенчались успехом: объединить множество различных группировок и вооруженных отрядов и заставить их следовать единым нормам не удалось. А без этого невозможно повсеместно привести в исполнение какие-либо новые директивы, запрещающие вербовку детей.

Такая проблема наблюдается не только в Отрядах народной самообороны. На другой стороне режима действуют различные контрабандисты, иностранные вооруженные формирования и местные боевики, и у всех у них существуют свои нормы и стандарты поведения. Одна из наиболее значимых группировок, воюющих на стороне сирийского правительства, – «Лива Фатемийюн», организованная Корпусом стражей Исламской революции. По официальной версии этот отряд боевиков был отправлен в Сирию для защиты мавзолея – святыни шиитов. Функционально «Лива Фатемийюн» служит вспомогательным формированием для Сирийской арабской армии. Блогеры, поддерживающие Иран, ведут подсчет потерь личного состава в Сирии. В одной из записей упоминается о гибели «самого юного защитника» – на фотографии изображен мальчик не старше 15 или 16 лет. В других сводках, которые появляются в сети, также поминают несовершеннолетних бойцов. «Лива Фатемийюн» находится под опекой КСИР, поэтому западным странам очень сложно узнать, по каким критериям она отбирает бойцов. Если обвинения в том, что в ее ряды принимают малоимущих афганских беженцев и наркозависимых, окажутся правдой, то критерии, вероятно, просто отсутствуют. Для некоторых мальчиков перспектива зарабатывать по несколько сотен долларов в месяц, чтобы содержать свою семью, настолько заманчива, что они не могут от нее отказаться.

7

Не только иностранные бойцы, борющиеся с сирийской оппозицией, но и войска Асада привлекают несовершеннолетних солдат к военным действиям. И в российских, и в западных СМИ упоминалось, что сирийская армия, которую в целом принято считать единым формированием, на самом деле представляет собой весьма разнородное образование, состоящее из местных боевиков, полевых командиров и контрабандистов. Институт сирийской армии, подточенный коррупцией и разветвленной системой покровительства, дезертирством и общей неэффективностью, дышит на ладан с самого начала вооруженного конфликта в 2011 году. Одно из проявлений этого кризиса – необходимость регулярно нанимать независимых бойцов для ведения войны.

Мохаммед Джабер, одновременно полевой командир, мафиози и наместник Асада, сражается на стороне режима в провинции Латакия, что на северо-западе Сирии. Джабер, прославившийся своим участием в отмывании денег и контрабанде нефти, командует одним из наиболее хорошо организованных и финансово обеспеченных вооруженных подразделений, поддерживающих официальное правительство. Как и у многих группировок, против которых они борются, у «Соколов пустыни» есть свои центры военной подготовки, а также логистический центр, самый крупный среди всех подразделений, действующих на стороне Сирийской арабской армии. Существует предположение, что «Соколы пустыни» сотрудничают с военными консультантами из России. Несмотря на это, в их ряды по-прежнему принимают несовершеннолетних бойцов. Сообщение о мученической гибели двух мальчиков, изображенных на фотографиях ниже, появилось в феврале. Это случилось во время боя у Ханассера (на юге провинции Алеппо).

89

«Соколы пустыни» – не единственная прорежимная группировка, в которой воюют дети-солдаты. Существуют свидетельства о бойцах в возрасте 14 лет, действующих в Дамаске, Алеппо, Хомсе и Латакии. «Куват дир аль-Амн Аскери» (проект военной разведки Сирии) – одно из прорежимных подразделений в Латакии, вербующее несовершеннолетних бойцов. Их участие в боях в Алеппо было замечено за две недели до выхода этой статьи. Сирийское правительство не только игнорирует запрет на применение химического оружия и обязательства по защите гражданского населения во время войны, но и продолжает привлекать к участию в военных действиях солдат, чей возраст вызывает сомнения. Согласно пункту 77(2) Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям (подписан в 1977 году, в том числе Сирийской Арабской Республикой), стороны, находящиеся в конфликте, «предпринимают все практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях». Группировки, пользующиеся поддержкой правительства, такие как Сирийская социальная националистическая партия и палестинские формирования, открыто игнорируют это положение, посылая в бой подростков в возрасте 14 лет.

10

Дети воюют на всех фронтах гражданской войны в Сирии. Совершенно необходимо, чтобы это прекратилось, несмотря на все логистические и организационные трудности. Гражданские войны носят местный характер, и из-за фрагментарности и разнородного состава сирийской армии и сил оппозиции и контролировать дружественные и вспомогательные отряды часто оказывается непросто. Расследование всех потенциальных случаев вербовки несовершеннолетних – задача непосредственных участников конфликта и их зарубежных сторонников. На этой стадии развития на детей очень легко повлиять. Любое действие, любая травма могут оставить глубокий след, замедлить их физическое и умственное развитие. Нельзя допустить, чтобы массовое перемещение и эксплуатация детей и подростков привели к появлению в Сирии потерянного поколения.

Дополнительная информация

По причине характера проекта не все группировки были включены в основную часть статьи. Ниже приведен не полный и не исчерпывающий список группировок, участвующих в сирийском конфликте, которые вербуют детей. Отряды народной самообороны и формирования Свободной сирийской армии ведут себя осторожно и не допускают появления информации о несовершеннолетних бойцах, в связи с чем не удалось установить, в каких именно отрядах нарушаются права детей. Это может оказаться полезным инструментом для исследователей и защитников прав человека. Ссылки предоставлены везде, где это возможно. Видеоматериалы во многих случаях были удалены с видеохостингов (таких как Youtube) по причине нарушения пользовательского соглашения до того, как их удалось должным образом изучить и архивировать.

Прорежимные группировки, в которых дети участвуют в боевых действиях или привлекаются к военной подготовке:

связанные с «Аль-Каидой» группировки, в которых дети участвуют в боевых действиях или привлекаются к военной подготовке:

Eric Woods

Г-н Вудс – независимый исследователь и писатель, в основном занимается такими тематиками, как незаконное распространение оружия, развитие негосударственных военных организаций, доступность образования для внутренне перемещенных лиц и беженцев. Аккаунт в Twitter: @Er_Woods

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)