расследования, открытые для каждого

Друзья или враги? Как складываются отношения между Отрядами народной самообороны курдов и Башаром Асадом

19.09.16

Pascal Andresen

Язык: English

This article originally appeared at Offiziere.ch

9 августа майор Ясир Абд Ар-Рахим, управляющий командным пунктом «Фатх Халеб» в Алеппо, сделал заявление. В нем прозвучало решительное обращение к так называемым Отрядам народной самообороны курдов, контролирующим район Шейх-Максуд в самой северной части города. Ясир Абд Ар-Рахим заявил, что сирийская оппозиция намерена «отомстить» и что курдам в Алеппо «не хватит места, чтобы похоронить всех убитых товарищей». Он обвиняет курдов не только в уничтожении повстанцев, но и в сотрудничестве с войсками Асада в ходе тяжелых боев, которые идут в Алеппо и его окрестностях с конца июня.

castello_road

В частности, он подразумевает инциденты, произошедшие в ходе первой фазы боев в июне–июле 2016 года. В то время как сирийские правительственные войска пробивались на юг к дороге Кастелло (к тому времени – единственному оставшемуся коридору, по которому велось снабжение районов Алеппо, занятых повстанцами), между курдами и повстанцами произошло несколько столкновений.

8 июля курды начали пробиваться к молодежному жилому комплексу, который располагается рядом с дорогой Кастелло. Если бы курдам удалось захватить этот район, они хотя бы частично получили бы контроль над маршрутами снабжения повстанцев в восточной части Алеппо. Шейх-Максуд находится на возвышении (см. изображения выше), так что у курдов уже не первый год хороший обзор дороги и движущегося по ней транспорта. В ходе боев между Отрядами народной самообороны курдов и повстанческими формированиями, которые длились несколько дней, курды открыли минометный огонь по дороге. 30 июля курдским отрядам наконец удалось взять молодежный комплекс.

Столкновений между курдами и повстанцами уже достаточно для того, чтобы вызвать подозрения об их сотрудничестве с правительственными войсками в борьбе против участников восстания. Кроме того, в конце июля в Twitter появилась фотография, изначально опубликованная в аккаунте, поддерживающем режим Асада. На ней группа солдат, предположительно несущих службу в правительственной армии, позирует с мужчиной, одетым в курдскую униформу. Курды уже столкнулись с потоком критики и враждебностью из-за того, что пошли против повстанцев, но после публикации изображения ситуация ухудшилась, несмотря на то, что полностью проверить подлинность фотографию невозможно.

Нужно сказать, что обвинения против курдов выдвигались и до боев в Алеппо. Первые стычки между курдами и повстанцам (в том числе сражение за контроль над Шейх-Максудом в октябре), вероятно, произошли в 2012 году, хотя правительственных войск непосредственно на месте сражения не было.

В октябре того же года все три стороны участвовали в сражении в Рас-эль-Айн (расположен в провинции Хасеке на сирийско-турецкой границе). В атаку на войска Асада, находившиеся в городе, пошли боевики Свободной сирийской армии (ССА), на подмогу которым вскоре пришли джихадисты из Джабхат ан-Нусра и Гураба аш-Шам. Им удалось вытеснить сторонников Асада из города, но пришлось также вести перестрелку с курдами. Затем последовала серия столкновений и периодов перемирия, в результате которой к лету 2013 года отряды курдов полностью заняли Рас-эль-Айн.

Слухи о том, что Военно-воздушные силы Сирии оказывали курдам поддержку с воздуха в ходе битвы в окрестностях города Телль-Тамер в марте 2015 года, проверить сложно. Тем не менее, эта история представляется весьма маловероятной: она непоследовательна и упоминаний о ней немного. Не говоря уже об истории о сотне боевиков «Хезболлы», примкнувшим к Отрядам народной самообороны курдов с целью оказания помощи в боях.

Вне всякого сомнения, самый крупный инцидент, повлекший за собой обвинение курдов в сотрудничестве с Асадом, произошел в конце 2015 – начале 2016 гг. Все началось с конфликта между несколькими повстанческими группировками (не все из них были в составе ССА) и курдскими отрядами. Причиной конфликта послужил тот факт, что курды якобы заключили соглашение с Асадом о снабжении Шейх-Максуда через территории, подконтрольные его войскам. Эти обвинения выдвигал в том числе и Ясир Абд Ар-Рахим, тот самый майор, имя которого уже упоминалось в начале статьи. По иронии судьбы это случилось после образования Сирийской демократической армии – альянса, в который вошли Отряды народной самообороны курдов, бывшие подразделения САА (в основном состоящие из суннитов-арабов), суннитские племена и несколько небольших отрядов боевиков-христиан.

До начала полномасштабных боевых действий в феврале 2016 года курды и повстанцы время от времени вели перестрелки в окрестностях отдаленного кантона Африн. 1 февраля коалиция сторонников Асада, в которую вошли Сирийская арабская армия, Национальные силы обороны, ливанская «Хезболла», иракские шииты, афганские боевики, а также иранские войска, начала наступление на окруженные города Нубболь и аз-Захра.

North Aleppo Offensive of Feburary 2016 (source)
Map created by MrPenguin20, Wikimedia Commons, Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International license).

Это грозило повстанцам серьезными последствиями, так как в итоге они оставались отрезанными от жизненно важного коридора снабжения, ведущего из Турции в Алеппо. Именно в то время, когда повстанцам были необходимы все силы для отражения нападения, Отряды народной самообороны курдов (Сирийская демократическая армия) начали собственное наступление в восточном направлении и в итоге взяли город Телль-Рифъат и авиабазу Минник. Маршрут снабжения повстанцев был перекрыт вторично, что вызвало волну критики среди западных СМИ и наблюдателей.

Согласно Amnesty International, с февраля по апрель 2016 года не менее 83 мирных жителей, в их числе 30 детей, погибли в ходе атак на Шейх-Максуд, целью которых было возмездие. Организация обвиняет в произошедшем различные группировки из состава «Фатх Халеб». Более того, были замечены случаи применения новых видов оружия против курдов. Так, в апреле 2016 года «Лива сукур аль-Джабаль» (бригада «Горные ястребы»), пользующаяся поддержкой США, обстреляла позиции Отрядов народной самообороны курдов на окраине Шейх-Максуда.

На самом деле ситуация намного сложнее, чем можно подумать. Не стоит забывать, что между Отрядами народной самообороны курдов (Сирийская демократическая армия) и правительственными войсками тоже были столкновения.

Например, в сентябре 2012 года, когда под обстрелом оказался Шейх-Максуд. Курдские активисты обвинили сирийское правительство и заявили, что обстрел, в результате которого погиб 21 мирный житель, был проведен в отместку за предоставление укрытия членам сирийской оппозиции. 26 февраля 2013 года правительственные войска совершили аналогичное нападение, результатом которого стали разрушения и гибель мирных жителей.
Обстановка оставалась стабильной в течение двух лет, пока 19 декабря 2015 года Сирийская демократическая армия не заключила перемирие с исламистской повстанческой группировкой «Фатх Халеб». Через несколько дней после этого между Сирийской демократической армией и войсками Асада произошло крупное столкновение, и Шейх-Максуд попал под огонь ВВС Сирии.

С тех пор масштабных сражений в районе Алеппо между этими двумя сторонами не было. При этом они продолжали воевать в других местах, в частности, в провинции Хасеке на северо-востоке страны. Два самых крупных города в этой области, Хасеке и Камишлия (Эль-Камышлы), все еще находятся под контролем правительственной армии. В них неоднократно проходили бои различной степени интенсивности. Последний эпизод сражений с участием Национальных сил обороны с одной стороны и курдскими Асайиш и Отрядами народной самообороны с другой стороны начался 16 августа 2016 года. Через неделю сторонники Асада вынуждены были признать поражение, по соглашению все отряды Национальных сил обороны были распущены или переброшены на базы за пределами города без разрешения вернуться обратно. Единственные оставшиеся в городе силы, лояльные режиму Асада, – отряды полиции, которым разрешено действовать в пределах так называемой «зоны безопасности», составляющей не более 5% всей территории.
Если смотреть на ситуацию в целом, то понять что-либо невозможно. Территорию конфликта в Сирии стоит рассматривать как несколько зон, между которыми не всегда имеется непосредственная связь. Две стороны, ведущие ожесточенные бои друг с другом в одном районе, вполне могут мирно соседствовать в другом. По сути, это способ ведения войны, для которой характерна нехватка личного состава у всех задействованных лиц. Они вступают в бой только в том случае, когда других вариантов нет. Поводы для начала военных действий могут быть разными, чаще всего – обнаружение у противника слабого места или необходимость ответить на провокацию. Существуют предположения (справедливость которых не удалось проверить), что предыдущие столкновения были вызваны такими событиями, как захват в плен, попытка несанкционированного прохода через КПП и оборона собственных позиций. Цель этих столкновений – не раз и навсегда изгнать противника с определенной территории, а всего лишь установить границы и обозначить пределы, приемлемые для стороны. Это испытание силы.

Когда дело доходит до снабжения, то обе стороны в некоторой степени зависят друг от друга. Осада Шейх-Максуда со стороны повстанческих отрядов Алеппо длится как минимум с апреля 2016 года. Неизвестно, в каком объеме курдам удалось наладить контрабандное снабжение через линию фронта. Лекарства и продовольствие в основном поставляют через коридоры, которые связывают район курдов с территориями, подконтрольными правительственной армии, но на всех их не хватает. Повстанческие отряды, в частности Фастаким Кама Умирт, считают это признаком того, что курды заключили союз с Асадом, а курды заявляют, что эти коридоры были открыты курдским и сирийским Красным Полумесяцем.
У Сирийской демократической армии и Асада есть свои враги: официальное сирийское правительство главным образом борется с повстанцами, придерживающимися различных политических и религиозных взглядов, в попытке создать «усеченное» сирийское государство, а Сирийская демократическая армия стремится объединить три самопровозглашенных кантона на севере страны. По большому счету, их пути к обозначенным целям не пересекаются. Башар Асад отказался от идеи управления курдскими территориями с самого начала восстания в Сирии, в результате чего Сирийская арабская армия покинула основные места проживания курдов или, как минимум, перестала проявлять интерес к восстановлению контроля над ними. Поэтому территории, подконтрольные Сирийской демократической армии или Асаду и его сторонникам, граничат только в четырех местах. Это Камишлия (Эль-Камышлы) (1), Хасеке (2), окрестности Алеппо / кантон Африн (3), западные кварталы города Алеппо / Шейх-Максуд (4).
Qamishli region (1), Hasakah region (2), Aleppo countryside/Canton Afrin (3), Western Aleppo city/Sheikh Maqsood (4).

Политическая или даже, скорее, военная ситуация в этих четырех районах может быть очень разной. В период столкновений в Шейх-Максуде обстановка в провинции Хасеке обычно оставалась спокойной, и наоборот. Напряженность и нерегулярные стычки между курдами и Силами обороны Гозарто (поддерживают Асада) в Камишлии в январе 2016 года возникли всего за две недели до того, как каналы снабжения на севере Алеппо были перекрыты в двух местах.

На основании этой информации мы приходим к выводу, что в общем никакого соглашения между Сирийской демократической армией и Асадом не существует. Каждая из сторон иногда совершает действия, которые приносят выгоду не только ей самой, но и противнику, но невозможно сказать, в какой степени такие действия спланированы или скоординированы. В масштабах страны не существует никакого генерального плана, которого придерживались бы и правительственные войска, и Сирийская демократическая армия или Отряды народной самообороны курдов. Для защиты своих интересов ни одна из сторон не гнушается поступиться некоторыми принципами. Они не станут нарушать режим прекращения огня и будут мирно соседствовать друг с другом, если им это выгодно. Но если противник теряет или, наоборот, набирает силу, то нападение практически неизбежно. Тем не менее, неизвестно, захотят ли и смогут ли курды и сторонники Асада в дальнейшем следовать своим стратегиям, особенно если учесть улучшение отношений между Россией и Турцией.

Автор выражает особую благодарность @SerioSito и @QalaatAlMudiq

Pascal Andresen

Закончил университет в 2015 году. Получил степень магистра по специальности «История и культурология». Twitter: @shell_blog. Блог: https://t.co/RCxiqSiZMQ

Ответить

  • (будет скрыто)