расследования, открытые для каждого

Чего ждать от предстоящего отчета МУФ ОЗХО о химической атаке в Думе

03.06.18

Eliot Higgins

Язык: English

Ожидается, что в течение нескольких недель Миссия Установления Фактов (МУФ) ОЗХО опубликует отчет о химической атаке 7 апреля 2018 года в Думе (пригороде Дамаска). Работа МУФ ОЗХО — установить, применялись ли в действительности отравляющие вещества, а не указать виновных. Ранее все инциденты с химическим оружием, о которых МУФ ОЗХО делала вывод, что они действительно произошли, расследовал Совместный механизм расследований (СМР) ОЗХО и ООН. Однако Россия ветировала продление мандата СМР в Совбезе ООН, и на данный момент официальный механизм расследования и установления виновных в химических атаках отсутствует.

С тех пор, как мандат СМР не был продлен, МУФ ОЗХО сообщила о двух химических атаках — 30 марта 2017 г в Эль-Латамне (провинция Хама), где, по заявлению ОЗХО, «крайне вероятно, что зарин был применен в качестве химического оружия», и об атаке 4 февраля 2018 г в Саракебе (провинция Идлиб), где, согласно выводам СМР, в качестве химического оружия наверняка использовался хлор. СМР ООН-ОЗХО не смог расследовать ни один из этих инцидентов, однако команда Bellingcat подробно изучила оба инцидента и пришла к выводу, что ответственность за атаки как в Эль-Латамне, так и в Саракебе несут сирийские власти, причем судя по подробностям отчета МУФ ОЗХО по Саракебу, в ходе атаки наверняка применялся не только хлор, но и зарин.

Даже в отсутствии СМР ООН-ОЗХО все равно можно делать выводы об ответственных за атаку по свидетельствам из открытых источников и подробностям, опубликованным в предыдущих отчетах МУФ ОЗХО и СМР ООН-ОЗХО. Например, различные свидетельства и улики позволили команде Bellingcat сделать вывод об ответственности сирийских властей за атаку на Эль-Латамну. В отчете МУФ ОЗХО по Эль-Латамне представлена крышка заливного отверстия характерной конструкции. Такая же крышка представлена в отчете СМР ООН-ОЗХО об атаке в Хан-Шейхуне 4 апреля. По данным СМР ООН-ОЗХО, эта конструкция «уникальна для сирийских химических авиабомб». «Химические вещества-маркеры», которые в отчете СМР ООН-ОЗХО по Хан-Шейхуну упоминаются как «сильное свидетельство в пользу того, что зарин, примененный в Хан-Шейхуне, был произведен из запасов DF Сирийской арабской республики», были обнаружены и в образцах, изученных МУФ ОЗХО в ходе расследования атаки в Эль-Латамне. Хотя в отчете МУФ ОЗХО о химической атаке в Эль-Латамне прямо не говорится об ответственности сирийских властей, в тексте отчета достаточно информации, чтобы уверенно сделать такой вывод.

Слева: крышка заливного отверстия, найденная на месте атаки в Эль-Латамне; справа: крышка заливного отверстия, найденная на месте атаки в Хан-Шейхуне

В предстоящем отчете МУФ ОЗХО о химической атаке в Думе также может содержаться информация, позволяющая сделать выводы о примененных химических веществах и происхождении атаки.

Признаки применения хлора и зарина

В отличие от многих других химических атак, после атаки в Думе МУФ ОЗХО смогла получить доступ на место обнаружения желтых газовых баллонов, которые, как сообщалось, применялись в ходе атаки, и взять пробы. МУФ ОЗХО также смогла получить от местных гуманитарных групп анализы, взятые у жертв, а также пробы окружающей среды. Можно надеяться, что именно по этим образцам удастся установить, какие именно отравляющие вещества были применены.

В предыдущем отчете МУФ ОЗХО по применению хлора в Саракебе, которое имело значительное сходство с химической атакой в Думе, содержатся подробности, вероятно, имеющие отношения к атаке в Думе. В таблицах ниже приведены результаты химических анализов, проведенных МУФ ОЗХО:

Обращает на себя внимание присутствие, помимо химических веществ, связанных с хлором, других химических веществ — это диизопропил метилфосфонат (ДИМФ), изопропил метилфосфонат (ИПМФК, или ИМФК) и метилфосфоновая кислота (МФК).  Эти вещества не имеют отношения к хлору, однако были обнаружены на месте всех атак с применением зарина в Сирии, где ОЗХО проводила химический анализ, в том числе атаки в Дамаске 21 августа 2013 г, в Эль-Латамне 30 марта 2017 г и в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 г. В отчете французской разведки об атаке в Хан-Шейхуне также присутствует анализ боеприпаса, примененного в ходе атаки в Саракебе 29 апреля 2013 года, где, помио зарина, также было выявлено наличие ДИМФ.

Это говорит нам о том, что в ходе атаки в Саракебе наверняка применялся не только хлор, но и зарин. Симптомы пострадавших от атаке в Саракебе тоже говорят о применении зарина или сходного с ним вещества: у всех пострадавших отмечалось сокращение зрачков, которое является симптомом применения зарина, а не хлора.

Как представители стран Запада, так и местные организации, действующие в Думе, уже заявляли о применении в ходе атаки 7 апреля как хлора, так и нервно-паралитического вещества. Поэтому будет крайне важно, если МУФ ОЗХО обнаружит присутствие в Думе веществ, связанных с зарином, и симптомов у пострадавших, связанных с применением зарина. В отличие от Саракеба, возможно, что МУФ ОЗХО удалось проанализировать биомедицинские пробы. В предыдущих отчетах ОЗХО содержатся результаты анализов биомедицинских проб жертв применения зарина. В отчете СМР ООН-ОЗХО об атаке в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 г говорилось о положительном результате анализа крови различных пострадавших на наличие зарина или сходных с зарином веществ, а в образцах мочи был обнаружен изопропил метилфосфонат (ИМФК) — продукт разложения зарина.

Из анализов образцов, взятых у трупа жертвы предыдущей атаки с применением зарина в Саракебе 29 апреля 2013 года, которые были опубликованы Миссией ООН по расследованию заявлений о применении химического оружия в Сирийской арабской республике, нам известно, какие вещества могут быть обнаружены после смерти жертвы:

Вновь для подтверждения применения зарина в ходе химической атаки используется наличие ИМФК, и если ИМФК обнаружится и в образцах с места химической атаки в Думе, станет ясно, что действительно применялся зарин. В таком случае остается вопрос: откуда взялся этот зарин?

В отчете СМР ООН-ОЗХО по Хан-Шейхуну упомянуты три химических вещества, обнаруженных при анализе образцов из Хан-Шейхуна, которые являются маркерами, свидетельствующими, что «зарин, распространенный в Хан-Шейхуне, был произведен из запасов DF Сирийской арабской республики». Упоминаются следующие химические вещества:

  • Гексафторид фосфора (PF6), он же гексафторфосфат (ГФФ);
  • Изопропил фосфаты;
  • Изопропил фосфорфтораты;

Важно, что наличие ГФФ свидетельствует, «что для производства DF. являющегося прекурсором зарина, применялся HF (фторид водорода)» и что «HF — очень агрессивный и опасный газ, который, соответственно, сложен в обращении. Применение HF свидетельствует о высоком уровне компетенции и технической сложности производства DF, что указывает на производство на химическом заводе». В отчете также говорится:

Кроме того, результаты анализа подтверждают, что зарин был произведен бинарным способом, то есть посредством реакции DF с изопропанолом (iPrOH) в присутствии гексамина.

Гексафторид фосфора (PF6) присутствует в образцах с места атаки 30 марта 2017 года в Эль-Латамне. Там же был обнаружен изопропилфосфорфторат, также упомянутый в отчете СМР ООН-ОЗХО по Хан-Шейхуну как вещество-маркеh, а гексафторфосфат (ГФФ) был обнаружен в образцах различных кусков металла и фрагментов боеприпасов с мест атак 21 августа 2013 года (согласно отчету ООН об этих атаках).

Присутствие этих веществ в образцах из Думы не только подтвердит применение зарина, но и происхождение зарина из запасов сирийской армии. Сирия неоднократно отрицала утрату контроля над складами химических боеприпасов, поэтому это станет наиболее важным свидетельством ответственности сирийских властей за атаку в Думе 7 апреля 2018 г.

Обломки боеприпасов

После атаки 7 апреля 2018 г были сфотографированы и засняты на видео два боеприпаса — желтые газовые баллоны, к одному из которых была присоединена внешняя конструкция. Второй боеприпас не имел внешней конструкции на момент документирования, однако поблизости находились остатки аналогичной конструкции, что говорит о том, что она либо оторвалась от баллона при падении, либо была снята с него уже после падения по неизвестным причинам.

Обломки одной из хлорных бомб, примененных в ходе атаки в Думе (источник)

Такие же желтые баллоны с хлором, некоторые — с внешними конструкциями, аналогичными конструкциям на боеприпасах в Думе, неоднократно документировались на местах предыдущих авиаударов с применением хлора. В отчете МУФ ОЗХО о химической атаке в Саракебе 4 февраля 2018 г приведены подробные фотографии, подтверждающие, что в ходе атак в Саракебе и Думе применялись боеприпасы одного и того же типа.

В недавних отчетах МУФ ОЗХО приводятся подробные фотографии обломков боеприпасов, которые оказались крайне ценными для сличения их с обломками боеприпасов, примененявшихся в предыдущих атаках. По-прежнему требует объяснения то, как именно зарин применялся в ходе атаки 4 февраля 2018 г в Саракебе. Маловероятно, что зарин был помещен внутрь баллона с хлором, что говорит о применении до сих пор не задокументированно боеприпаса или контейнера, крепившегося к баллону с хлором. Если на месте атаки в Думе будут выявлены признаки присутствия зарина, остается надеяться, что МУФ ОЗХО сможет показать, как именно он был применен.

Eliot Higgins

Элиот Хиггинс – основатель Bellingcat и Brown Moses Blog. Специализируется на вопросах о применении оружия в сирийском конфликте, а также на инструментах и методах работы с открытыми источниками.

Ответить

  • (будет скрыто)