расследования, открытые для каждого

Новые доказательства связи сирийских властей с применением зарина в Дамаске в 2013 году из последнего отчета ОЗХО

15.11.17

Eliot Higgins

Язык: English

При внимательном прочтении последних отчетов ОЗХО по атакам с применением зарина в Эль-Латамне и Хан-Шейхуне можно узнать больше подробностей не только об этих двух инцидентах, но и о более ранних атаках с применением зарина в Дамаске 21 августа 2013 года. Это позволяет с еще большей уверенностью утверждать, что ответственность за эти атаки несут сирийские власти, несмотря на заявления об ответственности повстанцев.

После применения зарина 21 августа 2013 года, в результате которого сотни человек были убиты или пострадали, появились различные противоречивые теории о том, кто несет ответственность за эту атаку. В ходе расследований Brown Moses Blog (предшественника Bellingcat) появились различные свидетельства, указывающие на ответственность сирийских властей. Наиболее важное из этих свидетельств — применение в ходе атак ракет «Вулкан» (кроме них, применялись и 140-миллиметровые артиллерийские ракеты М14).

Ракеты «Вулкан» и до того применялись правительственными силами против оппозиции — как в фугасном, так и в химическом вариантах. Группы оппозиции фотографировали и снимали на видео остатки таких ракет с конца 2012 года. В частности, такие ракеты были сняты после химической атаки, нанесенной за две недели до применения зарина 21 августа 2013 года:

Ракеты «Вулкан» появлялись и на видео проасадовских сил и СМИ, что однозначно указывает на их применение правительственными силами:

Расследование Human Rights Watch подтвердило наличие ракет другого типа (140-миллиметровых ракет М14) в арсенале сирийских властей. Эти ракеты были сняты на видео местными жителями после атак:

Нет никаких свидетельств захвата какого-либо из упомянутых боеприпасов силами сирийской оппозиции. Сирийские власти заявили ООН и ОЗХО, что не теряли контроля над своим химическим оружием. В интервью CBRNe World 2014 года Аке Селлстрём, возглавлявший инспекции ООН в Сирии, заявил следующее:

«Я несколько раз спрашивал власти: если это была оппозиция, можете ли вы объяснить, как к ним попало химическое оружие? У них есть довольно шаткие теории: они говорят о контрабанде через Турцию, о лабораториях в Ираке. Я спрашивал прямо: а как насчет ваших собственных запасов? Не захватывали ли какую-то их часть? Могли ли вы сбросить бомбу, которую подобрала бы оппозиция? Они это отвергают. Мне это кажется странным. Если они и вправду хотят обвинить оппозицию, стоило бы представить хорошую версию того, откуда у тех боеприпасы. Такой версии мы не услышали».

Как и в случае с применением зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля, версия российских властей со временем менялась и, по-видимому, основывалась на теориях заговора с нишевых сайтов, а не на собственном российском расследовании. Миссия ООН, расследовавшая атаки, не имела мандата на установление виновных. В отсутствие официальных выводов международных организаций (например ООН или ОЗХО) появились различные альтернативные теории.

Одна из самых распространенных теорий принадлежит перу журналиста Сеймура Херша, написавшего две статьи для London Review of Books под названиями «Whose Sarin?» и «The Red Line and the Rat Line«. Согласно теории Херша, виновными в атаках были группы оппозиции. Впоследствии Херш заявил на CNN что «Получить зарин не сложно. Его можно сварить на заднем дворе — надо всего лишь соединить два химиката».

О простоте получения зарина заявлял не только Херш — аналогичные заявления делали и российские, и сирийские власти. В сентября 2013 года министр иностранных дел России Сергей Лавров, говоря о более раннем применении зарина в Хан-Эль-Ассале в марте 2013 года, заявил следующее:

«Данные, касающиеся нашего расследования инцидента близ Алеппо 19 марта с.г. доступны всем членам Совета Безопасности ООН, и, по-моему, они есть даже в открытом доступе.

Там все профессионально изложено, и у нас нет сомнений, что вещество зарин, которое было применено 19 марта под Алеппо, является самодельным и изготовлено в кустарных условиях.  У нас также есть сведения, что в ходе печально известного эпизода 21 августа, когда было применено химическое оружие — а это уже установленный факт — также использовался зарин примерно того же происхождения, что и вещество, задействованное 19 марта, но только большей концентрации».

Президент Сирии Башар Асад делал аналогичные заявления в интервью в сентябре 2013 года:

«Газ зарин называют «кухонным газом». Знаете, почему? Потому что кто угодно может получить зарин у себя дома».

Эти заявления Херша, Лаврова и Асада о якобы простоте получения зарина противоречат реальным примерам получения зарина государствами и негосударственными организациями. Японский культ Аум Сенрикё потратил 30 миллионов долларов на производство гораздо меньшего количества зарина, чем то, что было применено в ходе атак 21 августа:

«Завод представлял собой отдельно стоящее трехэтажное здание. В нем трудились рабочие, имевшие опыт в области химии и химической инженерии, разработавшие и создавшие соответствующие средства контроля процесса. Это была сложная и дорогая операция. Производилось около 2 галлонов [~7,5 литров] зарина за партию».

Несмотря на эти противоречия и явные свидетельства применения боеприпасов, используемых только сирийскими властями, некоторые до сих пор утверждают, что в атаках 21 августа 2013 года могли быть виновны только группы повстанцев. В доказательство они ссылаются на статьи Херша и других авторов. Однако в новом отчете ОЗХО содержится новая информация, подкрепляющая доказательства ответственности сирийских властей за применение зарина 21 августа 2013 г.

В отчете СМР ООН-ОЗХО об атаке 4 апреля 2017 г в Хан-Шейхуне говорится следующее:

«Все пять образцов DF из запасов Сирийской Арабской Республики и из окружающей среды на месте атаки в Хан-Шейхуне содержали примесь PF6 (гексафторид фосфора). Механизм изучил значимость PF6 как «маркера» DF, произведенного Сирийской Арабской Республикой. В ходе исследования были изучены условия образования PF6 в ходе получения DF, а также возможности очистки DF от PF6. Лабораторные эксперименты показали, что PF6 образуется, если при производстве DF для фторирования используется фторводородная кислота (HF). Если применяются другие часто используемые фторирующие вещества, PF6 не образуется. PF6 также не образуется в таком DF в результате долгосрочного хранения. Тесты также показали, что удалить PF6 посредством дистилляции невозможно».

«Исходя из вышеизложенного, Механизм заключает, что присутствии вещества-маркера PF6 свидетельствует о применении HF для производства DF, послужившего исходным веществом для получения зарина, который был применен в Хан-Шейхуне. HF — очень агрессивный и опасный газ, поэтому он сложен в обращении. Применение HF указывает на высокий уровень компетентности и сложности производства DF, что говорит о производстве на химическом заводе».

«Образцы из Хан-Шейхуна содержат три типа вышеописанных веществ-маркеров: PF6, изопропилфосфаты и изопропилфосфорофторидаты. Их присутствие является веским доказательством того, что зарин, примененный в Хан-Шейхуне, был произведен из DF из запасов Сирийской Арабской Республики».

«Гексафторид фосфора (PF6)» также известен как гексафторфосфат (HFP). Он присутствует в образцах с места атаки в Эль-Латамне 30 марта 2017 года. Также там присутствует изопропилфосфорофторидат — еще одно вещество-марке, упомянутое в отчете СМР ООН-ОЗХО об атаке в Хан-Шейхуне. Как говорится в отчете СМР ООН-ОЗХО, их присутствие является веским доказательством того, «что зарин, примененный в Хан-Шейхуне, был произведен из DF из запасов Сирийской Арабской Республики». Крайне важно, что присутствие HFP свидетельствует о «применении HF для производства DF, послужившего исходным веществом для получения зарина», и что «HF — очень агрессивный и опасный газ, поэтому он сложен в обращении. Применение HF указывает на высокий уровень компетентности и сложности производства DF, что говорит о производстве на химическом заводе».

Это заявление особо важно при повторном изучении результатов анализа образцов, взятых на месте атак с применением зарина 21 августа 2013 года. Этот анализ приведен в отчете ООН об этих атаках. В ходе анализа было установлено, что на некоторых кусках металла и фрагментах боеприпасов, извлеченных с мест атак 21 августа 2013 года, помимо других веществ, обнаруженных также в образцах с мест атак 30 марта и 4 апреля 2017 года, присутствовал и гексафторфосфат (HFP). Таким образом, во-первых, на месте атак 21 августа 2013 года присутствовало вещество, которое, согласно СМР ООН-ОЗХО, указывает на то, что применявшийся в ходе этих атак зарин был «произведен из DF из запасов Сирийской Арабской Республики». Во-вторых, вопреки заявлениям Башара Асада, Сергея Лаврова и Сеймура Херша, процесс производства зарина, примененного 21 августа 2013 года, «указывает на высокий уровень компетентности и сложности производства DF, что говорит о производстве на химическом заводе».

Это также вызывает вопросы об атаке в Хан-Эль-Ассале 19 марта 2013 г. Сергей Лавров заявил, что, исходя из российского изучения зарина, применявшегося в Хан-эль-Ассале, сделан вывод, что зарин, применявшийся 21 августа 2013 года, был того же типа, однако применялся в более высокой концентрации. Хотя Россия и Сирия заявляли об ответственности группировок повстанцев за атаку в Хан-Эль-Ассале, заявление Лаврова, что в обеих атаках применялся один и тот же зарин, фактически указывает на то, что за атаку в Хан-Эль-Ассале также несут ответственность сирийские власти. Россия представила ООН досье об атаке в Хан-эль-Ассале, однако это расследование так и не было обнародовано. Можно предположить, что содержание этого расследования помогло бы пролить свет не только на то, кто на самом деле несет ответственность за применение зарина в Хан-эль-Ассале, но и на другие атаки с применением зарина в ходе сирийского конфликта. Выводы ОЗХО и ООН по другим атакам, в свою очередь, могут объяснять то, что Россия до сих пор не опубликовала расследование по Хан-эль-Ассалю.

Eliot Higgins

Элиот Хиггинс – основатель Bellingcat и Brown Moses Blog. Специализируется на вопросах о применении оружия в сирийском конфликте, а также на инструментах и методах работы с открытыми источниками.

Ответить

  • (будет скрыто)