расследования, открытые для каждого

Расследование применения зарина 30 марта 2017 года в Эль-Латамне

31.10.17

Bellingcat Investigation Team

Язык: English

Согласно свидетельствам из открытых источников, исследования ОЗХО и Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, а также свидетельствам очевидцев, 30 марта 2017 года в Эль-Латамне был применен зарин — за несколько дней до более известного применения зарина 4 апреля 2017 г в Хан-Шейхуне. Обе атаки были нанесены сирийскими ВВС. Кроме того, видео и фотографии с места атаки указывают на применение в Эль-Латамне той же бомбы, что была сброшена на Хан-Шейхун.

4 октября глава Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) Ахмет Узумчу рассказал AFP, что «Анализ собранных (ОЗХО) образцов… имеет отношение к инциденту, который произошел на севере Сирии 30 марта этого года», и что результат анализа показал «присутствие зарина». Этот анализ подтверждает наличие зарина на месте предполагаемой химической атаки, произошедшей за пять дней до химической атаки в Хан-Шейхуне 4 апреля, где, согласно отчету ОЗХО от 4 июля 2017 г, также было подтверждено наличие зарина.

Применение зарина, о котором идет речь, произошло в населенном пункте Эль-Латамна. О нем говорится в последнем по времени докладе Независимой международной комиссии по расследованию событий в Сирийской Арабской Республике:

«30 марта около 6.30 утра – через пять дней после удара сирийских сил по больнице в Аль-Латамнехе с применением хлора (см. пункт 64 выше)[см. также соответствующий доклад Bellingcat] – неопознанный самолет сбросил две бомбы на поле, находящееся к югу от деревни Аль-Латамнех. Опрошенные рассказывали, что первая бомба упала практически бесшумно, однако из нее начало распространяться «ядовитое вещество» без особого запаха, тогда как вторая бомба разорвалась с громким звуком. В результате первого взрыва пострадали по крайней мере 85 человек, у которых наблюдалось затрудненное дыхание, потеря сознания, покраснение глаз и нарушения зрения. В числе пострадавших были 12 мужчин – сельскохозяйственных работников, находившихся в 300 м от точки удара, причем 2 из них были несовершеннолетними. Впоследствии плохо себя почувствовали также девять медицинских работников, которые лечили пациентов без применения средств индивидуальной защиты».

«Хотя Комиссия не может точно определить вещество, от которого 30 марта пострадали люди, некоторые опрошенные описали определенные симптомы (в том числе очень слабый пульс у одного пациента, сужение зрачков, удушье, тошноту и спазмы у другого), указывающие на отравление фосфорорганическим соединением, например пестицидом или отравляющим веществом нервно- паралитического действия. Отсутствие характерного запаха хлора в сочетании с вторичным отравлением медицинских работников, которые лечили пострадавших, подтверждает вывод о том, что применен был не хлор, а другой токсичный химикат. С учетом налетов, которые в то время проводили сирийские и российские силы в этом районе, отсутствия указаний на то, что российские силы когда-либо применяли химическое оружие в Сирийской Арабской Республике, и неоднократного применения химического оружия сирийскими военно- воздушными силами имеются достаточные основания для вывода о том, что 30 марта химическое оружие в Аль-Латамнехе применили именно сирийские военно-воздушные силы».

В докладе Комиссии по расследованию не указан конкретный тип примененного отравляющего вещества. Однако подтверждение ОЗХО о наличии зарина говорит о том, что это вторая атака с применением зарина, вину за которую Комиссия по расследованию возложила на сирийские власти.

Сообщения с места событий

После наступления повстанцев в направлении города Хама, начавшегося 22 марта, сирийские власти стремились вернуть территории, потерянные в ходе этого наступления. 30 марта Reuters сообщили об авиаударах по контролируемым повстанцами районам к северу от Хамы, в том числе по Эль-Латамне. Абдалла Дарвиш, глава организации здравоохранения в контролируемых повстанцами районах провинции Хама, сообщил Reuters:

«В бомбардировке было вещество, вызвавшее сильное раздражение, обильную пену изо рта и сокращение зрачков».

В заявлении Дирекции здравоохранения Хамы говорится, что атака была нанесена в 6:00 30 марта, причем авиаудары наносились по различным районам города, в результате число пострадавших составило 78 человек. Некоторые пострадавшие демонстрировали симптомы воздействия химических веществ, в том числе сокращенные зрачки — важный симптом, характерный для воздействия зарина. В заявлении также указано, что 13 медицинских работников, оказывавших помощь пострадавшим, также демонстрировали симптомы воздействия химических веществ.

В мае Human Rights Watch рассказала о подробностях атаки, основываясь на показаниях свидетелей. В докладе HRW говорится следующее:

«Сирийско-американское медицинское общество сообщило, что афиллированные с ним больницы в этом районе оказали помощь 169 пострадавшим от воздействия химических веществ, однако погибших не было. Один из свидетелей рассказал, что большая часть пострадавших были членами вооруженных формирований, однако мирные жители в этом районе также пострадали».

Местный фермер Анвар Рахмун рассказал Human Rights Watch, что атака произошла в 6:00. Две бомбы упали примерно в 100 метрах от него. Согласно Анвару Рахмуну, «первая была не очень громкой, но от второй все вокруг затряслось». Рахмун также описал симптомы, которые ощутил после атаки:

«Я чувствовал себя, будто под воздействием наркотиков. Я бежал, мои ноги касались земли, но я больше их не чувствовал. Затем я упал и потерял сознание. Мой шурин сказал, что когда они нашли меня, им пришлось убирать с моего лица много пены. Они доставили меня в больницу, думая, что я уже мертв, но, к счастью, семь часов спустя я пришел в себя».

Эти сообщения в основном соответствуют заявлениям врачей и жертв на видео с английскими субтитрами, опубликованном Дирекцией здравоохранения Идлиба. Один из свидетелей упоминает две «ракеты» около 6:30 утра:

Согласно заявлению UOSSM USA, по меньшей мере «70 мирных жителей, в том числе медицинских работников, пострадали от воздействия химического вещества». В заявлении также приводятся симптомы:

«…тошнота, тревожное возбуждение, выделение пены изо рта, мышечные спазмы и точечные зрачки. У двоих пациентов произошла остановка сердца. О погибших не сообщалось».

В заявлении UOSSM USA также была приведена фотография суженного зрачка одного из пострадавших:

Bellingcat также получила видео с некоторыми жертвами атаки, снятые медицинскими работниками:

На других кадрах видны аналогичные симптомы и аналогичные описания свидетелей. При этом имеются отличия цифр количества пострадавших — оценки начинаются от 30, причем заявляется, что многие пострадавшие — фермеры. Нам удалось связаться с Анваром Рахмуном, фермером, у которого взяли интервью Human Rights Watch. Он рассказал нам следующее:

«Атака была нанесена в период с 6:00 до 6:15. Прилетел самолет «МиГ» и запустил четыре ракеты. Мы мирные жители, мы живем на окраине деревни, в основном мы фермеры. Четвертая ракета была мощной, мы почувствовали яд.

Мы, кто живет в этом районе, — фермеры, мы шли на поле. Был сезон кумина. Я забежал в один из домов и внутри потерял сознание. Я был без сознания 12 часов.

Меня доставили в больницу в Идлибе, где я два дня был в реанимации. Когда я проснулся, я почувствовал огонь в голове. Первые десять минут я не мог пошевелиться. Я чувствовал полный паралич, но через некоторое время стал понемногу двигать разными частями тела. Я оставался в больнице 15 дней, страдая от затруднений дыхания. Когда я открывал глаза, я ничего не видел. Я пробыл там десять дней, я не мог спать, потому что, когда я хочу спать, я чувствую, будто все мое тело мертвое. Когда я закрывал глаза, я чувствовал, как будто все мое тело уже 10 дней как мертвое. Мне не разрешали спать. Когда я хотел уснуть, врачи меня будили. Я пробыл в критическом состоянии десять дней, но теперь, слава Богу, со мной все в порядке.

(Мы поехали) в Турцию к международной комиссии по расследованию. У меня взяли кровь на анализ и опросили. Пострадали более 50 человек, в том числе дети. Погибли и овцы. Сгорело 2000 квадратных метров травы. Когда по нам нанесли удар, я не чувствовал никакого запаха. Я помогал людям. Затем я потерял сознание. Меня спасли через два часа. Когда меня нашли, они думали, что я погиб. У меня изо рта шла белая пена, я был без сознания.

Мы в деревне узнаем самолеты, когда они прилетают. Мы знаем, какой самолет ударил по нам ракетами. Но сначала видно только, что это ракеты. Неизвестно, есть ли в них яд. По нам нанес удар «МиГ» четырьмя ракетами. Мы услышали его и спрятались. Но мы все это видим уже шесть или семь лет, так что мы узнаем самолеты и ракеты по звуку, отличаем бочковые бомбы от ракет, знаем, когда подлетает артиллерийский снаряд. Все мирные жители это знают. Когда мы отправились в больницу в Турции, с нами был доктор Махмуд Аббас, который всё документировал».

Анвар Рахмун также предоставил видео одного из пострадавших, который лечился в Турции 3 месяца, когда они возвращались в Сирию:

Человек на видео рассказывает:

«Они нанесли по нам удар три месяца назад. За два дня до атаки по Хан-Шейхуну. Они применили по нам зарин. Этот молодой человек 3 месяца находится в реанимации. У нас было 20 пострадавших, но он вдохнул больше всего отравляющего газа. Этот молодой человек из Латамны. Он — сын Кармо Набхана. Его руки и ноги сухие. Он не видит. Мы не знаем, что с ним делать».

Доктор Махмуд Аббас, о присутствии которого в Турции говорил Анвар Рахмун, рассказал нам, что среди жертв были как мирные жители, так и бойцы, их симптомы говорили о применении зарина, а его встреча с ОЗХО продолжалась восемь часов.

Мы также поговорили со спасателем «Белых касок» Абделем Манафом Салехом, который заявил, что, по его мнению:

«Они нанесли удар по работникам на сельскохозяйственном поле, засеянном кумином. Место, по которому нанесли удар, было далеко от штаба (повстанцев). Штаб был более чем в 500 метрах».

Далее он пояснил, что фермеры прореживали поля кумина, чтобы обеспечить рост более сильных растений. Абдель Манаф Салех также сообщил, что пострадавших направили в Турцию, где анализы выявили воздействие зарина.

Место удара

Сбор образцов членами Сирийской гражданской обороны присутствует на видео, загруженных на YouTube-каналы SMART News Agency, Halab Today TV, Al Jazeera Mubasher и Syrian Press Center. Видео удалось геолоцировать на местности поблизости от населенного пункта.

Одно из видео, снятое местным оператором Махмодом Хамваем, было опубликовано в 7:17 по местному времени 30 марта. Как сообщается, на нем виден момент атаки. Нам удалось геолоцировать это видео, но из соображений безопасности оператора мы не публикуем подробностей местоположения камеры. Судя по местоположению камеры, направление облака дыма соответствует геолоцированному месту удара. Bellingcat также связались с Forensic Architecture, которые изучили изображения и сообщили, что судя по изображениям, дым наблюдался приблизительно в 3,3 километрах от камеры, то есть поблизости от известного места удара. Таким образом, существует высокая вероятность, что на видео действительно запечатлен момент атаки. Однако неясно, видим ли мы подрыв зариновой бомбы или другого боеприпаса, примененного в той же атаке, который упоминали свидетели:

Махмуд Хамвай сообщил, что атаку осуществил Су-22, что соответствует заявлениям Shaam News Network, и что он прибыл с авиабазы Шайрат. Однако он не предоставил доказательств этих заявлений. Он также заявил, что в тот же день по городу нанес удар другой самолет, а Су-22 нанес еще один удар с применением зарина по деревне Зур аль-Махрука (в трех километрах к югу от Эль-Латамны). Он сказал, что название этой деревни малоизвестно, так что могло сообщаться, что этот авиаудар был нанесен по Эль-Латамне.

Мы также поговорили с членом химической команды Сирийской гражданской обороны, посетившим место событий. Он заявил, что информация о нанесении атаки самолетом Су-22 была передана от наблюдателей за самолетами, и что в тот день были сброшены две бомбы с зарином. Он также заявил, что образцы, собранные на месте этой атаки, были направлены ОЗХО, которая подтвердила применение зарина в ходе этой атаки.

Расследовательской команде Bellingcat не удалось найти дополнительной информации о предполагаемом втором применении зарина в Зур аль-Махруке.

Место удара находится примерно в 300 метрах от ближайших зданий, однако менее чем в 200 метрах к северу находится довольно интересный объект. В самом начале российской операции в Сирии, в сентябре 2015 года, это место, где, по-видимому, расположен подземный комплекс повстанцев, фигурировало в трех различных видео Минобороны России, демонстрирующих авиаудары по этому месту. В каждом из трех видео МО РФ ложно утверждало, что удар наносился по ИГ, тогда как ИГ в тот момент в этом районе не присутствовало. В одном из видео МО ложно заявило, что место авиаудара находится в Ракке:

Хотя некоторые свидетели предполагают, что целью атаки могли быть фермеры в поле, этот контролируемый повстанцами подземный объект был бы более логичной целью для такого химического оружия, как зарин. Член команды Сирийской гражданской обороны, посетивший это место, рассказал Belliingcat, что эта местность была ранее атакована с применением хлора. Если удар по Зур аль-Махруке действительно произошел после удара по Эль-Латамне, то возможно, он также был нацелен на контролируемые повстанцами подземные объекты. Хотя о наличии таких объектов нам известно, других подробностей о предполагаемом втором применении зарина в Зур аль-Махруке нет. На данный момент, не имея таких подробностей, мы можем лишь предполагать, какова была цель второй атаки, если она вообще имела место.

На видео места удара, изученных Bellingcat, точное место удара, по-видимому, находится у дороги, ведущей с севера на юг. На различных видео, снятых через несколько часов и дней после атаки, видно, как члены Сирийской гражданской обороны, одетые в защитные костюмы, собирают из воронки образцы:

Стоит отметить, что члены Сирийской гражданской обороны на видео от 30 марта используют те же средства защиты, что и на видео, снятом после применения зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 г:

На мартовских кадрах также видно, что земля вокруг места удара покрыта темным веществом, а растения на этом месте начали увядать.

Потемнение почвы в районе воронки также отмечалось на месте атаки 4 апреля в Хан-Шейхуне. Хотя чистый зарин бесцветен, зарин, ранее использовавшийся сирийскими властями не является чистым. Во французском докладе, опубликованном после атаки в Хан-Шейхуне, указано, что в начиненном зарином боеприпасе, найденном на месте атаки в Серакабе в 2013 году, содержалась « смесь жидких и твердых веществ, содержавшая около 100 миллилитров зарина, оценочная чистота которого составила 60%. Также было выявлено наличие гексамина, метилфосфонилдифторида и побочного продукта ДИМФ».

Кроме предполагаемого места попадания зариновой бомбы, на видео также присутствует желтый цилиндр с маркировкой хлора, по-видимому, примерно в том же месте, что и воронка от заринового боеприпаса. На вопрос об этом член Сирийской гражданской обороны, побывавшей на месте атаки, заявил, что эта местность была ранее атакована с применением хлора.

На спутниковых снимках этой местности, сделанных в период с 21 февраля по 30 марта 2017 г, видно наличие воронок и различных повреждений, что указывает на то, что в этот период по этой местности активно наносили удары сирийские и российские силы:

[image-comparator left=»https://www.bellingcat.com/wp-content/uploads/2017/10/2017-02-21_tone-middle-part-1.jpg» right=»https://www.bellingcat.com/wp-content/uploads/2017/10/2017-05-30_tone-middle-part-1.jpg» width=»100%» classes=»hover»][/image-comparator]

Боеприпас

Особый интерес представляет боеприпас, использованный в ходе атаки. На видео, снятых вскоре после атаки, видны различные обломки и расколотый желтый цилиндр, по-видимому, не имеющие отношения к зариновому боеприпасу. Поскольку по местности к северу в течение более двух лет пришлось множество атак, сложно с уверенностью сказать, относятся ли все снятые и сфотографированные в этой местности предметы к применению зарина. Однако некоторые предметы заслуживают особого внимания. На видео SMART News Agency, опубликованном 31 марта, имеются различные вызывающие интерес предметы, в том числе и этот до сих пор не опознанный объект. На момент публикации этой статьи нам не удалось сопоставить этот объект с какими-либо известными боеприпасами. Невозможно утверждать, имеет ли он отношение к боеприпасу:

На том же видео присутствует крупный поврежденный лист металла со свернутыми концами, а также меньший по размерам фрагмент круглой формы:

Круглый фрагмент имеет сходство с предполагаемой крышкой наливного отверстия, извлеченной из воронки на месте химической атаки в Хан-Шейхуне 4 апреля. Особый интерес представляет небольшое отверстие в представленном выше объекте: такая же особенность наблюдается у крышки, найденной в Хан-Шейхуне. При наложении обеих крышек видно, что отверстие в обоих случаях находится на одном и том же расстоянии от внешнего края:

Это сходство указывает на одинаковую конструкцию крышек, то есть на то, что 30 марта и 4 апреля был применен один и тот же тип боеприпаса. Если эти объекты, найденные в Хан-Шейхуне и Эль-Латамне, были извлечены и направлены ОЗХО, последняя сможет изучить материал этих предметов и проверить, совпадает ли тип использованного металла, тем самым, возможно, еще раз подтвердив их связь.

Вывод

Свидетельства из открытых источников и другие свидетельства, касающиеся атаки, соответствуют заявлению ОЗХО о применении зарина в ходе атаки 30 марта. В ходе этого расследования не удалось обнаружить информацию о второй предполагаемой атаке в Зур аль-Махруке. Поскольку единственные подробности этой атаки исходят от двух свидетелей, в отношении 2-й предполагаемой атаки 30 марта невозможно сделать никаких выводов. Одно место авиаудара было геолоцировано к югу от Эль-Латамны, рядом с подземной базой повстанцев. Обломки на месте удара соответствуют обломкам, найденным 4 апреля на месте удара в Хан-Шейхуне. Это указывает на возможность того, что как минимум для одной из атак 30 марта был применен боеприпас аналогичного типа.

Согласно свидетельствам очевидцев, атаку осуществил Су-22 с авиабазы Шайрат, что соответствует различным заявлениям о технике и происхождении атаки 4 апреля 2017 г в Хан-Шейхуне. Однако на данный момент у команды Bellingcat не имеется конкретных свидетельств в пользу этих предположений. Международная независимая комиссия ООН по расследованию событий в Сирийской Арабской Республике заявила, что атаку осуществили сирийские власти, и хотя некоторые свидетели возлагали ответственность на ВКС РФ, свидетельств в поддержку этого заявления обнаружить не удалось.

Bellingcat Investigation Team

Команда исследователей Bellingcat – известная группа волонтеров и штатных исследователей, которым принадлежит авторство основных работ, публикуемых на сайте.

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)