расследования, открытые для каждого

История применения зарина в сирийском конфликте

08.10.17

Eliot Higgins

Язык: English

В ходе конфликта в Сирии неоднократно сообщалось о применении зарина в качестве химического оружия. Большинству знакомы только атаки 4 апреля 2017 года в Хан-Шейхуне и 21 августа 2013 года в Дамаске, однако зарин применялся в качестве химического оружия и в других случаях, многие из которых остались практически незамеченными.

Этот недостаток внимания к некоторым атакам с применением зарина создал ложное впечатление, что зарин в Сирии применялся исключительно в Хан-Шейхуне и Дамаске. Такое неверное впечатление зачастую идет рука об руку с представлением о том, что химические атаки в Сирии происходят в целом редко, тогда как за последние 5 лет химическое оружие применялось десятки, если не сотни раз. В большинстве случаев сообщалось об использовании хлора как химического оружия. Механизм совместных расследований (МСР) ООН-ОЗХО подтвердил использование хлора в качестве химического оружия сирийскими правительственными силами (он же подтвердил применение химического оружия боевиками ИГ). Однако до сих пор недостаточно освещено общее количество атак с применением зарина, развитие применения этого отравляющего вещества и взаимосвязь этих атак.

Хотя полного списка химических атак в Сирии не существует, различные организации и отдельные исследователи делали попытки создать наиболее полный список. При составлении такого рода списков возникают различные проблемы, в частности связанные с надежностью источников. Хотя в Сирии совершались десятки химических атак, лишь немногие были расследованы международными организациями. Поэтому исследования по большей части основываются на заявлениях и документировании местных активистов, дезертиров и журналистов. В настоящей статье делается попытка изучить использование зарина в сирийском конфликте. При этом возможно, что имели место и другие инциденты, помимо описанных в статье, однако они были слишком плохо задокументированы, чтобы выявить применение зарина.

Первые признаки применения зарина?

Данные из различных источников, в том числе рассекреченные материалы французской разведки, а также хронология Ассоциации контроля за распространением оружия и Гарвард-сассекской программы по химическому и биологическому оружию, указывают на то, что впервые о применении химического оружия в Сирии стали сообщать в 2012 году. Одним из первых заявлений о применении зарина стали сообщения об инциденте в районах Хомса Халдия и Байяда 23 декабря 2012 года. В интернете было опубликовано несколько видео с жертвами атаки (плейлист), одно из них — с английскими субтитрами:

Местные активисты рассказали Аль-Джазире 24 декабря 2012 года: «Мы не знаем, что это был за газ, но медики говорят, это что-то похожее на зарин». Впоследствии Аль-Джазира процитировала заявление «бывшего ученого, занимавшегося сирийской программой химического оружия», который утверждал, что зарин применялся, чтобы остановить продвижение сил повстанцев в различных населенных пунктах, в том числе «в районе Хомса Эль-Халидия», а также что «в декабре 2012 года, вероятно, использовался раствор зарина в изопропиловом спирте».

Однако тогда же заявлялось, что применялось другое отравляющее вещество, известное как «Агент-15» или «BZ«. «Сирийско-американское медицинское общество» (САМО) опросило свидетелей и жертв атаки и сообщило о «вероятном» применении BZ:

«Воздействие газа началось через несколько секунд после обстрела. Сразу после обстрела, по словам пациентов, они видели белый газ с запахом, испытывали резкие затруднения дыхания, потерю зрения, неспособность говорить, головокружение, паралич, тошноту и рвоту, а также повышенные выделения из органов дыхания. Врачи, оказывавшие помощь пациентам, сообщили, что у них наблюдались точечные зрачки и спазмы бронхов. Пациентов лечили в полевом госпитале. Противогазов в наличии не было».

В январе 2013 года Foreign Policy рассказал о сообщении, подписанном генеральным консулом США в Стамбуле Скоттом Фредериком Килнером и направленном в Госдепартамент США, в котором содержались результаты расследования консульством сообщений о применении химического оружия в Сирии. В расследовании фигурировали интервью с активистами, врачами и дезертирами, в том числе Мустафой эль-Шейхом, высокопоставленным дезертиром, занимавшим ключевой пост в сирийской программе создания оружия массового поражения. Представитель администрации Обамы сообщил Foreign Policy, что «мы не можем утверждать это со стопроцентной уверенностью, но наши сирийские контакты довольно убедительно доказали, что 23 декабря в Хомсе был применен зарин».

В день после публикации отчета Foreign Policy спикер Совета по национальной безопасности Белого Дома Томми Виетор заявил следующее: «Изученные нами сообщения СМИ о предполагаемых инцидентах с химическим оружием в Сирии не соответствуют нашим знаниям о сирийской программе химического оружия».

Хотя конкретный тип отравляющего вещества остается неизвестным, в результате его использования погибли 5-7 человек и еще 50-100 пострадали, как сообщили врачи, с которыми связался Foreign Policy, а также указано в отчетах САМО, опубликованных американским Институтом гуманитарных ресурсов.

Хан Эль-Асаль

Утром 19 марта 2013 года сирийское новостное агентство SANA опубликовало сообщения с обвинением группировок повстанцев в применении химического оружия в городе Хан Эль-Асаль к западу от Алеппо. В первоначальных сообщениях государственных СМИ утверждалось, что атака была осуществлена из контролируемого повстанцами Кафр-Даэля в 5 километрах к северу от Хан Эль-Асаля, а в результате нее «25 человек погибли и десятки пострадали». Фотограф Reuters так описал то, что увидел в больницах, где оказывали помощь пострадавшим:

Фотограф Reuters рассказал, что пострадавшие, которых он посетил в больницах Алеппо, страдали от нарушения дыхания, а некоторые утверждали, что после атаки ощущали запах хлора.

«Я в основном видел женщин и детей», — рассказал фотограф, имя которого не названо для его безопасности.

Он сообщил, что пострадавшие в больнице университета Алеппо и в больнице Эр-Раджаа рассказали ему, что люди умирали на улице и в собственных домах.

Помимо жертв среди гражданских лиц, различные источники заявляли, что жертвами стали и солдаты. Так, Сирийский наблюдательный центр защиты прав человека в первоначальных сообщениях заявлял, что среди погибших было 16 солдат. Кадры оказания помощи пострадавшим были опубликованы SANA и переданы мировыми СМИ:

Сирийская оппозиция в ответ заявила об ответственности за атаку сил, лояльных сирийским властям:

«Медиа центр Алеппо, связанный с повстанцами, сообщил, что мирные жители Хан Эль-Асаля страдали от «удушья и отравления» после попадания ракеты «земля-земля». В заявлении также указано, что это «скорее всего» было вызвано использованием «отравляющих газов» силами режима.

Активист из провинции Алеппо, выступавший под псевдонимом Яссин Абу Раед, подтвердил факт атаки и сообщил, что в этом районе по крайней мере 40 человек испытали удушье, а несколько погибли. Однако он сообщил, что подробности ему неизвестны, так как жертв направили в контролируемый правительственными силами район Алеппо.

Абу Раед отказался раскрывать свое настоящее имя из соображений безопасности.

Он заявил, что повстанцам не было смысла применять химическое оружие по недавно занятому ими району, и обвинил в случившемся правительство.

«Зачем Свободной сирийской армии применять по своим химическое оружие?» — спросил он».

Россия поддержала обвинения сирийских властей, тогда как Соединенные Штаты отрицали применение химического оружия группировками повстанцев. 20 марта сирийские власти связались с генсеком ООН, попросив направить «специализированную, беспристрастную и независимую миссию» для расследования событий в Хан Эль-Асале. Другие члены ООН потребовали расследования всех инцидентов с химическим оружием в Сирии, о которых поступали сообщения. К 26 марта генсек ООН назначил профессора Аке Селлстрёма главой миссии ООН по установлению фактов применения химического оружия в Сирии.

В это время обе стороны продолжали обвинять друг друга в этой атаке. Daily Telegraph привел слова высокопоставленного источника, близкого к сирийской армии, заявившего, что «запущена была самодельная ракета местного производства с разновидностью хлора под названием CL17», и что «самодельная ракета была запущена по блокпосту на въезде в город». Далее источник заявил следующее:

 «Источник среди военных подтвердил Channel 4 News, что артиллерийские отчеты сирийской армии говорят о пуске небольшой ракеты из района Эль-Баба поблизости от Алеппо, контролируемого «Джебхат ан-Нусрой» — джихадистской группировкой, как сообщается, связанной с «Аль-Каидой» и признанной в США террористической организацией».

Эти заявления вступили в противоречие с более ранними, когда сирийские власти утверждали, что атака была нанесена из Кафр-Даэля в 5 километрах к северу от Хан Эль-Асаля. В докладе также сообщалось о наличии в Алеппо завода по производству хлора, захваченного, как сообщала Time, «Джебхат ан-Нусрой». В статье Time также упоминалось, что пострадавшие сообщали о запахе хлора:

«Свидетели и жертвы инцидента, который правительственное новостное агентство называет химической атакой, сообщили, что почувствовали запах, напоминающий хлор. Саббах, будучи владельцем единственного сирийского хлорного завода, знал, что  если где-то обнаружен хлор, то он наверняка прибыл с его завода».

Премьер-министр Сирии Ваэль Надер Аль-Халки представил другую версию событий, заявив, что зарин был «произведен в Турции и переправлен террористам». Другие источники заявляли, что применялись 80-миллиметровые минометы с отравляющим веществом, а не самодельные ракеты, и что обстрел был произведен из Кафр-Даэля, а не Эль-Баба.

Российские власти еще более запутали ситуацию, передав в июле в адрес ООН пространный отчет об их расследовании этой атаки. Хотя этот отчёт никогда не публиковался, российские власти обнародовали некоторые из его выводов.

Так, российские власти заявили, что бригада «Баша’ир эн-Наср», связанная со «Свободной сирийской армией» запустила по Хан Эль-Асалю неуправляемый боеприпас «Баша’ир-3», начиненный, как утверждалось, зарином. Эта информация, а также образцы, собранные россиянами, были предоставлены расследователям химических атак в Сирии из ООН.

В декабре 2013 года в отчете Миссии ООН по расследованию заявлений о применении химического оружия в Сирийской Арабской Республике, созданной после атаки в Хан Эль-Асале, были изложены выводы Миссии об этой атаке. Не смотря на то, что с момента атаки различные стороны представили разные ее сценарии. в докладе Миссии было подтверждено исходное заявлении сирийских властей:

«…вооруженные террористические формирования запустили ракеты из района Кафр-Даэля по Хан Эль-Асалю в провинции Алеппо. Согласно письму, ракета пролетела около 5 километров и упала в 300 метрах от позиции армии Сирийской Арабской Республики. После ее падения поднялось густое облако дыма. Все, вдыхавшие его, теряли сознание».

Не упоминалось ни 80-миллиметровых минометов, ни обстрела из Эль-Баба, ни блокпоста на въезде в город. В отчете Миссии был сделан следующий вывод:

«Миссия Организации объединенных наций собрала достоверную информацию, подтверждающую заявления, что 19 марта 2013 года по военным и гражданским лицам в Хан Эль-Асале было применено химическое оружие. Однако выброс отравляющих веществ на предполагаемом месте попадания не удалось независимо проверить в отсутствие базовой информации о системах доставки и об образцах окружающей среды и биомедицинских пробах, собранных и проанализированных в соответствии с цепью обеспечения сохранности.

Согласно отчету Миссии, в качестве отравляющего вещества использовалось «органофосфатное соединение», при этом «других предположений о причине отравления не делалось». Это исключает применение хлора как отравляющего вещества при атаке, несмотря на звучавшие ранее заявления.

В приложениях к отчету содержались другие подробности расследования, в частности изображения, иллюстрирующие изучаемый район:

Район Хан Эль-Асаля к западу от Алеппо отмечен красным. На этом изображении также отмечен район Кафр-Даэля, а также некоторые больницы и военные объекты (согласно докладу ООН)

Место удара (верхняя желтая отметка) видно к югу от шоссе Алеппо-Идлиб. Местоположение интервьюируемого свидетеля обозначено нижней желтой отметкой к северу от шоссе М45. Как показано двумя красными отметками, большая часть жертв, по словам свидетеля, находились к югу от шоссе Алеппо-Идлиб и к западу от места удара (согласно отчету ООН)

В этом разделе приводится больше подробностей атаки, полученных от свидетелей, описывавших, например, «желтовато-зеленую дымку в воздухе и резкий серный запах» после попадания. В отчете ООН не было указано, какой тип боеприпаса использовался:

«Миссия ООН получила противоречивую информации о средствах доставки отравляющих веществ в Хан-Эль-Асале. Показания очевидцев, собранных Комиссией по расследованию и предоставленные миссии ООН, поддерживают версию Сирийской Арабской Республики о пуске ракеты. Однако согласно показаниям других очевидцев, данным Комиссии, бомбу с зарином сбросил пролетевший самолет.

Миссии ООН не удалось получить первичную информацию или «нетронутые» объекты, имеющие отношение к инциденту и необходимые для независимой верификации собранной информации».

Неопределенность в отношении типа боеприпаса не соответствовала заявлениям российских властей, указавших тип боеприпаса и группу повстанцев, изготовившую его. Поскольку российский отчет так и не был обнародован полностью, изучить эти заявления подробно невозможно.

В отчете также упоминался анализ российскими властями образцов, в которых было выявлено присутствие зарина:

«Миссия ООН получила от правительства Российской Федерации отчет о результатах анализа образцов, полученных в Хан-Эль-Асале с 23 по 25 марта 2013 года, в результате которого на металлических фрагментах и в образцах почвы, взятых на месте инцидента, был выявлен зарин и продукты разложения зарина.

Анализ образцов был проведен в лаборатории, в которой действует международно признанная система контроля качества и которая успешно проходит межлабораторные испытания ОЗХО на профессионализм. Однако после оценки отчета Миссия ООН не смогла независимо проверить содержащуюся там информацию или подтвердить цепь обеспечения сохранности образцов и их транспортировки.

Сирийские власти не предоставили никаких биомедицинских образцов жертв, взятых сразу после атаки, и Миссия заключила, что образцы, взятые ими через 5 месяцев после событий, не представляют ценности для расследования. Хотя симптомы пострадавших соответствовали воздействию зарина, миссии ООН не удалось подтвердить использование зарина, поэтому был сделан вывод, что при атаке использовалось «органофосфатное соединение».

Некоторые из тех, кто пытался обвинить группировки оппозиции за инцидент в Хан Эль-Асале, приводили интервью с Карлой Дель Понте, ведущим членом международной комиссии по расследованию в Сирийской Арабской Республике, которая, как сообщается, заявила, что есть «сильные, конкретные подозрения, но пока что нет неопровержимых доказательств», что оппозиционные группы использовали зарин. После интервью комиссия подчеркнула, что они не сделали «убедительных выводов», что подтвердилось в последовавших отчетах.

В 7-м отчете Комиссии по расследованию в Сирии — A/HRC/25/65, опубликованном независимой международной комиссией по расследованию в Сирийской Арабской Республике, опубликованном через несколько месяцев после отчета Миссии ООН по расследованию заявлений о применении химического оружия в Сирийской Арабской Республике, содержалось больше информации об атаке в Хан-Эль-Асале и других атаках, нанесенных после нее. В докладе было подтверждено использование зарина со ссылкой на атаку 21 августа 2013 года в Дамаске:

«Имеющиеся свидетельства о составе, качестве и количестве отравляющих веществ, использованных 21 августа, указывает на то, что лица, осуществившие атаку, наверняка имели доступ к арсеналу химического оружия сирийской армии, а также соответствующий опыт и оборудование, необходимые для безопасного обращения с большим количеством отравляющих веществ. Что же до инцидента в Хан-Эль-Асале 19 марта, то использованные при той атаке отравляющие вещества имели те же уникальные отличительные черты, что и использованные в Гуте».

В отчете был сделан вывод, что «ни в одном из случаев не был достигнут порог доказательств комиссии в отношении ответственности за атаку».

Применение зарина в малых количествах

После атаки в Хан-Эль-Асале продолжали появляться заявления о применении химического оружия. В Отчете французской разведки о применении зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года имелось приложение со списком предполагаемых химических атак в Сирии с 2012 по 2017 гг. За период с момента атаки в Хан-Эль-Асале (19 марта 2013 г) по начало августа 2013 г в списке указано 15 химических атак. Несколько атак во французском документе выделены красным, что означает «Применение зарина подтверждено Францией посредством сбора биомедицинских проб и/или образцов окружающей среды. Атака приписывается сирийскому режиму». Три из них приходятся на период с 19 марта по начало августа 2013 г.

Эти атаки представляют особый интерес, поскольку информация, собранная об этих атаках, была на тот момент самым убедительным доказательством того, что сирийские власти применили в конфликте зарин, и помогла в анализе последовавших атак.

В мае 2013 года Le Monde опубликовала статью «Химическая война в Сирии», в которой журналисты изучали сообщения о применении химического оружия против оппозиционных групп в Дамаске. Местные бойцы так описали применение правительственными силами устройства, связанного, по их словам, с этими атаками:

«В северной части Джобара, по которой была нанесена похожая атака, генерал Абу Мохаммад Аль-Курди, командир 1-й дивизии Свободной сирийской армии (в состав которой входят пять бригад) рассказал, что его люди видели, как солдаты правительственных войск покидают свои позиции, а затем другие люди «в костюмах химической защиты» бросились вперед и установили на земле «небольшие бомбы, похожие на мины», ставшие выделять химическое вещество. Генерал заявил, что его люди убили троих «химиков». Где костюмы химзащиты, взятые у убитых? Никто не знает… Солдаты, которые были атакованы той ночью, рассказали, что началась ужасная паника, а люди бежали в ужасе. Гражданские лица или независимые источники не подтверждали и не опровергали эту версию: в Джобаре не осталось никого, кроме бойцов на различных фронтах вокруг района».

Фотограф Le Monde даже стал свидетелем одной из таких атак:

«13 апреля, в день химической атаки на джобарском фронте, фотограф Le Monde находился с повстанцами, ведущими боевые действия из разрушенных зданий. Он увидел, как они стали кашлять и надели противогазы. По-видимому, они делали это без спешки, хотя уже попали под воздействие отравляющего вещества. Люди корчились на земле, задыхались, их тошнило. Им пришлось немедленно покинуть это место. Фотограф Le Monde четыре дня страдал от размытого зрения и затруднений дыхания. Тем не менее в тот день наибольшая концентрация газа применялась не там, но в близлежащем районе».

Когда команда Le Monde покинула Сирию в мае, они взяли с собой образцы от жертв, впоследствии исследованные во Франции. В результате французские власти заявили, что подтвердили, что с 12 по 14 апреля в Джобаре применялся зарин, указав, что зарегистрировали «присутствие зарина в образцах крови и мочи, взятых у шести жертв». Франция также была уверена в цепи обеспечения сохранности, заявив, что отследили «всю цепь, начиная от атаки и гибели людей и до момента взятия и анализа образцов». Были исследованы и другие образцы крови, мочи, волос и одежды, предоставленные Le Monde, что привело к выводу, что под воздействие зарина попали 13 человек.

Хотя свидетели в расследовании Le Monde описывали различные типы боеприпасов, применявшихся для доставки отравляющих веществ под Дамаском, еще два применения зарина в тот же период, весьма вероятно, были связаны необычным методом доставки.

Ночью 13 апреля 2013 года поступило сообщение о химической атаке в Шейх-Максуде (курдском районе Алеппо). Атаку описал пользователь Твитера Mohammed Aly Sergie:

«Канистры с химическим веществом фосфорного типа, вызывающего симптомы, сходные с зарином, были сброшены на дом в Шейх-Максуде около 2 часов ночи 13 апреля. Некоторые выжившие рассказали, что канистры были сброшены с вертолета, однако другие не слышали шума винтов. Врачи не знали, что это за химическое вещество. От такие погибло двое детей, а их мать умерла по дороге в больницу в Атме в провинции Идлиб. Пострадали более десяти человек. Сегодня выжившие из Шейх-Максуда рассказывали в интервью одну и ту же историю. Сирийская война понемногу переходит в химическую фазу».

Сирийская сеть защиты прав человека также опубликовала подробности атаки:

«Вертолет сирийских правительственных ВВС сбросил две бомбы с отравляющим газом на район Шейх-Максуд на севере Алеппо (в котором проживают преимущественно курды). Бомбы представляли собой металлические цилиндры, напоминающие консервные банки с пластиковыми контейнерами внутри, в которых находились токсичные материалы, превращающиеся в газы. Они также были оборудованы предохранительными клапанами.
Жертвами этих бомб стали 5 человек, в том числе двое детей. Более 12 человек пострадали от вдыхания отравляющего газа и были направлены в Эфрин для оказания помощи.

Видео этой атаки крайне мало, однако на одном из видео видны как пострадавшие, так и место удара:

Эта атака отличается от прочих типом боеприпасов и методом доставки. На месте удара, по-видимому, находились остатки двух боеприпасов. Один из них — разорванный взрывом цилиндр:

Остатки боеприпаса на месте атаки в Шейх-Максуде с применением зарина

Другой боеприпас, найденный на месте удара, — белая граната.

Белая граната, сфотографированная на месте атаки в Шейх-Максуде (источник)

Кроме того, на месте событий были найдены две чеки от гранат, очевидно от боеприпасов, сфотографированных там же:

Чеки от гранат на месте атаки в Шейх-Максуде (source)

Согласно свидетельствам очевидцев, эти устройства были сброшены с вертолета. Этот крайне необычный метод доставки был вновь использован двумя неделями позже в населенном пункте Серакаб.

В отличие от атаки в Шейх-Максуде, атаку в Серакабе расследовали различные организации, в том числе BBC, французская разведка и Миссия ООН по расследованию заявлений о применении химического оружия в САР. Эти расследования, как и исследование открытых источников, формируют непротиворечивую версию событий: над Серакабом пролетел вертолет, сбросив на город три боеприпаса:

Карта мест ударов в Серакабе из отчетов ООН (слева, источник) и французской разведки (справа, источник)

Жертв атаки направили в местную больницу, где их лечили от отравления органофосфатами. Одна из пострадавших, 52-летняя женщина, погибла. Ее тело было вывезено в Турцию, где из ее различных органов было взято 12 образцов для тестов. По сообщению миссии ООН, эти тесты подтвердили использование зарина в этой атаке.

Помимо расследования миссии ООН, подробности об атаке в Серакабе содержатся в докладе французской разведки, опубликованном после атаки 4 апреля 2017 года в Хан-Шейхуне. В распоряжение Франции поступил неразорвавшийся боеприпас, использовавшийся в этой атаке, в котором все еще находилось отравляющее вещество:

Боеприпас, найденный на месте атаки в Серакабе, и его рентгеновский снимок (источник)

В докладе французской разведки приводится следующее описание содержимого боеприпаса:

«В ходе химического анализа было установлено, что в ней находилась смесь жидких и твердых веществ, содержавшая около 100 миллилитров зарина, оценочная чистота которого составила 60%. Также было выявлено наличие гексамина, метилфосфонилдифторида и побочного продукта ДИМФ. В результате моделирования на основе характеристик воронки с очень высоким уровнем достоверности было установлено, что граната была сброшена с воздуха».

В приложении к французскому отчету оба инцидента отмечены как «Применение зарина подтверждено Францией посредством сбора биомедицинских проб и/или образцов окружающей среды».

Как и в Шейх-Максуде, эти устройства были сброшены с вертолетов. В отчете миссии ООН содержатся подробности применения этих боеприпасов:

«Сообщается, что одновременно использовались химические боеприпасы и слезоточивый газ. Устройства, о применении которых сообщается, представляли собой шлакобетонные блоки с круглыми отверстиями. Эти отверстия, как сообщается, могли использоваться для «предотвращения» подрыва небольших ручных гранат. При соударении шлакобетонного блока с землей гранаты должны взрываться и выбрасывать содержимое. Некоторые боеприпасы типа ручных гранат, как сообщается, содержали слезоточивый газ, тогда как другие были начинены зарином».

Фрагменты разбитого шлакобетонного блока, описанного в отчете, видны на этом видео с одного из мест ударов по Серакабу:

Это также может объяснять присутствие бело-серого порошка на месте удара в Шейх-Максуде:

Место атаки в Шейх-Максуде (источник)

Кроме того, на одном из мест ударов в Серакабе была найдена белая граната, идентичная замеченной на месте атаки в Шейх-Максуде.

Судя по использованию вертолетов для нанесения ударов, силы оппозиции едва ли могли нести ответственность за атаки, поскольку неизвестно, чтобы в их распоряжении находились исправные вертолеты.

«Вулканы» в Дамаске

После атак в Шейх-Максуде и Серакабе регулярно появлялись новые сообщения о химических атаках. 21 августа 2013 года появились сообщения о масштабной атаке с применением зарина в городе Дамаск. Непосредственно после атаки в интернете были опубликованы десятки видео, на которых была запечатлена химическая атака, по масштабам превышающая все ранее осуществленные химические атаки в сирийском конфликте. Сообщалось, что удары были нанесены по различной местности, сотни человек были убиты и ранены. Вскоре после атаки назывались цифры в около 2000 погибших.

Первоначально сирийские власти назвали заявления о химической атаке в Дамаске «беспочвенными»:

«Источник заявил, что сообщения об атаке, появлявшиеся на телеканалах «Аль-Джазира», «Аль-Арабийя» и Sky News, а также на других каналах, замешанных в пролитии сирийской крови и поддержке терроризма, не имеют под собой никаких оснований.

Источник утверждает, что цель публикации таких сообщений и новостей — попытка отвлечь внимание комиссии ООН по расследованию применения химического оружия от исполнения ее обязанностей».

Однако, как однозначно показало исследование открытых источников и расследования миссии ООН, заявления были далеко не беспочвенными. В сентябре 2013 года миссия ООН представила отчет своего расследования атаки, в котором было подтверждено использование зарина. В отчете говорилось, что образцы, собранные миссией, позволили получить ясные и убедительные доказательства применения ракет «земля-земля», начиненных зарином, в районах Дамаска Эйн-Тарма, Моадамийя и Замалка. Эти выводы соответствуют исследованию открытых источников.

Однако в мандат миссии не входило установление виновных, так что этот вопрос остался открытым, что привело к появлению различных заявлений и теорий о том, кто несет ответственность за эту атаку. Подробно описать все теории и заявления практически невозможно. К тому же, они варьируются от правдоподобных до безумных. Однако некоторые аспекты этой атаки требуют подробного рассмотрения, так как они имеют отношение к другим атакам с применением зарина в Сирии.

Особый интерес представляли ракеты, примененные при этой атаке, поскольку использовались химические ракеты двух разных типов. В Моадамии были применены 140-миллиметровые ракеты «М14», наличие которых в арсенале сирийских властей подтвердило расследования Human Rights Watch. Эти ракеты попали на видео, снятые местными жителями после атаки.

Это единественное задокументированное применение ракет этого типа за весь конфликт, в отличие от другого типа ракет, примененных в этой атаке, известного как «Вулкан»:

Остатки химической ракеты «Вулкан», примененной 21 августа 2013 г.

Сообщалось об использовании в этой атаке около десятка таких ракет. Зафиксировано их использование в атаках на другие районы, подконтрольные оппозиции, как в фугасном, так и в химическом варианте. До атаки 21 августа 2013 года в Дамаске те же ракеты были запечатлены на видео последствий химических атак, о которых сообщалось в Адре и Думе, 5 августа 2013 г.

Местные группы сообщали, что около 400 человек демонстрировали «признаки воздействия химических токсичных газов». Однако те атаки привлекли очень мало международного внимания, и после событий 21 августа о них практически забыли. Самое раннее известное видео с химической ракетой «Вулкан», снятое в пригороде Дамаска Дарайя, было опубликовано 26 сентября 2012 года, через 3 дня после сообщения о первой атаке с применением зарина 23 декабря 2012 года в Хомсе:

Хотя эта ракета выглядит идентичной ракетам, примененным 21 августа 2013 года, видео выше не связано с конкретными заявлениями о применении химического оружия.

Из-за необычной конструкции ракет утверждалось, что эти ракеты были сделаны оппозиционными группировками в рамках провокации с целью вовлечения в конфликт иностранных государств. Эту гипотезу легко опровергнуть: фугасные варианты таких ракет используются проправительственными силами на множестве видео, опубликованных сирийскими правительственными силами и проасадовскими СМИ:

При внимательном изучении изображений химических и фугасных ракет «Вулкан» видно, что они практически идентичны. Единственное значительное различие — конструкция боеголовки, зависящая от типа заряда. Такие детали, как тип сварки, положение, размер и взаимное размещение заклепок, а также присутствие, по-видимому, запального отверстия в задней части боеголовки характерны для обеих разновидностей этого боеприпаса. Кроме того, нет никаких свидетельств захвата силами сирийской оппозиции какой-либо из разновидностей таких боеприпасов. Сирийские власти заявили ОЗХО и ООН, что не утратили контроля над своим химическим оружием. В интервью CBRNeWorld 2014 года Аке Селлстрём, руководивший инспекциями ООН в Сирии, заявил следующее:

«Я неоднократно спрашивал сирийские власти: если это была оппозиция, можете ли вы объяснить, как к ним попало химическое оружие? У них на этот счет довольно слабые теории: они говорят о контрабанде из Турции и лабораториях в Ираке. Я специально спросил их: а как же ваши запасы? Попадали ли они в чужие руки? Сбрасывали ли вы бомбы, которые могли подобрать бойцы оппозиции? Они отрицают это. Мне кажется это странным. Если они хотят обвинить оппозицию, почему бы нормально не объяснить, откуда у тех боеприпасы? Сирийские власти такого объяснения не дают».

Было бы сложно перечислить все различные теории и заявления об атаках 21 августа 2013 года. Кроме того, многие из них вступают в противоречие с анализом открытых источников. Однако стоит изучить реакцию некоторых государств и известных лиц.

Позиция России по этим атакам со временем претерпела изменения: поначалу МИД РФ заявлял, что «21 августа [по пригородам Дамаска] с позиции, контролируемой боевиками, была запущена самодельная ракета с отравляющим веществом (тип его до сих пор не определен), похожая на ту, которую террористы 19 марта применили в Хан-Эль-Асале». Российские власти указали конкретный тип ракеты, применявшийся в Хан-Эль-Асале, а также использовавшую его группировку: неуправляемая ракета «Баша’ир-3», запущенная бригадой «Баша’ир эн-Наср», связанной со Свободной сирийской армией. Однако по свидетельствам из открытых источников видно, что единственные «самодельные» боеприпасы, использовавшиеся при атаке в Дамаске — ракеты «Вулкан», примененные сирийскими правительственными войсками.

23 августа спикер МИД России Александр Лукашевич сделал новое заявление:

«Появляется больше новых свидетельств того, что это преступление было явной провокацией.  В частности, в интернете появляются сообщения о том, что новости об инциденте с обвинениями правительственных войск были опубликованы за несколько часов до так называемой атаки. Таким образом, она была спланирована заранее».

По-видимому, здесь речь идет о различных сообщениях о том, что некоторые видео, опубликованные 21 августа, появились с датой 20 августа. Такие сообщения появились на различных сайтах, впоследствии их перепечатали сайты Russia Today и «Голос России». Изображение ниже, опубликованное «Islamic Invitation Turkey», было использовано «Голосом России» (ныне Sputnik):

Эти заявления основаны на непонимании принципа датировки видео на YouTube. Отображаемые даты загрузки видео на YouTube соответствуют местоположению серверов YouTube в США, так что если видео опубликовано рано утром по сирийскому времени, то в США это конец предыдущего дня. Проверить точное время загрузки видео на YouTube можно с помощью инструмента Amnesty International YouTube Dataviewer. Изучив все видео событий 21 августа 2013 года, для которых на YouTube отображается дата 20 августа 2013 года, можно установить, что они были загружены утром 21 августа по сирийскому времени.

25 августа МИД РФ призвал не делать «поспешных выводов», заявив:

«Мы настоятельно просим тех, кто, пытаясь навязать свое мнение экспертам ООН до объявления результатов расследования, объявляют о возможности военных действий против Сирии, соблюдать осторожность и не делать трагических ошибок».

После этого заявления министр иностранных дел России Сергей Лавров провел пресс-конференцию, на которой сослался на к тому времени уже опровергнутые заявления о времени загрузки на YouTube: «Есть информация, что видео публиковались в интернете за несколько часов до атаки, и другие основания сомневаться в версии повстанцев». Лавров добавил, что «лица, причастные к инциденту, хотели саботировать предстоящие мирные переговоры в Женеве. Возможно, такова была мотивация лиц, создавших эту историю. Очевидно, что оппозиция не хочет мирных переговоров».

29 августа небольшое независимое СМИ Mint Press опубликовало статью «Сирийцы в Гуте заявляют, что за химической атакой стоят повстанцы, получившие химическое оружие из Саудовской Аравии». Впоследствии российские власти ссылались на эту статью в различных заявлениях.  В статье утверждалось, что «повстанцы получили химическое оружие от главы саудовской разведки принца Бандара бин Султана, и несут ответственность за осуществление газовой атаки».

Эта статья оказалась очень противоречивой, не в последнюю очередь из-за ее содержания.  Одна из двух указанных в статье авторов, Дейл Гавлак, дистанцировалась от статьи, заявив, что ее вклад в статью заключался в редактировании текста Яхьи Абабнеха, не являющегося носителем английского, а также помощь Яхье в публикации статьи на Mint Press.  Она утверждала, что Mint Press недвусмысленно заверили ее, что «будет указано авторство Яхьи Абабнеха. Я помогла ему оформить статью, но все заслуги исключительно его». Поскольку ее репутация была использована, чтобы повысить доверие к статье практически неизвестного ранее Абабнеха, под сомнение было поставлено и содержание статьи.

Что же до самой статьи, то доказательства причастности повстанцев к атаке 21 августа были довольно скудными.  В статье упоминался инцидент в туннелях, в результате которого произошел выброс химических веществ и погибли несколько повстанцев. Однако о связи этого события и атаки 21 августа в статье не заявлялось. Фактически отношение к атаке 21 августа имели только заголовок и следующий фрагмент:

«Однако из многочисленных интервью с врачами, жителями Гуты, бойцами повстанцев и членами их семей вырисовывается иная картина. Многие полагают, что повстанцы получили химическое оружие от главы саудовской разведки принца Бандара бин Султана, и несут ответственность за осуществление газовой атаки».

Кроме заголовка и этого абзаца, других заявлений об ответственности повстанцев за атаку 21 августа в статье нет, как и цитат местных жителей о связи повстанцев с этой атакой.  Тем не менее, Россия стала использовать эту статью в продолжавшихся попытках обвинить оппозицию в атаке 21 августа.

В сентябре 2016 года глава МИД РФ Сергей Лавров сделал новые заявления об атаке 21 августа, отказавшись от ранее звучавших заявлений о загрузке видео YouTube до атаки.

«Имеется множество свидетельств независимых экспертов, работавших на месте событий [монашки из местного монастыря, других свидетелей и западных корреспондентов], а также экспертов из Европы и США, включая двенадцать отставных офицеров Пентагона и ЦРУ, направивших президенту США Бараку Обаме письмо, объясняющее, как был сфальсифицирован этот инцидент. Увы, до встречи в Санкт-Петербурге многое было сделано плохими людьми, использовавшими отравляющие химические вещества в основном, по нашему мнению, чтобы спровоцировать удар возмездия против режима и переложить ответственность за применение химического оружия, хотя это было совершенно нелогично, о чем неоднократно заявлял Владимир Путин».

В последующих комментариях 22 сентября Лавров, как сообщается, заявил:

«Свидетельства очевидцев и журналистов показывают, что повстанцы получили «несколько снарядов из-за границы, которые они никогда не видели и не знали, как применять, но наконец применили», — заявил Лавров».

Лавров повторил эти заявления в интервью Washington Post 25 сентября:

«Россия продолжает утверждать, что 21 августа химическое оружие применили повстанцы, а не режим Асада?» — «Да, мы полагаем, что этому есть убедительные доказательства».

«Вы готовы представить эти доказательства?» — «Да, я представил собрание доказательств Джону Керри, когда мы встретились несколько часов назад. Никаких откровений в этих данных нет. Они доступны в интернете. Это репортажи журналистов, посетивших место событий и поговоривших с бойцами, которые рассказали, что получили какие-то незнакомые ракеты и боеприпасы от какого-то иностранного государства, и что не знали, как их использовать. Есть также свидетельства монашек, живущих в монастыре поблизости, которые посещали это место. Можно прочитать оценки экспертов по химическому оружию, утверждающих, что показанные кадры не соответствуют реальной ситуации в случае использования химического оружия. Нам также известно об открытом письме, направленном президенту Обаме бывшими сотрудниками ЦРУ, в котором утверждается, что заявление о применении властями [Сирии] химического оружия — фейк. Поэтому, чтобы сделать выводы, не нужно читать шпионские доклады, достаточно внимательно следить за информацией в открытом доступе».

По-видимому, кроме статьи Яхьи Абабнеха в Mint Press, ни один журналист не заявлял, что посетил место событий, а версия, «что бойцы оппозиции «получили какие-то незнакомые ракеты и боеприпасы от какого-то иностранного государства, и что не знали, как их использовать», соответствует версии Mint Press.  Очевидно, что Лавров неоднократно ссылался на статью в Mint Press, вызывавшую все больше возражений.

Лавров и МИД России также неоднократно ссылались на «монашек, живущих в монастыре неподалеку, которые посещали место событий».  По-видимому, речь идет о противоречивой фигуре сестры Агнес Мариам де ла Круа, которая до атаки 21 августа 2013 года делала несколько заявлений в поддержку сирийских властей, в частности, утверждая, что за резню в Хуле ответственна оппозиция. Ей давали следующую характеристику:

«Согласно швейцарской газете Le Courier, Агнес-Мариам «комфортно себя чувствовала в обществе силовиков [Асада]» и рассказала их журналисту, что надеется, что он сможет «разрушить пропаганду западных СМИ»».

6 сентября она дала интервью Russia Today («Кадры химической атаки в Сирии — подделка») и сделала несколько заявлений об атаке, впоследствии повторенных в 50-страничном докладе, опубликованном ее организацией. Согласно репортажу BBC о ее работе, в ее отчете задавался вопрос:

  • Если Гута, район к востоку от Дамаска, в основном подвергшийся атаке, уже  «опустела», то почему же погибло столько мирных жителей?
  • Почему на видео так много детей без сопровождения родителей? Наблюдается «явное отсутствие настоящих семей»
  • Почему на видео так мало женщин и почему так много людей не опознаны?
  • Почему так мало свидетельств похорон?

В ответ на эту публикацию директор Human Rights Watch по чрезвычайным ситуациям Питер Букерт заявил: «Заявления Матери Агнес не имеют никаких оснований.  Она не является экспертом по криминалистическому анализу видео… мы не обнаружили никаких свидетельств подделки ни одного из видео». Кроме того, он дал ответы на вопросы, поставленные в докладе:

  • В районе Дамаска Гута оказались десятки тысяч человек, согласно регулярным отчетам, которые получала Human Rights Watch
  • Дети часто спали в тесноте в подвалах зданий из-за интенсивных обстрелов. Поэтому так много из них погибли (зарин скапливается на нижних этажах и в подвалах)
  • Погибших и пострадавших в ходе химической атаки переносили с места на место и из комнаты в комнату и в клиниках, и для похорон
  • Жертвами атак стало множество мужчин и женщин. Однако для тел детей, мужчин и женщин были отведены отдельные комнаты, чтобы можно было совершить омовение для погребения
  • Практически все жертвы были похоронены
  • Исследователи нарушений прав человека поговорили с родственниками женщин и детей-алавитов, похищенных повстанцами. Никто из них не сказали, что узнали своих родных на видео газовой атаки

Третье важное заявление Лаврова состояло в том, что бывшие офицеры ЦРУ и Пентагона «утверждают, что заявление, что власти [Сирии] применили химическое оружие — фейк».  Это заявление изучил журналист Business Insider Майкл Келли, заявив следующее:

«Затем Лавров процитировал открытое письмо президенту Обаме от бывших сотрудников ЦРУ, в котором дается ссылка на статью Mint Press и говорится, что авторам «неизвестно о каких-либо надежных доказательствах обстрела этой местности ракетой сирийской армии, способной доставлять отравляющие вещества».

В расследовании инспекторов ООН по химическому оружию описаны размеры и строение двух использованных ракетных систем доставки химического оружия, а также указано направление, откуда, вероятно, прилетели эти ракеты. В докладе ООН не называются виновные, но приведены свидетельства, указывающие на Асада».

Помимо этих заявлений, Лавров 1 октября 2013 года сослался на произошедшую ранее атаку в Хан-Эль-Асале:

«У нас нет сомнения, что газ зарин, применявшийся и 19 марта в Алеппо, изготовлен кустарным способом… У нас также есть информация, подтверждающая, что в ходе трагических событий 21 августа был применен зарин, очень похожий по химическим свойствам на применявшийся 19 марта, однако в гораздо более сильной концентрации».

И вновь Россия утверждала о связи с Хан-Эль-Асалем. Однако на сей раз Лавров заявил не то, что при обоих атаках использовалась одна и та же ракета, но что применялся зарин со сходными химическими свойствами. Кроме того, это был зарин кустарного производства. По логике предыдущих заявлений Лаврова, этот зарин изготовили саудиты и предоставили его сирийской оппозиции как в Дамаске, так и в районе Хан-Эль-Асаля. Если это так, получается, что саудиты замешаны не только в атаке 21 августа, но и в нанесенной ранее атаке в Хан-Эль-Асале. Это очень серьезное обвинение. 4 октября «Интерфакс» сообщил:

«Группа, направленная Саудовской Аравией с территории Иордании, несет ответственность за провокацию с химическим оружием, организованную 21 августа в пригороде Дамаска Восточной Гуте, сообщил «Интерфаксу» российский дипломатический источник.

«Проанализировав эту информацию, полученную из самых разных источников, мы составили картину, подтверждающую, что преступную провокацию в Восточной Гуте осуществила специальная группа, направленная Саудовской Аравией с территории Иордании и действовавшая под прикрытием группы «Лива аль-Ислам», рассказал один из источников».

Несмотря на заявленную связь зарина, использовавшегося в Хан-Эль-Асале и в Восточной Гуте, судя по заявлениям России, за них ответственны две различные группы, поскольку в докладе об атаке в Хан-эль-Асале, поданном в ООН, говорится следующее:

Установлено, что 19 марта повстанцы запустили неуправляемую ракету «Башаир-3» по городу Хан эль-Асаль, находившемуся под контролем правительственных сил. Результаты анализа явно показывают, что боеприпас, использовавшийся в Хан-Эль-Асале, был не фабричного производства и содержал зарин.

А также следующее:

По информации Москвы, производство боеголовок «Башаир-3» началось в феврале, а занимается им бригада «Башаир эн-Наср», тесно связанная со «Свободной сирийской армией».

Российские заявления о зарине кустарного производства были поставлены под сомнение 7-м отчетом Комиссии по установлению фактов в Сирии — A/HRC/25/65:

«Имеющиеся свидетельства о составе, качестве и количестве отравляющих веществ, использованных 21 августа, указывает на то, что лица, осуществившие атаку, наверняка имели доступ к арсеналу химического оружия сирийской армии, а также соответствующий опыт и оборудование, необходимые для безопасного обращения с большим количеством отравляющих веществ. Что же до инцидента в Хан-Эль-Асале 19 марта, то использованные при той атаке отравляющие вещества имели те же уникальные отличительные черты, что и использованные в Гуте».

Именно вопрос химического состава зарина позволил установить связь сирийских властей не только с атаками 21 августа 2013 года, но и с другими случаями применения зарина в Сирии. Связующим звеном стало химическое вещество гексамин.

В ходе расследования применения зарина 21 августа 2013 года химические анализы мест ударов и окружающей местности показали присутствие в различных образцах гексамина, промышленного химического вещества, используемого в различных производственных процессах. Присутствие этого химиката особо интересно по двум причинам. В ноябре 2013 года ОЗХО опубликовала список химикатов в документе, названном «Выражение интереса», связанном с утиилизацией химикатов сирийской химической программы. Среди многих химикатов, об использовании которых в производстве различных отравляющих веществ широко известно, в списке были и 80 тонн гексамина. В неопубликованном вопросе интервью Аке Селлстрёма CBRNe World его спросили о наличии в списке гексамина:

Журналист: «Почему в списке подлежащих уничтожению химикатов оказался гексамин? Может ли он использоваться на поле боя, как зарин? Вы сами попросили добавить его в список, или сирийцы заявили вам, что используют его?»

Селлстрём: «Он входит в их формулу, он удаляет кислоту».

New York Times попросили Рона Мэнли, эксперта по химическому оружию, возглавлявшего команду по верификации ОЗХО с 1993 по 2002 гг, высказать мнение о наличии в списке гексамина:

«Тот факт, что они задекларировали его ОЗХО, означает, что он входит в их программу химического оружия. Нет сомнений, что он входит в их программу. Мы не знаем, какую роль он играл».

Специалист по химическому оружию Дэн Касзета объяснил важность гексамина и его использования для удаления кислоты в статье 2014 года «Химические отпечатки пальцев военного преступника Асада»:

«С помощью других исследователей я разработал по крайней мере один процесс, позволяющий производить зарин таким методом, однако излагать такой процесс было бы опасно, неэтично и, возможно, незаконно. Гексамин ранее не упоминался в открытых источниках, посвященных производству зарина, однако следует уточнить, что большая часть знаний о производстве боевых отравляющих веществ не находится в открытом доступе, а значительная часть такой информации секретна. Известно о применении других аминов. На различных этапах развития американской программы производства нервно-паралитических веществ для удаления кислоты использовались амины, например трибутиламин (в американском арсенале зарина было в среднем по 2% трибутиламина) и изопропиламин (использовавшийся в американских бинарных зариновых артиллерийских снарядах M687).

Сирийцы наверняка использовали гексамин также для удаления кислоты. Гексамин может связывать до четырех молекул HF, недорог, прост в производстве, менее пожароопасен, дольше хранится и не вызывает опасений у экспертов по нераспространению, в отличие, например, от трибутиламина».

До атаки в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 года, где в различных образцах также был обнаружен гексамин, не был обнародован тот факт, что в распоряжение французской разведки поступил неразорвавшийся боеприпас, использованный для атаки в Серакабе в 2013 году (см. выше). В докладе французской разведки, опубликованном после атаки в Хан-Шейхуне в 2017 г, так было описано содержимое неразорвавшегося боеприпаса:

«В ходе химического анализа было установлено, что в ней находилась смесь жидких и твердых веществ, содержавшая около 100 миллилитров зарина, оценочная чистота которого составила 60%. Также было выявлено наличие гексамина, метилфосфонилдифторида и побочного продукта ДИМФ».

Единственное разумное объяснение присутствия гексамина внутри неразорвавшегося боеприпаса — использование этого вещества для удаления кислоты. Присутствие гексамина связывает атаку 21 августа 2013 года в Дамаске с атакой в Серакабе в 2013 г и атакой в Хан-Шейхуне в 2017 г.

Несмотря на использование ракет, применяемых только сирийскими властями, и наличие гексамина, некоторые все равно предпочитали другие сценарии. Лауреат Пулитцеровской премии журналист Сеймур Херш представил собственную версию событий, полученную из неназванных источников. Херш написал о причастности к атаке турецких властей и джихадистской группировки сирийской оппозиции «Джебхат ан-Нусра». Эта атака якобы была провокацией с целью вовлечь в конфликт США.

Однако анализ свидетельств из открытых источников вызывает множество вопросов к истории Херша, в том числе о технической сложности производства зарина в количествах, использованных 21 августа, а также об использовании ракет «Вулкан» сирийскими властями. Ни на один из этих вопросов Херш не дал вразумительного ответа. Несмотря на это, многие стали предпочитать версию Херша о событиях 21 августа 2013 года, несмотря на очевидные несостыковки в его заявлениях.

Месть повстанцев?

Вскоре после атаки сирийские власти делали различные заявления о применении химического оружия группировками оппозиции в районе Дамаска. Эти атаки, которые, по словам сирийских властей, произошли 22 августа в Баххарии, 24 августа в Джобаре и 25 августа в Ашрафия Сахнайе, были расследованы миссией ООН. В случае с Джобаром и Ашрафия Сахнайей образцы окружающей среды и биомедицинские пробы, предоставленные сирийскими властями, а также один образец, собранный миссией ООН, показали в ходе тестов присутствие зарина. В случае с атакой 22 августа в Баххарии, в отчете миссии ООН об атаке было указано следующее:

«В отсутствие положительных результатов анализа крови Миссия ООН не может подтвердить заявление о применении химического оружия в Баххарии 22 августа 2013 года».

Инцидент 24 августа в Джобаре так был описан в отчете ООН:

«28 августа 2013 года власти Сирийской Арабской Республики сообщили Генеральному секретарю, что в 11:00 24 августа 2013 года, когда группа солдат приблизилась к зданию у реки Джобар, они услышали приглушенный звук, а затем ощутили странный неприятный запах, после чего испытали значительные затруднения дыхания и помутнение зрения. Четверо из них были немедленно направленны в военный госпиталь Мученика Юсуфа Аль-Азмаха, где им была оказана неотложная помощь. Сирийские власти также заявили, что при обыске зданий, окружающих место инцидента, были обнаружены некоторые материалы, оборудование и канистры, которые, как оказалось в ходе их анализа, содержали зарин».

Место инцидента также было указано в отчете: к югу от территории, занятой сирийскими правительственными силами незадолго до применения зарина 21 августа, откуда ракеты «Вулкан» были запущены по территории всего в 1,5 километрах к югу от места инцидента в Джобаре 24 августа. На спутниковом снимке этой местности в день атаки видна бронетехника сирийских властей всего в нескольких сотнях метров от указанного места инцидента 24 августа:

Положение бронетехники по отношению к месту атаки 24 августа. Спутниковый снимок от 24 августа 2013 г.

Сирийские власти также предоставили остатки самодельного взрывного устройства, которое, по их словам, было применено в этой атаке. Это устройство не было замечено в сирийском конфликте ни до, ни после инцидента:

Также сообщалось, что в день атаки сирийские правительственные силы обнаружили склад химического оружия оппозиции, где находилось два неразорвавшихся боеприпаса того же типа, что и использованный для атаки в Джобаре 24 августа:

Слева — взрывные устройства, обнаруженные сирийскими правительственными силами; справа — взрывное устройство, фигурирующее в отчете ООН об атаке в Джобаре 24 августа

Доктор Жан Паскаль Зандерс, специалист по химическом, биологическому, радиологическому и ядерному оружию, заявил, что боеприпасы были начинены зарином и гексамином, и что «содержимое носило все признаки зарина, произведенного сирийскими властями; основной признак — наличие гексаметилентетрамина, или гексамина». Эта информация недоступна в открытых источниках. По заявлению Зандерса, «присутствие гексамина было подтверждено в различных обсуждениях за последние два месяца с людьми, внимательно следящими за сирийским досье, в том числе государственными чиновниками, дипломатами и учеными».

Миссия ООН также заявила следующее:

«Однако Миссия ООН не смогла независимо проверить полученную информацию, поэтому не смогла выявить происхождение взрывного устройства и установить его связь с местом предполагаемого применения».

К образцам окружающей среды также возникали вопросы в отношении цепи обеспечения сохранности:

«Хотя Миссия ООН и посетила место инцидента, оказалось, что его сохранность была нарушена мероприятиями по разминированию. Поэтому сбор образцов не представлял ценности.

Сирийские власти сообщили, что взяли пробы почвы с места атаки, и что в них был обнаружен зарин. Миссии ООН не удалось проверить цепь обеспечения сохранности этих образцов и последующего анализа».

Биомедицинские образцы, взятые у четверых жертв сирийскими властями, а также взятые под надзором Миссии ООН через месяц после атаки, были протестированы. Во всех образцах, взятых сирийскими властями, а также в одном образце Миссии ООН были обнаружены признаки присутствия зарина. В отчете Миссии ООН делается следующий вывод:

«Миссия ООН собрала свидетельства, говорящие о вероятном применении химического оружия в Джобаре 24 августа 2013 года в сравнительно небольших масштабах против военных.

Однако в отсутствие информации из первых рук о средстве/средствах доставки и образцов окружающей среды, собранных и протестированных в соответствии с цепочкой обеспечения сохранности, Миссия ООН не смогла установить связь между жертвами, предполагаемым инцидентом и предполагаемым местом инцидента».

В отчете Миссии ООН атака 25 августа в Ашрафия Сахнайе была описана так:

«…цилиндрические канистры были выпущены с помощью орудия, напоминающего катапульту, по солдатам в районе Ашрафия Сахнайя в пригородах Дамаска. Одна из
канистр взорвалась со звуком средней громкости. Затем из нее пошел черный дым с неприятным запахом, в результате чего солдаты испытали помутнение зрения и серьезные затруднения дыхания. Пятеро из них были немедленно направленны в военный госпиталь Мученика Юсуфа Аль-Азмаха, где им была оказана неотложная помощь».

Миссии ООН не удалось посетить место инцидента. Также Миссии не были предоставлены остатки предположительного использованного боеприпаса. На основе анализа биомедицинских образцов и интервью с пострадавшими солдатами Миссия сделала следующие выводы:

«Миссия ООН собрала свидетельства, указывающие на то, что 25 августа 2013 г в районе Ашрафия Сахная против солдат было применено химическое оружие в небольших масштабах. Однако в отсутствие информации из первых рук о средстве/средствах доставки и образцов окружающей среды, собранных и протестированных в соответствии с цепочкой обеспечения сохранности, а также ввиду того, что образцы, собранные Миссией ООН через неделю и через месяц после предполагаемого инцидента, не показали наличия зарина, Миссия ООН не смогла установить связь между жертвами, предполагаемым инцидентом и предполагаемым местом инцидента».

Важно отметить, что как и в случае с другими атаками, расследованными Миссией ООН в Сирии, включая атаки в Хан-Эль-Асале, в Серакабе и в Дамаске 21 августа 2013 года, в задачи Миссии ООН не входило выявление виновных в упомянутых выше атаках.

Хан-Шейхун

На протяжении последующих лет после химических атак 21 августа 2013 года продолжали появляться сообщения о химических атаках — в основном о применении сирийскими правительственными силами хлора, в основном в боеприпасах, сбрасываемых с вертолетов, или о химических атаках боевиков ИГ. После атаки 21 августа 2013 года и до атаки 4 апреля 2017 года в Хан-Шейхуне не появлялось убедительных сообщений о применении зарина, хотя стоит уточнить, что в отношении предполагаемых химических атак в Эль-Латамне в провинции Хама 30 марта 2017 г и в Акербате в провинции Хама 12 декабря 2016 г в приложении к докладу французской разведки о применении зарина в Хан-Шейхуне 4 апреля 2017 г указано «значительные подозрения в применении зарина сирийским режимом». Однако эти инциденты не были расследованы ОЗХО. Кроме того, отсутствует сколько-нибудь значительное количество свидетельств из открытых источников, которые могли бы позволить предположить, что в этих атаках был применен зарин.

Утром 4 апреля 2017 года в социальных сетях стали появляться сообщения об атаке в Хан-Шейхуне. В течение предшествовавших недель появлялось множество сообщений о применении сирийскими властями химического оружия, как правило хлора, поэтому поначалу многие считали, что в Хан-Шейхуне в очередной раз применили хлор. Однако вскоре по видео, фотографиям и сообщениям в социальных сетях стало понятно, что применен был не хлор, а, по всем признакам, нервно-паралитическое вещество. В большинстве сообщений с места событий описывался один и тот же сценарий: в 7 часов утра по местному времени самолет сирийских правительственных ВВС сбросил бомбу с химическим оружием:

«4 апреля 2017 года по Хан-Шейхуну было запущено 4 ракеты в результате двух авиаударов с самолетов Су-22. Сотрудники гражданской обороны прибыли на место удара, которое было поражено химическим газом. Сотрудники гражданской обороны пострадали. Более 200 пострадавших были доставлены в медицинские клиники. Мы не знаем точное число погибших, но полагаем, что их более 50 или 60. Медицинские работники сняли с раненых одежду, вымыли их тела водой и поместили в стационар. Наблюдались следующие симптомы: затруднение дыхания, выделение желтой пены и крови изо рта.

1:18 — «В результате газовых атак к нам поступило много задыхающихся. Среди пострадавших женщины и дети. Мы получили более 70 пострадавших и 20 погибших. Мы не знаем, какой газ использовался».

Как и в случае с предыдущими химическими атаками, различные стороны конфликта представили различные сценарии атаки: Поначалу сирийские и российские власти говорили, что разбомбили склад химического оружия на востоке Хан-Шейхуна. Однако указанное ими время атаки было на несколько часов позже первых поступивших сообщений об этой атаки. Ни российские, ни сирийские власти не представили никаких доказательств своих заявлений, а вместо этого подвергали сомнению достоверность расследований об атаке и сообщений с места событий. Американские власти представили траекторию самолета, который, по их словам, разбомбил Хан-Шейхун. Их заявления о месте и времени атаки, а также об авиабазе, с которой она была совершена, соответствовали сообщениям с мест:

В докладе французской разведки утверждалось, что анализ зарина, использованного для атаки в Серакабе в 2013 года, соответствовал образцам окружающей среды, собранным на месте атаки в Хан-Шейхуне, в которых был обнаружен зарин, а также «особый побочный продукт (диизоприпил метилфосфат — ДИМФ), образующийся при синтезе зарина из изопропанола и ДФ (метилфосфонил дифторида)», и гексамин. Эта информация соответствует данным Миссии установления фактов ОЗХО, подтвердившей присутствие зарина и гексамина в образцах окружающей среды, собранных с места удара, предоставленных как оппозиционными группировками, так и сирийскими властями.

Лауреат Пулитцеровской премии журналит Сеймур Херш вновь опубликовал собственную версию событий в статье «Trump’s Red Line«, в которой заявил, что «имеющиеся разведданные ясно указывают, что сирийцы нанесли удар по месту встреч джихадистов», и что цель «была описана как двухэтажное бетонное здание в северной части города».

Херш также заявил, что российская разведка установила, что «в здании должна была состояться встреча высокопоставленных джихадистов, в том числе представителей «Ахрар аш-Шам» и связанной с «Аль-Каедой» группировки, ранее известной как «Джебхат ан-Нусра»».

Согласно статье, российская разведка указала, что здание было «командным пунктом, на первом этаже которого располагался продовольственный магазин и другие коммерческие предприятия, а рядом находились другие важные магазины, в том числе тканей и электроники». Кроме того, по утверждению Херша,

«В подвале хранились ракеты, оружие и боеприпасы, а также продукты гуманитарного характера для раздачи местному населению, в том числе лекарственные препараты и обеззараживающие вещества на основе хлора, предназначенные для обработки тел умерших перед похоронами. Место встреч и региональный штаб находились на втором этаже. Советник отметил, что «это было давно известное место встреч, долговременно использовавшееся помещение с охраной, оружием, средствами связи, документацией и картами». Россияне в целях подтверждения разведданных несколько дней наблюдали за этим местом с беспилотника с целью мониторинга коммуникаций и установления того, что в разведке называют «режимом жизнедеятельности». Целью также ставилось установить, кто входит и выходит из здания, а также отследить перемещение вооружений, в том числе ракет и боеприпасов».

По описанию Херша, удар по «месту встреч джихадистов» нанес сирийский Су-24, вооруженный «поставленной Россией корректируемой авиабомбой с обычной боевой частью». Херш указал, что в результате этой атаки произошел выброс химических веществ, который и привел к жертвам среди гражданского населения.

Однако версия Херша противоречит не только докладу Миссии по установлению фактов ОЗХО, но и заявлениями французских, американских, российских и сирийских властей. На просьбу предоставить свидетельства своей версии событий Херш заявил, что «научился просто писать то, что я знаю, и двигаться дальше».

Впоследствии Международная комиссия по установлению фактов по Сирийской Арабской Республике сообщила, что ее собственное расследование событий в Хан-Шейхуне пришло к следующим выводам:

«Ввиду вышесказанного Комиссия заключает, что заявление, что авиаудар пришелся по складу химического оружия, или что атака была сфабрикована, не соответствует собранной информации. Напротив, все имеющиеся свидетельства приводят Комиссию к выводу, что имеются достаточные основания предполагать, что 4 апреля в 6:45 утра сирийские силы сбросили на Хан-Шейхун авиабомбу с зарином. Применение химического оружия однозначно запрещено международным гуманитарным правом. Применив зарин в Хан-Шейхуне 4 апреля, сирийские власти совершили следующие военные преступления: применение химического оружия, неизбирательное нападение, а также нарушение запрета применения оружия, разработанного для нанесения поверхностных ранений и причинения ненужных страданий. Производство, хранение и использование зарина также нарушает Конвенцию о запрещении химического оружия и резолюцию 2118 Совета безопасности (2013 г)».

В докладе также говорится о присутствии гексамина в образцах, полученных Миссией по установлению фактов ОЗХО как от оппозиционных группировок, так и от сирийских властей:

«Присутствие гексамина не было объяснено Миссией по установления фактов ОЗХО, однако это вещество также было обнаружено в образцах окружающей среды, собранных в 2013 году после инцидента в Гуте. Ранее предлагалось два различных объяснения присутствия гексамина — использование этого вещества в самодельной взрывчатке для распространения отравляющего вещества или же его использование при синтезе зарина для удаления кислоты. Хотя первое объяснение нельзя исключать, второе соответствует списку химикатов, задекларированных сирийскими властями в 2013 году как части арсенала химического оружия, а также процессу, ранее использовавшемуся сирийской армией для применения зарина (бинарный синтез незадолго до применения без последующей очистки зарина для долгосрочного хранения)».

Последнее предложение стоит отметить особо: этот акцент на использовании сирийской армией гексамина для применения зарина соответствует заявлению Аке Селлстрёма о применении гексамина сирийскими властями для удаления кислоты. Также следует отметить, что теория самодельной взрывчатки не объясняет присутствия гексамина в неразорвавшемся боеприпасе, примененном в 2013 году в Серакабе.

Перспективы

Ожидается, что следующей крупной публикацией после обнародования отчета Миссии ОЗХО об атаке в Хан-Шейхуне станет отчет Совместного механизма расследований ООН и ОЗХО о применении зарина в Хан-Шейхуне. Этот отчет будет обнародован в октябре 2017 года, и можно надеяться, что он еще более прояснит ситуацию с виновными в этой атаке. Ранее Механизм ООН и ОЗХО подтверждал только применение хлора сирийскими правительственными силами и применение иприта боевиками ИГ, так что подтверждении ими применения зарина сирийскими властями будет иметь очень большое значение. Однако, несмотря на их предыдущие отчеты, подтвердившие применение хлора сирийскими властями, ранее усилия по приведению сирийских властей к ответственности блокировались Россией и Китаем, поэтому неясно, что предпримет ООН.

Eliot Higgins

Элиот Хиггинс – основатель Bellingcat и Brown Moses Blog. Специализируется на вопросах о применении оружия в сирийском конфликте, а также на инструментах и методах работы с открытыми источниками.

Ответить

  • (будет скрыто)