Анатомия тройного отравления: новые подробности провала ГРУ в Болгарии.

Язык:
  • В опубликованных ранее расследованиях мы установили личности восьми сотрудников отряда ГРУ, занимающегося тайными операциями за рубежом (элитного подразделения воинской части 29155), которые побывали под подставными личностями в Болгарии в конце 2014 г и в начале 2015 г группами по 2-3 человека. Время последних двух поездок совпало с двумя серьезными отравлениями в апреле и мае этого года, целями которых были болгарский производитель оружия, его сын и производственный директор его группы заводов. В 2015 году отравления оставались нераскрытыми. Анализ, проведенный под частному заказу в сертифицированной ОЗХО лаборатории в Финляндии, выявил следы неизвестного вещества из семейства фосфорорганических соединений.
  • Одним из шпионов ГРУ, присутствовавших в Болгарии во время обоих отравлений, был «Сергей Федотов» — под этим именем скрывался генерал-майор ГРУ Денис Сергеев, который также находился в Великобритании в 2018 году во время покушения на Сергея Скрипаля и его дочь.
  • После наших расследований и по запросу жертвы в 2019 году болгарское следствие возобновило расследование дела от 2015 года. Впоследствии в Болгарии предъявили обвинения троим из офицеров ГРУ и выпустили в их отношении «красное уведомление» Интерпола. Среди обвиняемых оказались генерал-майор Денис Сергеев («Сергей Федотов»), подполковник Сергей Лютенко («Сергей Павлов») и полковник Егор Гордиенко («Георгий Горшков»).
  • Мы установили, что после провальной попытки убийства Егор Гордиенко работал в Женеве до конца 2018 года на высокопоставленной дипломатической должности.
  • Власти Болгарии также опубликовали запись скрытых камер, где один из троицы (по-видимому, Денис Сергеев) с измененной внешностью подходит к нескольким машинам в подземном гараже, где были припаркованы автомобили жертв отравления.
  • 26 августа 2020 года прокуратура Болгарии приостановила следствие в отношении троих обвиняемых. В качестве причин такого решения были названы невозможность продолжать расследование в отсутствии задержанных обвиняемых, а также долгие проволочки при получении международной правовой помощи от третьих стран. Этот шаг не означает прекращения уголовного преследования, однако это значит, что дело в обозримом будущем останется «замороженным».

В распоряжение нашей расследовательской команды, в том числе Bellingcat и российского издания The Insider, попала копия решения о приостановке, в котором содержится краткое изложение информации, которую удалось выяснить болгарскому следствию. Значительная часть этой информации ранее не была известна общественности. Эта информация позволяет лучше понять, кто именно стал целью ГРУ, а также представить ход событий вокруг отравлений, в том числе время между воздействием яда и проявлением первых симптомов. Вкупе с новыми данными о перелетах и заказах отелей, которые также поступили в распоряжение нашей расследовательской команды, эта информация позволяет лучше понять почерк команды киллеров ГРУ.

Эти новые данные могут быть особенно важны в контексте обнародования информации о том, что лидер российской оппозиции Алексей Навальный также был отравлен веществом семейства «Новичок». Эта информация также проливает свет на то, насколько опасен был метод убийства для случайных людей, которые также могли контактировать со смертельным веществом. Это видно как в случае с сыном Гебрева, так и в случае с гибелью британки Дон Стерджесс в 2018 г.

Мы также получили новые данные о взаимодействии болгарских следователей с иностранными организациями, например ОЗХО, финской лабораторией и финскими следственными органами. Эти данные говорят о том, что следствие не исчерпало пути установления фактов, а некоторые из усилий в этом отношении блокировались третьими сторонами по неясным причинам. Кроме того, можно отметить, что роль по крайней мере одного из соучастников преступления не была расследована, несмотря на явные свидетельства его причастности.

Анатомия покушения: долгая слежка

Трое работавших под прикрытием офицеров ГРУ, которым предъявили обвинения болгарские власти

В документах прокуратуры изложена хронология событий, которые привели к умышленному отравлению фосфорорганическим соединением троих граждан Болгарии в апреле 2015 г и еще одному покушению на их жизни месяц спустя. Представленные в деле факты (которые в основном соответствуют ранее установленной нами хронологии) вкупе с нашими новыми даными указывают на хорошо подготовленную долгосрочную операцию, на подготовительном этапе которой разные команды совершали несколько поездок в Болгарию.

Первая из таких поездок, установленная в документах прокуратуры, состоялась 15 ноября 2015 года. Трое обвиняемых офицеров ГРУ прибыли в столицу Болгарии Софию в один и тот же день, однако разными рейсами и из разных стран: «Горшков» (Гордиенко) прибыл в 12:23 рейсом «Аэрофлота» SU2060 из Москвы, «Фетодов» (Сергеев) прибыл в 15:58 из Белграда рейсом Air Serbia JU122, а «Павлов» (Лютенко) прибыл в 18:08 из Афин (Греция).

Согласно обвинительному заключению, «Сергей Павлов» забронировал номер в Hotel Hill на неделю с 15 февраля 2015 г и попросил комнату на третьем этаже с видом на парковку. Hotel Hill расположен рядом с головным офисом корпорации Гебрева Emco Ltd. Вид на парковку перед отелем также обеспечивал вид на весь путь от входа в Emco до подземного гаража, где Гебрев и его сотрудники паркуют свои автомобили.

Следователи также установили, что в тот же период «Горшков» останавливался в Hotel Marinella, который находится недалеко от Hill Hotel и офиса Emco. Он забронировал номер на 15-м этаже с видом на вход в подземный гараж. Болгарские следователи утверждают, что не обнаружили свидетельств того, что «Федотов» останавливался в том же отеле, однако команда Bellingcat обнаружила записи, в которых говорится, что он проживал там вместе с «Горшковым».

 

 

По прибытии «Горшков» и «Федотов» арендовали автомобили. Неизвестно, каков был их маршрут в течение этой недели, однако судя по логам карты VISA «Горшкова» (выданной на подставные документы), по крайней мере он в этом время не покидал Софию. Однако всего за эту неделю он наездил 128 километров, что говорит о том, что он мог делать короткие выезды за пределы Софии. «Павлов» же проехал и того меньше — 87 километров. Следствие полагает, что вся первая неделя была посвящена слежке за главной целью (Емельяном Гебревым) и выявлению закономерностей его распорядка дня.

Документ об аренде «Горшковым» автомобиля, поступивший в распоряжение нашей команды

Любопытно, что по карте «Горшкова» совершалось несколько покупок сувениров, в том числе косметики в бутике, спортивных товаров и детских игрушек. По-видимому, на шоппинг на деньги налогоплательщиков в ГРУ смотрят сквозь пальцы или даже оправдывают необходимостью создания алиби.

После этой подготовительной поездки трое офицеров вернулись в Россию: «Федотов» и «Павлов» вылетели одним рейсом «Аэрофлота» в Москву 22 февраля 2015 г, а «Горшков» вылетел другим рейсом «Аэрофлота» в тот же день.

Иногда они возвращаются

Всего два месяца спустя та же троица якобы независимо путешествовавших туристов вернулась в Болгарию. 22 апреля 2015 года «Павлов» прилетел из Москвы в Софию. Два дня спустя, 24 апреля 2015 г «Горшков» и «Федотов» прилетели в курортный город Бургас на Черном море (вероятно, для усиления конспирации). Павлов сначала снял квартиру примерно в 50 метрах от офиса Emco, а два дня спустя (в день прибытия двух других членов группы) переехал в тот же Hill Hotel, что и во время первой поездки, и попросил поселить его в тот же самый номер на третьем этаже.

Двое других членов группы добирались на место преступления более окольным путем. Приземлившись в Бургасе, «Федотов» и «Горшков» арендовали автомобиль на имя Горшкова и проехали 140 километров на север в направлении Варны (другого крупного приморского города в Болгарии). Там они оба заселились в отель Best Western Park всего на одну ночь. На следующий день они отправились в Софию, однако там они остановились в разных местах. Горшков снял трехкомнатную квартиру в центре Софии, примерно в 3 километрах от офиса Emco. Он снял квартиру на срок до 30 апреля. И он, и «Федотов» заказали на этот день обратные билеты в Москву. В том же промежутке времени «Федотов» снял квартиру примерно в 300 метрах от офиса Emco.

Ни один из троих не остался до конца оплаченного срока. Также они не использовали купленные ранее обратные билеты. Они купили новые билеты на более раннюю дату и вернулись в Москву через Стамбул вечером 28 апреля 2015 года, когда они (по их мнению) выполнили свою миссию.

Из России с отравой

Емельян Гебрев почувствовал серьезное недомогание и впал в кому вечером 28 апреля 2015 года во время делового ужина с польскими партнерами в ресторане в отеле Marinella (где «Горшков» и «Федотов» останавливались в феврале). Валентин Тахчиев, менеджер по производству в компании Гебрева, почувствовал такое же серьезное недомогание два дня спустя, а взрослый сын Емельяна Христо Гебрев стал испытывать более мягкие симптомы отравления 4 мая 2015 года. Такой разброс во времени отравления всех троих (а также выбор целей) долго оставался необъяснимым для наблюдателей. Однако на видео с камер в подземном гараже, которым пользовалась компания Гебрева, могут крыться ответы на эти непростые вопросы.

Болгарский бизнесмен Емельян Гебрев. Фото (c) Capital.bg, использовано с разрешения

Болгарские следователи полагают, что до сих пор не установленный тип фосфорорганического нервно-паралитического вещества был нанесен на дверные ручки автомобилей жертв, когда те были припаркованы в общественном гараже позади отеля Hill. Этот гараж доступен для всех при условии повременной оплаты. Он является основным местом парковки сотрудников Emco — холдинговой компании, владеющей предприятиями Гебрева по производству и реализации оружия. Анализ кадров с камер наблюдения в гараже дает убедительные свидетельства в пользу этой гипотезы.

28 апреля 2015 г, в день, когда Гебрев впервые почувствовал недомогание, он заехал в гараж и припарковал свой Nissan GTR в 11:07, после чего пешком отправился в свой офис. В течение следующих двух часов его менеджер по производству Валентин Тачиев и личный водитель Олег Лазаров припарковали собственные машины (Toyota Land Cruiser и Mercedes S-класса соответственно) в том же гараже.

В 13:58 на камеры наблюдения попал присутствовавший в гараже человек в фетровой шляпе и черных перчатках, который держал что-то в руке. Сначала он подошел к «Ленд Круизеру» Валентина Тахчиева и несколько секунд оставался около него, причем его руки не попали на камеру. Затем он подошел к Nissan GTR Гебрева, который был припаркован рядом с «Тойотой», и тоже оставался около него несколько секунд. Здесь угол камеры также не позволил отследить его манипуляции с автомобилем. В течение 2 минут он обошел каждый из двух автомобилей трижды.

Затем фигура направилась к выходу из гаража. На другой камере видно, как он остановился у «Мерседеса», которым обычно управлял водитель Гебрева. Здесь этот человек оставался несколько секунд у правой (пассажирской) двери автомобиля, а затем направился к выходу. В 14:02 (всего через четыре минуты после его появления в гараже) неизвестный воспользовался тем, что дверь гаража открылась, чтобы пропустить въезжавшую машину, и покинул парковку так же, как и зашел за четыре минуты до этого.

В 14:15, всего через десять с небольшим минут после того, как неизвестный вышел из гаража, водитель Гебрева зашел в гараж и выехал из него на «Мерседесе» S-класса. Вскоре после этого он подобрал Емельяна Гебрева и повез его на деловую встречу. Гебрев почувствовал первые симптомы острого недомогания незадолго до ужина и впал в кому примерно в 20:30 в ресторане отеля Marinella.

Тахчиев, менеджер по производству Гебрева, забрал из гаража свой автомобиль всего через два дня, рано утром 30 апреля. Он выехал из гаража, а три часа спустя, в 9:40, вернул туда свой автомобиль. Вскоре после этого он тоже стал испытывать симптомы, похожие на симптомы Гебрева, но более мягкие. Он обратился в софийскую больницу Токуда в 18:00 того же дня.  Среди его симптомов были затруднение речи, помутнение зрения, обильное потоотделение, резкое сужение зрачков, крайне высокое кровяное давление и постоянная рвота. После трех дней симптомного лечения его состояние несколько улучшилось, но он не мог вспомнить события предшествовавших дней. После того, как его семья выяснила, что Емельян Гебрев испытывал похожие симптомы, его перевели в другую больницу, где диагностировали отравление фосфорорганическим веществом. Разница в тяжести его симптомов и тех, что испытывал Гебрев, может объясняться неожиданно продолжительным временем, которое прошло с момента нанесения отравляющего вещества на ручку двери машины до момента контакта с ним.

Примерно в 10:30 тем же утром сын Емельяна Гебрева Христо вошел в гараж и подошел к машине своего отца. Он открыл багажник, по-видимому, изучил его, а затем обошел машину. Он держал что-то, напоминающее ручной измерительный прибор, возле бокового стекла со стороны водителя. Затем он проделал ту же операцию с автомобилем директора по производству, который был припаркован рядом с машиной Гебрева.

В документах прокуратуры не делается предположений о действиях сына Гебрева — по-видимому, он даже не был допрошен. Однако источники, близкие к жертвам, сообщили нам, что Христо Гебрев использовал позаимствованный им «детектор» опасных веществ, пытаясь установить причину отравления своего отца. На тот момент врачи старались установить источник отравления, чтобы выбрать правильное лечение для Емельяна Гебрева.

Сам Христо Гебрев почувствовал себя плохо четыре дня спустя, 4 мая 2015 г. Его симптомы были значительно мягче, чем у его отца и Валентина Тахчиева. Это может объясняться сравнительно небольшим воздействием фосфорорганического соединения во время осмотра двух автомобилей.

«Миссия провалена. Повторить?»

И Емельян Гебрев, и Валентин Тахчиев попали в больницы в критическом состоянии. Гебрев оказался в госпитале Военно-медицинской академии, а Тахчиев — в клинике экстренной медицины «Пирогов». Их лечили от острого отравления неизвестным веществом. Поскольку в 2015 году общественности еще было неизвестно о возобновлении применения Россией фосфорорганических соединений семейства «Новичок», они (в особенности Гебрев, который испытывал гораздо более тяжелые симптомы) выжили исключительно благодаря активному симптомному лечению с привлечением опытных врачей, имеющих непосредственный опыт медицины в зоне боевых действий.

Диагноз, поставленный Тахчиеву в больнице «Пирогов», гласит: «Отравление фосфорорганическим соединением. Холиномиметический синдром M и N”

К середине мая и Гебрева, и Тахчиева выписали из больницы. Начался восстановительный период, который они проводили дома. Согласно записям о заказе билетов и гостиничных номеров, которые поступили в распоряжение нашей команды расследователей, команда киллеров ГРУ стала планировать новое покушение всего три дня спустя, 18 мая 2015 года. В этот день они забронировали номера и приобрели билеты. Всего пять дней спустя, 23 мая 2015 года, двое из троицы настойчивых туристов вернулись в Болгарию в третий раз за год. «Сергей Федотов» и «Георгий Горшков» прилетели из Москвы в Софию одним рейсом «Аэрофлота» SU2060. Однако в этот раз «Сергея Павлова» с ними не было.

В обвинительном заключение не упоминается третий участник «работы над ошибками» ГРУ. Однако, как мы сообщали ранее, изученные нами слитые данные заказов авиабилетов и гостиниц говорят о том, что в ходе этого визита в состав тройки входил новый участник. Он прибыл из Москвы в Софию в тот же день, что и «Федотов» и «Горшков». Этим новым участником операции был «Данил Степанов». Под этим подставным лицом скрывался еще один сотрудников элитного подразделения киллеров ГРУ, настоящее имя которого — Данил Капралов.

 

Данил Капралов, он же «Данил Степанов». Слева — фотография из профиля члена семьи Капралова в социальной сети, справа — фотография из заграничного паспорта «Степанова».

В отличие от Лютенко («Павлова»), Капралов, помимо подготовки в спецназе, имел и медицинское образование. Однако, как и «Павлов», «Степанов» оказался любителем гостиничных номеров с хорошим видом. В брони, которую он сделал на сайте Booking.com (и которую получила в распоряжение наша расследовательская команда), указано, что он заказал буквально «комнату с хорошим видом» в отеле Hill.

 

Как и в ходе предыдущей, апрельской поездки ГРУ, только один член группы («Степанов») поселился рядом с офисом Гебрева. Он планировал проживать в отеле Hilll c 23 по 29 мая 2015 г. «Федотов» и «Горшков» в тот же период вновь проживали в сравнительно удаленной гостинице, примерно в 3 километрах.

Однако по прибытии в Софию ГРУ столкнулось с непредвиденными обстоятельствами. Емельян Гебрев и его сын решили отправиться в приморский дом, принадлежавший семье Гебревых. Они надеялись, что свежий и богатый йодом морской воздух поспособствуют процессу восстановления.

Дорожное приключение

Точный маршрут троицы из ГРУ в течение следующих пяти дней не ясен. Они арендовали автомобиль на период с 23 по 30 мая (снова на имя «Горшкова»). В машине не было встроенной системы GPS, поэтому следствию не удалось ее отследить (следует отметить, что каждый раз команда ГРУ выбирала относительно старые и/или недорогие модели автомобилей, на которых не было установлено GPS-трекеров). Логи пластиковых карт показывают, что по крайней мере первый день по прибытии троица провела в Софии, поскольку этим вечером были зарегистрированы покупки в магазине спортивных товаров.

По-видимому, следователи уверены, что к 28 мая 2015 г офицеры ГРУ нагнали Гебревых у их приморского дома в четырех часах езды от Софии. В тот день Емельян Гебрев почувствовал возвращение уже знакомых симптомов, и его состояние стало ухудшаться. Когда у Гебрева вновь начались симптомы, его сын повез его прямо в Военно-медицинский госпиталь в Софии и сдал его в отдел неотложной помощи.

На следующий день, 29 мая, «Горшков» и «Федотов» пересекли границу Болгарии с Сербией на арендованном автомобиле и на следующий день вернули ее в аэропорту Белграда. В тот же день они вылетели обратно в Москву. «Степанов» вернулся в Москву прямым рейсом из Софии 29 мая 2015 г.

Вопросы без ответов

Решение обвинения приостановить следствие (которое, по-видимому, в части установления фактов в основном соответствует обвинительному заключению) убедительно свидетельствует в пользу непосредственной связи троих названных подозреваемых и покушения на отравление, которое чуть не привело к гибели троих граждан Болгарии. Тем не менее, проведенные до сих пор расследования оставляют неотвеченными несколько важных вопросов.

  • Личность человека в шляпе

Болгарское следствие не называет личности человека в подземном гараже, однако приходит к выводу, что он нанес мощное фосфорорганическое отравляющее вещество на дверные ручки автомобилей, которые должны были использовать Емельян Гебрев и его менеджер по производству. Как мы сообщали ранее, болгарские власти запросили помощи у американских следственных органов для улучшения качества видео с камеры, чтобы установить личность этого человека. Как сообщается, эта попытка не дала результатов.

Согласно нашим предыдущим расследованиям, это скорее всего был генерал-майор Денис Сергеев, он же «Сергей Федотов». Он был старшим по званию членом группы ГРУ, который также во время обоих поездок применял более серьезные меры предосторожности (он практически не бронировал отели и квартиры и не арендовал автомобили на свое имя, с его карты не совершалось покупок). Он также единственный член группы, о котором известно, что он участвовал в похожей попытке отравления как старший группы по отравлению Скрипалей в 2018 г. Однако наше предположение не является неоспоримым. Возможно, что задача по нанесению отравляющего вещества была возложена на одного из двоих других членов группы. Аргументом против гипотезы «Федотова» может служить тот факт, что в покушении на Скрипалей он играл только руководящую роль, а в финальной стадии операции были, по-видимому, задействованы только полковники Мишкин и Чепига.

Установить личность человека в гараже важно не только для того, чтобы установить непосредственного исполнителя в болгарском деле, но и чтобы лучше понять почерк российских спецслужб в ходе похожих операций. Это может быть полезно при расследовании других покушений на убийство.

Среди возможных подходов к установлению личности этого человека в отсутствии данных для распознавания лиц — дальнейшее исследование телекоммуникационных данных, чтобы установить номера телефонов и сохранившиеся метаданные телефонов троих членов группы, а также анализ походки и сравнение с видеозаписями, на которых запечатлены трое известных подозреваемых.

  • Неполный список обвиняемых

Власти Болгарии предъявили обвинения троим подозреваемым. Однако имеются данные, которые связывают по крайней мере еще троих членов того же подразделения ГРУ со временем и местом операции. Как мы писали ранее, по крайней мере шестеро работавших под прикрытием сотрудников в/ч 21955, по-видимому, были причастны к планированию покушения на Гебрева. Об этом свидетельствует время их синхронного, хотя и раздельного прибытия в Болгарию и возвращения из нее в период с февраля по май 2015 г. Болгарские власти предъявили обвинения только троим, а в материалах следствия нет информации о расследовании возможной роли кого-либо из остальных троих.

В случае с по крайней мере еще одним человеком («Степановым»/Капраловым) эти связи сложнее объяснить любой другой гипотезой, кроме непосредственной причастности к операции, которую вменяют его коллегам. Болгарское следствие могло сравнительно легко подтвердить или опровергнуть гипотезу о причастности других сотрудников ГРУ, применив те же методы сбора данных, что и к основной троице. По-видимому, этого сделано не было.

  • Обвинения в адрес несуществующих частных лиц

В обвинительном заключении троих подозреваемых называют только по подставным именам. Однако, как мы сообщали ранее, это искуственно созданные личности, которых на самом деле не существует. Таким образом, обвинения в адрес несуществующих лиц — не более чем пустой жест. Реальные имена подозреваемых, скрывающихся под фальшивыми документами, ранее были обнародованы нами. Болгарские власти, как сообщается, выдали ордеры на арест через Интерпол как на поддельные, так и на настоящие имена в соответствии с нашим расследованием.

Отсутствие реальных имен, а также сведений о причастности троих обвиняемых к российской военной разведке, также приводит к невозможности установить мотив преступления. Поэтому, разумеется, в решении обвинения даже не упоминается мотив.

Судя по информации от пострадавших, обвинение даже не направило официальный запрос российским властям в отношении реальных личностей обвиняемых. Хотя реакция России (судя по недавним прецедентам) едва ли позволила бы получить полезную информацию, при этом неубедительная реакция позволила бы болгарскому следствию использовать для установления реальных личностей альтернативные методы, в том числе разведывательные данные.

Следует отметить, что в документе обвинения упоминается, что они получили информацию от шведской разведки, согласно которой один из обвиняемых («Сергей Федотов») получил в начале 2014 года Шенгенскую визу на основании заявки, поданной совместно с «Александром Петровым». Дата рождения «Петрова» совпадает с датой рождения Александра Мишкина — одного из двоих основных подозреваемых в деле покушения на Скрипалей, вину за которое британские власти официально возложили на ГРУ. Хотя болгарские обвинители указывают на прямую связь с делом Скрипалей как свидетельство в пользу виновности «Федотова», они при этом избежали логического вывода, что за операцией в Болгарии должна была стоять та же группа, то есть ГРУ.

Наши партнеры по расследованию из российского издания The Insider обратились в российские следственные органы с вопросом, получили ли они формальный запрос о содействии в установлении личностей подозреваемых и привлечении их к ответу.

Международное непонимание

В некоторой степени отсутствие прогресса в расследовании дела об отравлении Гебрева можно объяснить нерешительными действиями болгарского следствия. Однако, по-видимому, другие аспекты были вызваны проволочками и неэффективностью международного правового сотрудничества. Важным препятствием расследованию стало то, что конкретное отравляющее вещество так и не было установлено.

Вялые попытки болгарских следователей привлечь экспертов ОЗХО к установлению вещества завели их в юридический тупик: правоохранительные органы Болгарии настаивали на применение болгарского уголовно-процессуального кодекса, а ОЗХО отказалась этому подчиняться, сославшись на существующие правила, согласно которым взаимодействия с ОЗХО происходят на основании равного взаимодействия (с государствами-членами организации). Хотя с чисто юридической точки зрения позиция ОЗХО выглядит правильной, (международный) общественный интерес в этом случае подразумевает необходимость более активного участия со стороны единственной международной организации, которая может привлекать экспертов, способных установить природу и происхождение особо опасных химических веществ.

Попытки болгарского следствия получить помощь от Verifin (аккредитованной ОЗХО лаборатории в Финляндии, которая проводила первичный анализ крови Емельяна Гебрева в 2015 году), по-видимому, также заглохли. В первоначальном отчете Verifin содержалось обещание, что образцы будут храниться в течение пяти лет (до июня 2020 года), однако на официальный запрос болгарского следствия к Verifin от 2019 года (есть в распоряжении нашей команды) последовал запоздалый ответ, что образцы у них отсутствуют. Объяснения этому в ответе финской лаборатории не приводилось. Тем временем пятилетний срок хранения образцов уже прошел, и теперь непонятно, как болгарским следователям определить, какое же именно вещество было применено. Личная попытка Емельяна Гебрева воспользоваться помощью финской лаборатории VERIFIN (которой он заплатил за анализ в 2015 году) не получила ответа. Затем он попросил прокуратуру Финляндии установить, как и почему образцы его крови (по которым он получил обязательство о хранении в течение 5 лет) пропали из лаборатории VERIFIN, но это также не дало результатов. Он получил формальный ответ от финской прокуратуры, которая отослала его к болгарским правоохранительным органам, поскольку «преступление было совершено на территории Болгарии».

Отсутствие активного международного сотрудничества в этом вопросе, по-видимому, было системным, и его последствия распространяются не только на болгарское уголовное дело. Возможно, что теперь интересы жертв в установлении фактов будут противостоять непрозрачным и, возможно, политическим интересам государств. Исчезновение образцов в деле Гебрева заставляет вспомнить еще один недавний случай, когда ФБР скрыло и «засекретило» результаты анализа российского оппозиционера, на которого, по-видимому, также совершили покушение российские силовики. Он так и не узнал, что же с ним на самом деле случилось, и как ему не допустить, чтобы это повторилось.

Учитывая, что появляется всё больше свидетельств того, что такие государства, как Россия, используют химическое оружие и нервно-паралитические вещества для убийств без суда и следствия — как за границей, так и на территории России (как это, по-видимому, произошло с Навальным) — едва ли можно ожидать прогресса в раскрытии или предотвращении преступлений без создания более отработанной и технической системы международного правового сотрудничества, независимой от политических соображений.