расследования, открытые для каждого

Бельгия незаконно ввезла в Сирию 96 тонн вещества для производства зарина

31.05.18

Syrian Archive

Язык: English

Джефф Дойч из «Сирийского архива», дополнительные сведения — Кристоф Клерикс из Knack


Сегодня Knack и «Сирийский архив» (Syrian Archive) сообщили, что согласно материалам предстоящего суда бельгийские компании нарушили санкции ЕС в отношении Сирии.

На основании информации, полученной из базы данных «Комтрейд ООН» и от бельгийской таможенной службы, а также ответов на информационные запросы, которые были направлены в государственные структуры в соответствии с законом о свободе доступа к информации, мы подтверждаем, что по факту ввоза химических веществ в Сирию заведено дело в Суде по уголовным делам Антверпена. Пресс-секретарь суда Роланда Кассирса со ссылкой на судебные материалы сообщил, что иск подан Таможенной службой Бельгии против трех фламандских компаний, одного управляющего директора и одного менеджера.

По сообщениям порталов «Сирийский архив» и Knack, после ввода санкций Евросоюза в сентябре 2013 года (теперь для экспорта изопропанола в Сирию в концентрации более 95 % необходимо в обязательном порядке получать экспортную лицензию) бельгийские компании ввезли в страну 96 тонн этого вещества, которое является прекурсором зарина, в период с 2014 по 2016 год.

Зарин представляет собой нервно-паралитический газ, который, как сообщается в отчете Министерства иностранных дел Франции, использовался сирийским правительством в Хан-Шейхуне во время химической атаки в апреле прошлого года, в результате которой погибло от 74 до 100 человек. По словам бельгийского токсиколога Яна Титгата из Лёвенского католического университета, жертвы зарина погибают мучительной смертью. «Диарея, воспаление мочевыводящих путей, сужение зрачков, спазмы, вызывающие затрудненное дыхание, рвота, слезотечение, обильное слюноотделение, паралич, удушье и смерть. Летальная доза зарина для взрослых составляет меньше 1 миллиграмма».

Репортаж Хади Аль-Абдаллы, снятый на заводе недалеко от места поражения, куда попала химическая бомба в Хан-Шейхуне

Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), контролирующая соблюдение Конвенции о химическом оружии, проверила образцы, собранные на месте удара в Хан-Шейхуне, и по результатам лабораторных тестов подтвердила, что для производства зарина, использованного при авиаударе, применялся изопропанол.

Изопропиловый спирт (изопропанол), как и хлор, является веществом двойного назначения: обычно он используется в промышленности, например для производства лекарственных препаратов или ацетата, так как обладает низкой токсичностью и практически не оставляет осадка. Также это вещество используется при синтезе отравляющих агентов, например нервно-паралитического газа зарина. Зарин, как и другие виды химического оружия, запрещен с 1993 года Конвенцией о химическом оружии.

В связи с этим возникает вопрос: откуда Сирия получила изопропанол? В октябре 2013 года страна подписала Конвенцию о запрещении химического оружия. «После подписания конвенции Сирия должна была уничтожить запасы изопропанола», — рассказывает бельгийский эксперт по химическому оружию Жан-Паскаль Зандерс из консалтинговой фирмы The Trench.

По данным Организации по запрещению химического оружия, Сирия ликвидировала 133 тонны изопропанола. Однако Министерство иностранных дел Франции обнаружило доказательства того, что с 2014 года сирийское правительство пыталось приобрести «десятки тонн» этого вещества.

Найденные сотрудниками «Сирийского архива» в базе данных «Комтрейд ООН» сведения подтверждают, что с 2014 года порядка 1,28 миллиона килограммов пропанола и изопропанола (оба вещества зарегистрированы под одним кодом) было экспортировано в Сирию различными странами, и большая часть была ввезена из Объединенных Арабских Эмиратов и Ливана, которые с момента введения санкций Евросоюза совместно экспортировали 674 880 килограммов.  См. таблицу ниже.


Источник: база данных «Комтрейд ООН». Зарегистрированный экспорт изопропанола и пропанола в Сирию в килограммах (2013–2017 гг.). Подробнее см. здесь

По статистике «Комтрейд ООН», Бельгия была единственным членом ЕС, продолжавшим экспортировать (изо)пропанол в Сирию после введения санкций в 2013 году. Выяснив это, мы обратились в Таможенную службу Бельгии за разъяснениями.

По словам Франсиса Адинса, официального представителя Министерства финансов Бельгии (правительственного органа, к которому относится таможня), «в Таможенную службу Бельгии не поступали заявки на получение разрешения […]. Установленные факты являются предметом уголовного расследования. В Суде по уголовным делам Антверпена в конце марта заведено дело».

Из материалов дела, на которые ссылается судебный пресс-секретарь Роланд Кассирс, мы знаем, что «таможенная служба выставила иск против трех фламандских компаний, одного управляющего директора и одного менеджера». «В деле фигурируют AAE Chemie Trading из Калмтаута, занимающаяся оптовой продажей химической продукции для промышленности, Anex Customs из Хувенена, до банкротства в 2017 году оказывавшая административные услуги, и логистическая компания Danmar Logistics из Стабрука». Кассирс подчеркивает, что обвинения выдвинуты, но «факты нарушения пока не доказаны». Первое заседание Суда по уголовным делам Антверпена назначено на 15 мая 2018 года.

Официальный представитель Министерства финансов Бельгии Франсис Адинс подтверждает, что Таможенная служба предложила компании AAE Chemie мировое соглашение.

Предложение было озвучено на первом, закрытом этапе расследования. В AAE Chemie ответили отказом. После проведения дополнительного расследования по делу, в котором снова всплыло название фирмы, AAE Chemie сама начала переговоры о мировом соглашении, но так как компания ранее отвергла предложение, таможенная служба передала дело в суд.

В ходе разговора с Knack представители всех трех компаний подчеркнули, что больше десяти лет осуществляли поставки для частных сирийских компаний и не знали о необходимости экспортной лицензии для ввоза химических веществ в страну. Они также заявили, что работали добросовестно и не намеревались скрывать свои действия. По их утверждениям, информационная система бельгийской таможни (TARBEL/TARWEB) не была обновлена, а таможенная служба проверяла и на 100 % контролировала весь экспорт в Сирию. По словам представителей компаний, таможенники ни разу не задерживали их грузы.

В материалах дела сообщается, что бельгийская таможня установила отсутствие необходимых экспортных лицензий уже после того, как химические вещества были отправлены в Сирию.

В связи с этим возникает целый ряд вопросов, особенно ввиду публичных заявлений бельгийского правительства в прошлом месяце по случаю 100-й годовщины первой химической атаки, произошедшей в Бельгии в 1917 году. Вице-премьер, министр иностранных дел Дидье Рейндерс и министр обороны Стивен Вандепут заявили, что «Бельгия осуждает использование химического оружия правительством и повстанческими группировками Сирии. Это военное преступление, и виновные должны понести наказание».

Вице-премьер, министр иностранных дел Дидье Рейндерс и министр обороны Стивен Вандепут с руководителем Организации по запрещению химического оружия Ахметом Узюмджю

В Бельгии выдачей экспортных лицензий занимаются три региона: Брюссель, Валлония и Фландрия. По результатам информационных запросов мы выяснили, что ни Валлония, ни Брюссель не получали заявки на лицензирование экспорта изопропанола с 2013 года.

В официальных документах фламандского правительства, находящихся в открытом доступе, значится, что в октябре 2016 года был отклонен запрос на выдачу лицензии на экспорт в Сирию химических веществ двойного назначения на сумму 1,93 миллиона евро, однако власти Фландрии подтверждают, что заявка не включала изопропанол. Тем не менее этот факт демонстрирует, что Бельгия не намерена выдавать лицензии на экспорт химических веществ двойного назначения в Сирию.

Предстоящий процесс в Суде по уголовным делам Антверпена касается не только экспорта изопропанола в Сирию. Согласно материалам дела, на которые ссылается судебный пресс-секретарь Роланд Кассирс, в период с мая 2014 года по декабрь 2016 года Бельгия поставила 24 партии санкционных химических веществ в Сирию и Ливан без соответствующих разрешений: 165 тонн изопропанола (69 тонн в Ливан и остальное — в Сирию), 219 тонн ацетона, 77 тонн метанола и 21 тонну дихлорметана.

По словам Франсиса Адинса из Министерства финансов Бельгии, таможенная служба страны не может подтвердить, что изопропанол, ввезенный из Бельгии, использовался для производства зарина. «Помимо прочего, изопропанол используется в качестве растворителя в красках и лаках, дезинфицирующего средства в медицинских организациях, а также хладагента. Таможенная служба располагает информацией только об использовании в лакокрасочной промышленности. Вещество экспортируется одним и тем же заказчикам уже более десяти лет».

В ответ на запрос Клерикса в AAE Chemie подтвердили, что изопропанол в концентрации 95 % и выше действительно экспортировался в Сирию, но при этом добавили, что бельгийская таможня также несет ответственность за это нарушение.

∗ Высказывания Роланда Кассирса, Яна Титгата, Франсиса Адинса, Жана-Паскаля Зандерса и ответы компаний являются переводом цитат, опубликованных в статье «Isopropanol-schandaal: hoe een grondstof voor gifgas door de handen van de Belgische douane glipte» на портале Knack 18 апреля 2018 года.

Syrian Archive

«Сирийский архив» (Syrian Archive) – открытая платформа, где собирают, курируют, проверяют и хранят визуальные доказательства нарушения прав человека в Сирии | Twitter: @syrian_archive

Ответить

  • (будет скрыто)