расследования, открытые для каждого

Публикации голландской полиции в соцсетях нарушают неприкосновенности личной жизни

12.03.18

Thomas Mulder

Язык: English

Приняв участие в семинаре Bellingcat, группа журналистов-расследователей, работающая на голландский канал общественного вещания KRO-NCRV, в течение шести месяцев изучала социальные сети, которыми пользуются служащие национальной полиции Нидерландов. Проанализировав данные, фотографии и видео, опубликованные в YouTube, Twitter, Facebook и Instagram, мы пришли к следующему выводу: в некоторых случаях голландские полицейские нарушают право жертв и подозреваемых на неприкосновенность частной жизни. Томас Мюлдер, один из представителей группы, рассказывает, каким образом проводилось расследование.

12 апреля 2017 года мы встретились с Рейо Зенгером, экспертом в области неприкосновенности частной жизни, чтобы обсудить использование камер наблюдения в Голландии. В самом начале разговора Зенгер упомянул, что голландские полицейские часто пользуются нательными камерами и что отснятые на них видеоматериалы могут оказаться интересной темой для расследования. По словам эксперта, в настоящее время полиция проводит эксперименты с этим типом камер, и в этой связи возник ряд вопросов. Как полиция обращается с материалами, снятыми на камеры наблюдения? Как полицейскому следует спрашивать разрешение на использование камеры?

Чтобы найти ответ на некоторые из этих вопросов, Зенгер посоветовал нам посмотреть видео, снятые и выложенные в YouTube служащими полиции.

Мы решили последовать его совету и изучить видео с YouTube, загруженные полицейскими. Вскоре мы нашли видеоблогера по имени Ян-Виллем Схют – полицейского из города Алмере, ведущего свой канал и с 30 марта 2016 года и выкладывающего туда видео, на которых запечатлена его каждодневная работа. На момент написания этой статьи у Яна-Виллема была весьма приличная аудитория в 130 тыс. подписчиков, а его канал набрал более 14 млн просмотров.

Ян-Виллем – не единственный полицейский, ставший своего рода сенсацией в YouTube, хотя он, пожалуй, пользуется наибольшей популярностью. Полицейский Тесс из Амстердама также активно выкладывает ролики в YouTube, у него более 12 тыс. подписчиков и более полумиллиона просмотров. Случайным образом отобрав несколько роликов из видеоблогов этих полицейских, мы пришли к выводу, что смотреть их, конечно, интересно, но в то же время они могут нарушать право на неприкосновенность частной жизни.

Анализ 46 видеороликов

Мы проанализировали 46 видео, загруженных Яном-Виллемом, чтобы оценить их на предмет нарушения права на неприкосновенность частной жизни. Начнем обзор с видео, в котором Ян-Виллем рассказывает зрителям, что в начале смены ему поручили доставить некие правовые документы.

Вот он едет на мотоцикле по улицам Утрехта, четвертого по величине города Нидерландов. Останавливается, спешивается, поднимается по лестнице к входной двери.

На первый взгляд может показаться, что это видео – всего лишь безобидное отображение обычной жизни полицейского, из которого удалены любые элементы, нарушающие право на неприкосновенность частной жизни: получателя юридических документов нет дома, а номер дома размыт, чтобы исключить распространение личной информации. Несмотря на все меры предосторожности, предпринятые видеоблогером, мы все же можем узнать адрес получателя, проследив маршрут, по которому полицейский добирается до его дома.

Этот пример настолько живо нас заинтересовал, что мы отсмотрели десятки часов видеозаписей, чтобы узнать, можно ли найти точные адреса тех мест, которые на них запечатлены.

Геолокация видео

Мы продемонстрируем методы наших исследований на примере одного из роликов Яна-Виллема. На нем полицейский производит осмотр сада, хозяева которого отказываются содержать его в порядке.

Нам известно, что Ян-Виллем работает в районе Алмере под названием Алмере-Бёйтен – именно отсюда мы и начнем. Первый кадр был снят из окна полицейской машины, которая вскоре поворачивает направо на круговом движении. Если нажать на «стоп», то можно разглядеть дорожные указатели с левой и с правой стороны; на одном из них написано: «Sumatraweg, Indischebuurt» («Сюматравег, Индише бюрт»).

Мы ввели эти слова в Google Maps и нашли соответствующую улицу. Чуть позже на видео появляется здание с вывеской «De Wegwijzer» («Де Вегвейзер») и крестом. Благодаря этим двум подсказкам (указателю на Sumatraweg и зданию De Wegwijzer) мы узнали название улицы – De Evenaar (Де Эвенар). При помощи геолокации нам быстро удалось доказать, что полицейская машина на видео едет именно по ней.

Затем мы видим, как Ян-Виллем перешагивает через изгородь сада. На заднем плане заметны два отдельно стоящих дома, несколько разных деревьев и солнечные панели на крыше одного из домов. Если перемотать видео на несколько секунд вперед, то на нем появляются два легко узнаваемых объекта – ровная бетонная стена с левой стороны и низкая крыша с правой. Мы начали изучать местность в районе найденной ранее улицы De Evenaar.

Где-то через десять минут нам удалось обнаружить одну улицу в микрорайоне Stripheldenbuurt (Стрипхелденбюрт) (входит в состав Алмере-Бёйтен), на которой есть все те объекты, что запечатлены на видео. На спутниковом снимке видны характерные детали – бетонная стена, низкая крыша и солнечные панели. Удостоверившись, что все объекты, найденные на видео, присутствуют на спутниковом снимке из Google Maps, мы пришли к выводу, что это и есть нужное нам место. Перейдя в режим просмотра улиц и взглянув на местность под тем же углом, под которым полицейский снимает события на камеру, мы убедились, что съемка действительно велась в микрорайоне Stripheldenbuurt.

На этом видео нет ни драматических событий, ни поимки преступника после напряженной погони. Но что если бы состав преступления был серьезнее, чем просто запущенный сад – например, домашнее насилие или другое щекотливое происшествие? Пусть даже лица подозреваемых на видео были бы размыты.

Вопрос этот стоит уже давно, и не только в Нидерландах. В Америке есть отдельный жанр телевизионных шоу, где показывают полицейских на службе, в том числе многосерийный выпуск Cops и новый сериал Live PD, вызвавший много споров. Различные развлекательные программы, посвященные будням сотрудников полиции, существуют не первый год. Но не стоит забывать, что в условиях практически неограниченного доступа к спутниковым снимкам и режиму просмотра улиц можно с легкостью найти жертв и подозреваемых, несмотря на устаревшие меры защиты, которые предпринимают телевизионщики.

Результаты расследования

В целом мы просмотрели более 46 часов съемки из 178 различных роликов. В 23 случаях нам удалось найти точное место происшествия – при этом мы просмотрели видео всего с двух каналов Youtube.

Мы продолжили наше расследование и в дополнение к материалам двух видеоблогеров вместе с журналистами передачи De Monitor изучили различные посты, которые полицейские публиковали в Twitter, Facebook и Instagram. По словам Рона де Милде, директора программы «Новые медиа-средства и цифровые услуги», реализуемой голландской полицией, 2 300 полицейских зарегистрированы в Twitter. Кроме того, у полиции есть около 300 общедоступных аккаунтов в Facebook.

Отсутствие кодекса использования социальных сетей

Чтобы проверить точность данных, приведенных Роном де Милде, мы создали программу-робот, которая ищет аккаунты полицейских в социальных сетях. В результате мы получили другие числа, а именно: 900 полицейских зарегистрированы в Twitter, 175 пользуются Facebook и еще 132 – Instagram.

У нас есть основания полагать, что на официальном сайте голландской полиции представлена неполная информация, так как по результатам поиска в Twitter мы нашли учетные записи, не упомянутые на сайте. Поскольку соцсетями пользуется значительное количество служащих полиции, составить общий обзор учетных записей не представляется возможным.

Мы проанализировали только те аккаунты, которые были указаны на сайте, и сделали это, в частности, в сотрудничестве со Школой журналистики в Утрехте – ее специалисты помогли нам с изучением опубликованных фотографий и видео. В результате мы пришли к выводу, что многие посты нарушают право подозреваемых или жертв на неприкосновенность частной жизни.

В передаче De Monitor, посвященной этому расследованию, полиция Нидерландов дала комментарий, в котором признала необходимость разработки кодекса использования социальных сетей. Представители полиции пришли к выводу, что их сотрудникам необходимо учитывать ряд факторов, прежде чем публиковать данные в Twitter или Facebook.

После трансляции на сайте полиции Нидерландов был открыт стол претензий, куда любой человек может подать жалобу, если считает, что его право на неприкосновенность частной жизни было нарушено или что в публикации в соцсетях он был представлен в невыгодном свете. Кроме того, с канала популярного видеоблогера Яна-Виллема было удалено несколько роликов. Наконец, 30 января в эфир вышел второй выпуск программы, где подводились итоги расследования и рассказывалось о принятых мерах.

Томас Мюлдер – журналист по работе с данными в телекомпании KRO-NCRV. Среди прочих журналистов, участвовавших в этом расследовании, – Джерри Верманен, Маряйе Розе (оба работают на KRO-NCRV), Дан Янсен, Юдит Мёлендейкс (De Monitor) и Рене Соммер (главный редактор).

Thomas Mulder

Ответить

  • (будет скрыто)