расследования, открытые для каждого

Милитаризация и статус Нахичеванской Автономной Республики

23.10.17

Masis Ingilizian

Язык: English

После Четырехдневной войны, вспыхнувшей в апреле 2016 года, в процессе мирного урегулирования между Арменией и Азербайджаном возникли сложности. Ситуация еще больше усугубляется за счет того, что Баку демонстрирует свои возможности путем наращивания военной мощи в эксклаве – Нахичеванской Автономной Республике. В результате этого Армения стала проявлять все меньше интереса к переговорам, которые ведутся при посредничестве ОБСЕ с целью достижения мирного урегулирования конфликта. Кроме того, после Четырехдневной войны Ереван начал по-другому воспринимать роль Запада и России (которые не стремились ограничить действия Азербайджана в ходе этих непродолжительных столкновений) в поиске решения для стабилизации отношений между двумя кавказскими государствами. Более чем через год после прекращения военных действий, на фоне продолжающейся милитаризации Нахичеванской АР со стороны Азербайджана, стало очевидно, что в тактике Армении по отношению к Баку намечаются изменения.

«] Спутниковый снимок военного гарнизона, 2013 года, источник: Google Earth

В 1990-х гг. во время Карабахского конфликта обе стороны воспользовались представившейся возможностью и оккупировали расположенные на их территории анклавы, принадлежавшие противнику, что привело к второстепенным столкновениям за пределами района военных действий в Нагорном Карабахе. И Армения, и Азербайджан стремились установить границы с целью создать ситуацию свершившегося факта, что позволило бы сохранить удобную демаркацию для последующих столкновений. Тем не менее, когда дело дошло до Нахичеванской АР, геополитики быстро положили конец территориальным посягательствам – крупные государства решили ограничить зону военных действий, чтобы избежать масштабного конфликта с участием великих  держав. Турция сообщила о готовности объявить войну в том случае, если Армения не прекратит проводить операции в районе границы Нахичеванской АР, а Москва в ответ на это заявила, что мир «окажется на пороге новой войны» в случае вмешательства в конфликт какого-либо другого государства. Эти угрозы стали одним из основных факторов, удерживающих Баку и Ереван от возобновления конфликта, а также предотвратили наращивание Азербайджаном военной мощи на территории эксклава до 2012 года. В результате до этого времени спокойствие на границе лишь изредка нарушалось мелкими стычками – наглядный пример того, как крупные государства могут помешать небольшим странам в достижении стратегических целей. Внезапное прекращение военных действий и затишье на границе обусловлены также другими факторами, при этом понимание того, как меняются стратегические интересы и как это влияет на существующее положение, позволит лучше оценить непрерывно изменяющуюся обстановку – а эти изменения могут радикально повлиять на исход следующего конфликта, вероятность которого не стоит игнорировать.

 

Благодаря телевизионным сюжетам и официальным видео, посвященным военной готовности Нахичеванской АР, мы имеем некоторые данные о том, что происходит в азербайджанском эксклаве. Наряду с военными учениями, проведенными совместно с ВС Турции, эта демонстрация мощи свидетельствует о восстановлении военного потенциала Азербайджана. Если сравнить старые и новые спутниковые снимки автономной республики, доступные в сервисе Google Earth, то станет заметно, что в результате непрерывной милитаризации состояние минимальной огневой мощности в регионе с 2012 года значительно изменилось. Еще одним важным признаком милитаризации служит Отдельная общевойсковая армия, учрежденная в 2013 году по приказу президента Ильхама Алиева. В свете наращивания военной мощи в Нахичевани, изменений в политике Азербайджана и Четырехдневной войны, вспыхнувшей в апреле 2016 года, велика вероятность того, что в случае военного конфликта на армянско-нахичеванской границе снова начнутся столкновения.

Даже если Нахичеванская АР официально не примет участия в потенциальном конфликте, она все равно сыграет в нем не последнюю роль, так как заставит Армению перебросить войска к своей границе вместо того, чтобы отправить их в Нагорный Карабах, и такая ситуация будет на руку Азербайджану. Эксклав, который ранее никак не мог повлиять на возможные будущие конфликты, становится важным элементом тактической концепции. Крупные игроки попытались путем мягкого воздействия ограничить зону конфликта территорией Нагорного Карабаха, однако в результате милитаризации Нахичеванской АР эта негласная договоренность, по-видимому, была нарушена.

Вид гарнизона в Нахичеванской АР с воздуха. Судя по старым снимкам сервиса Google Earth, в 2008 году гарнизон пустовал

Свидетельство постоянного наращивания военной мощи на всех участках гарнизона. На этом снимке, сделанном в 2013 году, заметны различные гусеничные машины, буксируемая артиллерия и системы противовоздушной обороны

Негласная договоренность по поводу статуса эксклава, разумеется, не носит официального характера, но тем не менее дает прекрасное представление о том, кто поддерживает Армению, а кто – Азербайджан, и не позволяет этим двум странам втянуть в будущий конфликт крупные державы. Нахичеванская АР граничит с Турцией, благодаря чему Азербайджан может рассчитывать на псевдополитическую поддержку Эрдогана. Баку не имеет доступа к эксклаву по суше, и именно поэтому Нахичевани пришлось искать дополнительного защитника в лице Турции. В то же время, соглашение с Россией позволяет Армении просить поддержки у Кремля в случае столкновения с агрессором, в том числе в случае нападения со стороны Баку через Нахичеванскую АР (см. Shougarian, Rouben (1997 г.), «Yielding More to Gain the Essential: The Factor of Timing of the Russian Armenian Treaty in 1997», изд. Tufts University). В результате Россия и Турция как бы заключили друг с другом негласное перемирие, которое наряду с поддержкой, оказываемой этими державами Армении и Азербайджану соответственно, означает, что Москва и Анкара не готовы к ведению военных действий на российско-турецком фронте, вне зависимости от того, кем представлены воюющие стороны.

Теоретически, та роль, которою Нахичеванская АР может сыграть в будущем конфликте, в состоянии изменить хрупкое равновесие в пользу Азербайджана. Тем не менее, воспользовавшись этим преимуществом, Баку ставит эксклав под угрозу в силу его изолированного расположения, что, в свою очередь, играет на руку Армении.

При возобновлении военных действий главной задачей Азербайджана, вероятно, будет использовать Нахичевань как платформу для нанесения точного удара по стратегическим целям, расположенным на территории Армении. Одной из таких целей станут установки С-300ПС – сложные системы противовоздушной обороны, которые защищают воздушное пространство над Нагорным Карабахом и ограничивают возможности ВВС Нахичеванской АР. Кроме того, в радиусе действия пусковых установок находятся крупные магистрали, в том числе автодорога, ведущая из Нагорного Карабаха в Армению. Эти магистрали также попадают в радиус прямого действия азербайджанской артиллерии, развернутой на территории автономной республики. Одна из главных проблем Армении заключается в том, что Ереван, ее столица, находится в радиусе действия азербайджанских РСЗО, и хотя Баку навряд ли рискнет нанести удар по крупному городу, военное командование Армении не может не учитывать такой сценарий.

Желтой кнопкой обозначено место расположения нахичеванского гарнизона, сама автономная республика находится между Арменией и Ираном, а также имеет непротяженный участок границы с Турцией на северо-западе. Красными кругами обозначен радиус действия пусковых установок С-300ПС, которые базируются в Армении и служат для защиты Нагорного Карабаха на северо-востоке, а также покрывают большую часть Нахичеванской АР

Любая попытка поразить С-300ПС может теоретически привести к глобальному противостоянию, когда обоим государствам придется обратиться за помощью к более сильным союзникам вместо того, чтобы полагаться исключительно на свои ресурсы. Для подготовки к этому сценарию армянским военнослужащим придется усердно тренироваться, чтобы суметь достаточно оперативно перебросить силы в нужное место. Это вполне реально, так как батареи предназначены для того, чтобы их можно было дислоцировать в течение 30 минут (см. IMINT Analysis V1N3, апрель 2011 года). Тем не менее, если Азербайджану удастся нанести удар по батареям и вывести их из строя, то при нападении на Нагорный Карабах военно-воздушные силы Алиева столкнутся с куда более слабым противостоянием. В дополнение к этому горная гряда, проходящая вдоль всей границы между Арменией и автономной республикой, возвышается над нахичеванскими равнинами приблизительно на 1,2–1,8 км и служит природным барьером, который препятствует точному поражению целей азербайджанской армией.

Двумя желтыми треугольниками обозначены С-300ПС, расположенные на территории Армении (изображение предоставлено Шоном О’Коннором). Эти пусковые установки обеспечивают защиту воздушного пространства Нагорного Карабаха (зоны их попадания отмечены красными кругами на приведенном выше спутниковом снимке). Если в ходе следующего потенциального вооруженного конфликта будет открыт второй фронт, системы С-300ПС (отмеченные желтыми треугольниками) станут для Азербайджана стратегическими целями, которые он попытается поразить с территории Нахичеванской АР. Красными треугольниками в районе Еревана представлены сложные объекты ПВО, которые могут быть поражены из автономной республики – не говоря о том, что сама столица тоже подвергается опасности

Среди прочих целей, которые можно поразить из Нахичевани, – автомагистрали, по которым Армения осуществляет снабжение Нагорного Карабаха. В списке целей подобные стратегические объекты часто стоят на первом месте, и в случае возобновления вооруженных столкновений они могут попасть под обстрел, в результате чего театр военных действий окажется больше, чем предполагалось. При этом такой сценарий может быстро выйти из-под контроля, если азербайджанская армия примет решение о поражении стратегических целей – потенциально это грозит началом тотальной войны. К тому же, в Нахичеванской АР были обнаружены РСЗО «Смерч», радиус действия которых составляет 90 км, что означает, что ракеты могут поразить самый центр Еревана. Более того, горная гряда, протянувшаяся почти вдоль всей границы автономной республики, заканчивается на севере, в 20 км от турецко-армянской границы, что дает Баку возможность эффективно вести огонь по Армении из Нахичеванской АР, а также позволяет сухопутным войскам обоих стран произвести вторжение через равнинную местность.

С другой стороны, в случае возобновления военных действий Азербайджан подвергается определенной опасности в силу изолированного положения своего эксклава. Наращивая военный потенциал республики, Азербайджан получает возможность нанести удар по стратегически важным целям, расположенным на территории Армении, но в то же время рискует столкнуться с ответными мерами. Таким образом, со стороны азербайджанского правительства было бы неразумно жертвовать целым регионом в надежде вовлечь в военные действия Турцию или заставить Ереван отвести войска от Нагорного Карабаха. Благодаря изолированному географическому положению Нахичевани армянские военные имеют прекрасную возможность открыть огонь по эксклаву с выгодных позиций, которые они удерживают. Кроме того, они могут захватить высоты республики и использовать их в качестве буферной зоны. Это подтверждают события 2014 года, когда Армения установила контроль над ранее незанятыми высотами в Сюникской области (в направлении Нахичеванской АР) в ходе отлично спланированного внезапного ночного наступления.

В политике Азербайджана по отношению к Нагорному Карабаху наблюдаются изменения: предпочтения Баку переходят от мирного урегулирования к военному разрешению конфликта. В связи с нападением в ходе Четырехдневной войны на районы Нагорного Карабаха, которые попадают под положения о самоопределении, возникает вопрос – почему сверхдержавы, и в первую очередь Россия, позволили Баку испытывать границы дозволенного? То, что атаке подверглись не только спорные территории (возвращение которых является условием в рамках мирного урегулирования), доказывает, что Азербайджан почувствовал ослабление контроля.

Кроме того, Россия, выступающая в роли миротворца, в то же время продолжает снабжать обе стороны оружием. Кремль снова проявляет интерес к Азербайджану и поставляет этой стране, которая является врагом его союзника, установки С-300ПМУ2, в связи с чем возникает ряд вопросов, в частности: почему Россия не стремится использовать поставки вооружения и свое положение сверхдержавы для того, чтобы повлиять на военную политику Азербайджана по отношению к Нагорному Карабаху?

Команда Bellingcat наблюдает за развитием военной обстановки в Нахичеванской АР и отслеживает наличие артиллерийских орудий, танков, самолетов непосредственной авиационной поддержки и боевых вертолетов. Были найдены подтвержденные сообщения о присутствии турецких РСЗО TR-300 и систем «Смерч». Учитывая статус-кво эксклава и соглашения, которые удерживают его от вступления в военную конфронтацию, текущая милитаризация вызывает беспокойство. Тем не менее, в таком развитии событий нет ничего удивительного, если рассматривать ситуацию в контексте изменения стратегических интересов в регионе, о котором свидетельствуют поставки Азербайджану новейших РСЗО со стороны России, союзника Армении. Не исключено, что крупные державы утратили часть контроля над Азербайджаном, что развязывает тому руки и позволяет выходить за рамки многих неофициальных соглашений, в том числе наращивать военную мощь в Нахичеванской АР – процесс, за которым можно наблюдать по изменениям на спутниковых снимках.

С тех пор как были составлены принципы мирного разрешения конфликта, ситуация изменилась, и судя по тому, что крупные державы ведут свою собственную игру и не особо заинтересованы в мирном процессе, Баку и Еревану придется разбираться друг с другом самостоятельно.

Masis Ingilizian

Масис Ингилизян – исследователь Австралийского института по изучению Холокоста и геноцида. Ранее много писал для сайта IMINT & Analysis (рус. «видовая разведка и анализ») под редакцией Шона О'Коннора. Его исследования связаны с Кавказом, Ираном и Россией и охватывают такие аспекты, как стратегические боевые действия, геополитика и геостратегия. Масис следит за развитием Карабахского конфликта и рассказывает о геополитике и растущем напряжении в этом регионе на основании анализа спутниковых снимков и фотографий. Также пишет о внешней политике России и Запада.

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

Ответить

  • (будет скрыто)