расследования, открытые для каждого

Новое свидетельство связи российских властей с убийством в Берлине

14.10.19

Bellingcat Investigation Team

Язык: English

Совместное расследование Bellingcat, Der Spiegel, the Insider и центра «Досье»

  • В первой части этого расследования мы установили, что убийца Зелимхана Хангошвили, задержанный немецкой полицией, путешествовал по действующему российскому паспорту под подставной личностью «Вадима Соколова». Мы пришли к выводу, что использование действующего паспорта, выданного на имя несуществующего лица, указывает на связь убийцы с российскими властями.
  • Промежуточные расследования Der Spiegel и других СМИ показали, что подозреваемый сперва отправился из Москвы в Париж, а оттуда — в Варшаву, где он снял номер в отеле на пять дней, в течение которых он отправился в Берлин, что говорит о том, что первоначально он намеревался по завершении операции в Берлине вернуться в Варшаву.
  • Мы также получили информацию, что в гостиничном номере «Соколова» в Варшаве была найдена российская SIM-карта. Немецкие и польские следователи, как сообщается, анализируют данные, связанные с этой SIM-картой.
  • В репортаже от 26 сентября 2019 года газета New York Times (NYT) сообщила, что немецкие расследователи получили сообщение от анонимного источника, который утверждал, что настоящее имя подозреваемого — Владимир Степанов, и что это бывший полицейский из Санкт-Петербурга, который в 2006 году был приговорен к 24 годам тюремного заключения за участие в организованной преступной группировке, которая совершила убийство двух человек по заказу конкурента по бизнесу. NYT ссылается на западную разведывательную службу, которая подтвердила это сообщение. Кроме того, NYT сами частично подтвердили эту гипотезу, сославшись на распознавание лиц, которым они воспользовались для сравнения фотографий Степанова в СМИ, опубликованных во время судебного разбирательства, и фотографии убийцы, опубликованной немецкой полицией. Сама немецкая полиция, как сообщается, пока не смогла достоверно установить, действительно ли под личностью Вадима Соколова скрывался именно Владимир Степанов. В статье NYT не утверждается, что гипотеза о том, что Соколов — это Степанов, верна, однако именно из этой статьи общественность узнала о таинственном анонимном сообщении.

В отличие от неназванной западной разведслужбы, команды Bellincat и наши партнеры по расследованию (Der Spiegel, The Insider и центр «Досье») заключили, что подозреваемый, задержанный немецкой полицией, — вряд ли Владимир Степанов. Этот вывод основан на многонедельном расследовании, в ходе которого мы проанализировали (и в итоге отклонили) гипотезу, что убийца и бывший майор полиции, отбывающий 24-летний тюремный срок, — одно и то же лицо. К тому же выводу независимо пришло петербургское интернет-СМИ «Фонтанка», которое в статье от 26 сентября заявило, что Владимир Степанов по-прежнему находится в российской колонии.

В ходе этого расследования Bellingcat и наши партнеры получили убедительные свидетельства того, что подозреваемый (чью реальную личность наша команда по-прежнему пытается установить) ездил в Берлин под подставной личностью при активной поддержке российских властей, которые создали комплексный оформленный задним числом набор документов для этого фиктивного лица, чтобы помочь ему получить необходимые транспортные и страховые документы, а также, что важнее всего, Шенгенскую визу. Обнаруженная нами информация опровергает гипотезу, что операцию провели представители организованной преступности, и даже гипотезу, что это была лишь полуофициальная операция, получившая лишь ограниченную поддержку от отдельных коррумпированных чиновников.

Ложный след

В течение нескольких часов после публикации нашего первого расследования, куда вошла впервые опубликованная фотография задержанного киллера, с командой Bellingcat связался анонимный источник, который (согласно описанию NYT), по-видимому, является тем же источником, что поделился этой информацией с немецкой полицией и, возможно, с западными разведслужбами. Источник полагал, что визуально узнал в подозреваемом бывшего полицейского Владимира Степанова, приговоренного к лишению свободы, и предоставил информацию о месте, где Степанов, как предполагается, отбывал последнее десятилетие своего длинного срока. Это была  исправительная колония №11 (ИК-11), которая находится в городе Бор Нижегородской области примерно в 300 километрах к востоку от Москвы. В этой колонии отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов и разведок. В ее стенах содержались как коррумпированные милиционеры и киллеры, так и шпионы высокого полета — например, как минимум двое бывших сотрудников разведок, которые вошли в число россиян, обменянных в 2010 году на десятерых граждан России, работавших под прикрытием в США.

В течение последних недель команда Bellingcat и наши партнеры по расследованию провели масштабную оценку достоверности этого таинственного сообщения. Несмотря на то, что первоначально обнаружились некоторые свидетельства в пользу этой версии, например сходный возраст Степанова и поразительное сходство черт лица, в результате мы заключили, что «Соколов» и Степанов — разные люди.

Чтобы сделать этот вывод, мы сначала изучили сотни страниц и многие часы видео, взятых из открытых источников, чтобы найти фотографию или видео, на которых виден Степанов. Несмотря на широкое освещение громкого судебного дела в 2005 и 2006 годах (один из убитых бизнесменов был директором концерна «Алмаз-Антей», российской государственной компании, которая является единственным производителем зенитных-ракетных комплексов «Бук», один из которых сбил MH17, а также, как сообщается, был близким другом Владимира Путина), нам не удалось найти фотографию Степанова в высоком качестве, которая позволила бы провести экспертизу.

Тогда мы получили копию записи о паспорте Владимира Степанова от источника, имеющего доступ к российской централизованной базе данных паспортов. В записи содержалось две фотографии. Одна из них была снята, когда Степанову было 20 лет, а вторая — примерно когда ему исполнилось 45 (в 2016 году). В возрасте 45 лет россияне обязаны получить новый паспорт.

Хотя между фотографиями из паспорта Степанова и фото «Соколова» действительно имеется некое сходство, мы не смогли однозначно установить совпадение. Затем команда Bellingcat передала фотографии для сравнения доктору Хассану Угейлю, профессору Визуальной вычислительной техники в Школе инжиниринга Университета Брэдфорда. Профессор Угейль специализируется на распознавании лиц и моделировании старения. Он установил, что Степанов и «Соколов» — разные люди.

«Вадим Соколов» виден в левой и правой части этой матрицы (цветные фото 1 и 3), а Владимир Степанов — в верхней и нижей части (черно-белые фото 2 и 4). Матрица результатов предоставлена профессором Угейлем из Университета Брэдфорда

Чтобы подтвердить эту информацию, мы стали искать другие источники, знакомые с Владимиром Степановым. Мы установили и связались с двумя бывшими полицейскими из Санкт-Петербурга, которые до недавнего времени отбывали наказание в той же колонии под Нижним Новгородом и, как мы предположили, могли знать Степанова. Оба подтвердили, что хорошо знают Степанова (один из них сказал, что Степанов был его подчиненным), и узнали его на черно-белых паспортных фото, приведенных выше, но не на фотографии убийцы с усами и бородой. Оба знакомых Степанова также сообщили нам, что по последней имеющейся у них информации Степанов до сих пор отбывает наказание в исправительной колонии в городе Бор. Один из источников также сообщил там, что у Владимира Степанова никогда не было татуировок (источники из немецких правоохранительных органов сообщали, что у «Соколова» есть татуировки на обеих руках).

Затем наша команда в поисках дополнительных источников для проверки информации установила контакт с сотрудником исправительной колонии №11. Этот источник подтвердил нам, что Степанов по состоянию на середину сентября 2019 года по-прежнему отбывал наказание в этой колонии. Эту информацию подтвердил и репортаж «Фонтанки». По нашему запросу источник даже сфотографировал Степанова на прогулке во дворе колонии. Сравнив фотографию с имеющимися в открытом доступе видео и документальными материалами об ИК-11, мы установили, что фото действительно снято во дворе этой колонии. Метаданные снимка также соответствуют указанному таймстампу, согласно которому снимок был сделан в середине сентября.

Основываясь на этих объективных и субъективных данных, мы заключили, что маловероятно, что под фейковой личностью «Соколова» действительно скрывается Степанов.

Мы предполагаем, что сравнение лиц по заказу NYT выдало ложное совпадение, поскольку на исходном фото, которое использовалось для исследования, видна лишь часть лица Степанова, и при этом он не смотрит в камеру. Часть лица более вероятно даст ложное совпадение, чем сравнение с фотографией всего лица анфас. Кроме того, сравнение отдельных черт лица говорит о том, что фотография Степанова от 2006 года, обнаруженная NYT (в центре), больше похожа на паспортное фото Степанова (слева), чем «Соколова» (справа).

Слева: Владимир Степанов на старом паспортном фото. В центре: Владимир Степанов в суде. Справа: «Вадим Соколов» после ареста в Берлине

Во избежание ложной отрицательной оценки наша команда получила в распоряжение уголовное дело Степанова, в котором содержится уникальная формула отпечатков. Эти данные могут позволить немецкой полиции сравнить формулу с данным отпечатков пальцев реального подозреваемого.

Ошибка или отвод глаз?

Нам не удалось установить, было ли таинственное сообщение от анонимного источника искренней ошибкой с его стороны или же попыткой пустить следствие по ложному пути и/или дискредитировать журналистов-расследователей (например, команду Bellingcat) или иностранные разведки, заставив их опубликовать легко опровергаемые выводы. Если команда Bellingcat или другое СМИ обвинили бы Степанова в том, что он скрывался под личностью «Соколова», российские власти могли бы легко продемонстрировать Степанова (в отличие от других раскрытых нами агентов ГРУ, например Олега Иванникова, Анатолия Чепиги и Александра Мишкина). Нам также не удалось установить, как и почему некая западная разведслужба могла заключить, что гипотеза анонимного источника достоверна, учитывая, что нам удалось опровергнуть ее за сравнительно короткий промежуток времени.

Свидетельства государственной поддержки операции

В опубликованном ранее материале мы заявили, что операция «Соколова» с высокой вероятностью осуществлялась при поддержке российских властей, поскольку у него было действительный заграничный паспорт на имя несуществующего лица, и ему удалось пересечь с этим паспортом российскую границу, что говорит о том, что его фейковая личность также была внесена в центральную паспортную базу данных. Кроме того, после ареста данные «Соколова» были удалены из базы данных. Это, как и выдача паспорта, не могло произойти без участия государства.

В ходе дальнейшего расследования мы установили, что усилия российских властей по созданию документального следа для несуществующей личности «Вадима Андреевича Соколова» были более масштабными и комплексными, чем предполагалось ранее. Судя по обнаруженным нами новым свидетельствам, гипотезу об операции без полного одобрения со стороны властей нельзя назвать правдоподобной.

Наша расследовательская команда проследила шаги, которые должен был предпринять «Соколов», чтобы получить столь нужную ему Шенгенскую визу и отправиться по ней сначала в Париж, а потом через Варшаву в Берлин. Далее мы создали список документов и бумаг, которые потребовались бы ему на каждом этапе.

Как мы сообщали в нашей первой публикации, «Соколов» получил небиометрический заграничный паспорт, выданный 18 июля 2019 года, и подал на Шенгенскую визу 29 июля 2019 года. Чтобы податься на визу, фейковый «Соколов» должен был иметь следующие документы:

  • Внутренний паспорт и запись в российской базе данных паспортов. Внутренний паспорт необходим для получения заграничного паспорта. Он также необходимо для создания «следов» занятости (см. ниже)
  • Доказательство трудоустройства, обычно в виде справки о трудоустройстве
  • Выписка из банка, демонстрирующая наличие достаточных средств
  • Туристическая страховка

Индивидуальный номер налогоплательщика на несуществующее лицо

Как мы сообщали ранее, два источника, имеющие доступ к российской базе данных паспортов, на начало сентября (после убийства и ареста подозреваемого) не обнаружили там Вадима Соколова. Мы предположили, что после убийства его данные были удалены из российской базы данных паспортов. Однако мы также выдвинули гипотезу, что паспортные данные «Соколова» могли сохраниться в других государственных базах данных, которые российские власти на тот момент еще не успели «подчистить». Мы решили, что такой след мог остаться в базе данных налогоплательщиков. Чтобы предъявить французскому консульству доказательство трудоустройства, «Соколов» должен был быть формально (фиктивно) трудоустроен (возможно, компанией-ширмой, которую используют российские спецслужбы). Однако любая занятость, фиктивная или нет, обязывает регистрироваться в налоговой.

Мы получили копию записи «Вадима Соколова» от источника, имеющего доступ к базе данных налогоплательщиков. Как мы и предполагали, она не была удалена и содержала свидетельства того, что это запись на недавно созданную подставную личность.

«Вадим Соколов» был впервые внесен в российскую налоговую базу данных 16 июня 2019 года и впервые получил индивидуальный номер налогоплательщика (ИНН) 23 июля 2019 года — всего через пять дней после того, как ему был выдан заграничный паспорт, и за шесть дней до того, как он подал документы на визу. Следует отметить, что Соколов впервые получил ИНН в возрасте 49 лет. Хотя технически получение ИНН в России не обязательно, регистрация в налоговой получается автоматически при приеме на любую работу. Это означает, что «Соколов» впервые устроился на работу в возрасте 49 лет.

Как мы и предполагали, в форме регистрации в налоговой также имелся номер внутреннего паспорта «Соколова». Указано, что этот паспорт был выдан в 2015 году. Мы подтвердили подлинность паспортных данных «Соколова» из налоговой базы данных, введя их в российскую государственную онлайн-службу проверки ИНН. Введя номер паспорта, имя и дату рождения «Соколова», мы получили действующий ИНН — тот же, что и в полученной нами записи из налоговой базы данных. Таким образом, фактически «Соколов» значится как реальный гражданин России в одной государственной базе данных (реестре налогоплательщиков) и при этом отсутствует в другой (базе данных паспортов).

Наши попытки найти какие-либо следы указанного в налоговой базе данных номера паспорта, который якобы был выдан в 2015 году, в десятках российских баз данных (включая комплексные базы данных москвичей от 2016 и 2018 гг) не дали никаких результатов. Поскольку паспорт был (якобы) выдан в Москве, если бы он существовал в 2015 году, он бы отображался в обеих указанных базах данных. Мы также проверили возможность, что «Соколов» получил паспорт в Москве, не будучи там прописан. Для этого мы проверили его имя и дату рождения (без номера паспорта) по нескольким тысячам региональных баз данных, которые были слиты за последние 20 лет. Ни в одной из них не было записи об этом конкретном «Соколове». Стоит отметить, что эти слитые оффлайновые базы данных, в которые российские власти не могут вносить изменения, содержат даже подставные личности полковников Мишкина и Чепиги, подозреваемых в отравлении Скрипалей. Этот факт указывает на то, что на самом деле паспорт был создан в 2019 году и оформлен «задним числом» как выданный в 2015 году.

Получив номер паспорта «Соколова», мы попросили один из наших источников с доступом к обновляемой в реальном времени российской паспортной системе поискать его в этой базе данных. Источник сообщил, что запись о паспорте «Соколова» содержит примечание «Лицо, защищенное законодательством… для получения записи обратитесь к администратору».

Как мы сообщали ранее, различные источники, долгое время работавшие с российской паспортной базой данных, сообщили нам, что подобные ограничения некоторых записей о паспортах впервые появились после нашумевших материалов Bellingcat, в которых мы установили личности подозреваемых в отравлении Скрипалей. Действительно, во время наших ранних расследований о личностях троих офицеров ГРУ, замешанных в отравлении Скрипалей, таких ограничений не было, тогда как в дальнейшем наши источники уже не могли получить доступ к тем же записям о паспортах, поскольку там появились аналогичные примечания.

«Таких тут нет»

В записи из налоговой базы данных содержалась другая интересная зацепка: адрес «Вадима Соколова» по прописке. В отличие от (несуществующего) петербургского адреса, который «Соколов» указал в заявке на получение визы, в налоговой базе данных был указан адрес в Брянске на западе России у беларусской границы.

Мы получили официальные записи о недвижимости по этому адресу, однако, что необычно, там не было данных о владельце. Наша совместная команда по расследованию направила корреспондента по указанному адресу, где обнаружилось потрепанное жилое здание. Ни один из жильцов не знал Вадима Соколова. Мужчина 70 с лишним лет, проживающий в квартире, которая была указана в записи «Соколова» в налоговой базе данных, заявил, что не знает человека с таким именем, и что такой человек никогда по этому адресу не проживал.

В наших более ранних расследованиях о российских тайных агентах мы уже натыкались на «подставные» адреса прописки, где на самом деле проживали пожилые люди, которые могли не знать (а могли и знать) о других лицах, которые «на бумаге» проживали в их квартирах.

Пропавший сотрудник

Работодатель, которого «Соколов» указал в заявке на получение визы (и от которого должен был предоставить справку о трудоустройстве), — петербургская строительная компания ЗАО «Руст». Эта компания имеет давнюю историю, однако почти не представлена в интернете. Указанный городской телефонный номер компании — тот же, что указан для компании, которой полностью владеет Минобороны России. При этом нам не удалось установить, использовался ли один и тот же номер одновременно или в разное время.

Наша команда связалась с директором компании, который отрицал, что когда-либо принимал на работу Сергея Соколова или выдавал ему справку о трудоустройстве. Кроме того, он заявил, что компания проходит реорганизацию и в течение последних нескольких месяцев вообще не могла выдать справку о трудоустройстве, поскольку не осуществляет экономической деятельности. Тем не менее, он пообещал нашему корреспонденту изучить записи компании и сообщить нам, работал ли когда-либо в ЗАО «Руст» Владимир Соколов. После этого он отключил телефон и не отзывался на наши неоднократные попытки связаться с ним.

Хотя реальная личность «Соколова» до сих пор неизвестна и продолжает быть предметом нашего расследования, те данные, которые мы уже обнаружили, представляют собой убедительные доказательства, что арестованный убийца действовал при полной поддержке российских властей. Выдача такого набора документов на подставное лицо, о существовании которого до 2019 года нет никаких свидетельств (в том числе внесение его в реестр налогоплательщиков в последний момент перед поездкой в Германию), была бы невозможна без непосредственного участия государственного аппарата. Еще менее вероятно, что лицо или организация, действовавшие независимо от государства, могли бы ограничить доступ к данным, указав примечание, которое ранее использовалось для защиты персональных данных, связанных с сотрудниками спецслужб, работавшими под прикрытием.

Bellingcat Investigation Team

Команда исследователей Bellingcat – известная группа волонтеров и штатных исследователей, которым принадлежит авторство основных работ, публикуемых на сайте.

Подписаться на рассылку Беллингкэт

Введите адрес электронной почты, чтобы получать еженедельный дайджест статей Беллингкэт, ссылки на другие открытые исследования и многое другое.

Поддержать Беллингкэт

Вы можете оказать поддержку Беллингкэт отправив пожертвование через данную ссылку:

1 комментарий

  1. Илья Игнатов

    Чекисты развели запад и западные спецслужбы, как лохов. Держат на крючке западных политиков за педофилию, наркотики, гомосексуализм, крысятничество.

    Ответить

Ответить

  • (будет скрыто)