расследования, открытые для каждого

Анатомия российской лжи о лаборатории химического оружия

19.04.18

Adam Rawnsley

Язык: English, العربية

Если Москва хочет отвести от своих сирийских союзников подозрения в нанесении химических атак, придется придумать что-нибудь получше, чем несколько пробирок и котлов в грязном подвале.

Россия и Сирия заявляют, что предполагаемая химическая атака в сирийской Думе была фейком, подстроенным повстанцами, и утверждают, что у них есть доказательства этого заявления. Но одно из доказательств, которое они называют секретной лабораторией повстанцев по производству химического оружия, таковой на самом деле не является.

Речь идет о здании в Эш-Шафунии в Восточной Гуте, где, как заявляют сирийские военные, они обнаружили в середине марта склад химикатов для производства химического оружия против сирийской армии» и «исследовательскую лабораторию для экспериментов». Этими объектами якобы управляла группа исламистских боевиков «Джейш аль-Ислам». Это заявление прозвучало на фоне участившихся российских заявлений о химических «провокациях» повстанцев. Чаще всего такие утверждение звучали после того, как администрация Трампа стала рассматривать военные варианты реакции на предполагаемое применение режимом Асада хлора в начале 2018 года — в том числе на предполагаемую атаку с применением хлора по самой Эш-Шафунии.

Сирийское государственное телевидение показало видео из здания, а российский государственный телеканал RT дал ход этой истории, назвав объект в Эш-Шафунии «хорошо оборудованной химической лабораторией, которой управляли поддерживаемые саудовцами исламистские террористы». Колумнист левого издания Salon Патрик Лоуренс одобрительно упомянул эту статью.

Источник: RT

Министерство обороны России также заинтересовалось этим объектом и представило его как доказательства на брифинге, где отрицалась причастность России к отравлению российского двойного агента Сергея Скрипаля, притом без непосредственной привязки этой лаборатории к атаке в Солсбери. «После освобождения ряда населенных пунктов  Восточной Гуты Сирийскими правительственными войсками обнаружены подпольные цеха по производству химических боеприпасов», говорится на слайде Минобороны России с кадрами объекта. «Очевидно, что в данных цехах производились боеприпасы для осуществления провокационных мероприятий с последующим переложением вины за примененение химического оружия на сирийские правительственные войска».

На видео с объекта в Эш-Шафунии видны листовки с логотипом «Джейш аль-Ислам» — одной из исламистских группировок, контролировавших северо-восточные пригороды Дамаска.

Источник: SANA

На видео также видно оборудование, очевидно, коммерческих компаний, например компрессорная установка с указанным производителем Hill-Rom (производитель медицинских приборов), крупный металлический контейнер с лейблом «Flainox» (производитель оборудования для покраски тканей),  а также несколько металлических контейнеров, похожих на котлы.

Источник: SANA

Источник: SANA

Эксперты говорят, что непонятно, для чего использовался этот объект, однако они уверены, что он не мог использоваться для производства хлора или нервно-паралитического вещества зарин — именно эти вещества, по мнению многих, использовались при атаке, унесшей жизни мирных жителей и повлекшей за собой американо-франко-британские удары по Сирии.

В ответ на вопрос, могло ли оборудование на видео из Эш-Шафунии использоваться для производства хлора, Шерил Рофер, бывшая ученая-химик с опытом работы с химическим оружием и проблемами окружающей среды в Национальной лаборатории Лос-Аламоса, ответила «Нет».

Хлор обычно производится посредством электролиза из большого количества соли или соляной кислоты. Получение и сбор газа требует большого количества электричества.

«При комнатной температуре и давлении хлор — это газ», — поясняет Клайд Девис, бывший химик-исследователь. «Его «критическая точка», ниже которой он может быть сжижен, — около 114 С, однако для этого нужно высокое давление, поэтому его хранят и перевозят в баллонах. Похожие баллоны были сброшены на Думу».

Как сообщает Совместный механизм расследований ООН, этот процесс может быть опасен и требует специального оборудования. «Ввиду его коррозивной и токсичной природы, для безопасного обращения с ним требуется опыт и специализированное оборудование. Например, чтобы переместить хлор из емкости вместимостью 1 тонну в емкости меньшего размера, необходима специальная заправочная станция.

Показанный на видео объект совершенно не отвечает «масштабу, необходимому для наблюдавшихся атак», — написала Рофер по электронной почте. «Все оборудование, помимо котлов, имеет лабораторные масштабы. Но более серьезная проблема в том, что там нет оборудования, необходимого для производства хлора и заказчки его в баллоны, которые зафиксировала [группа журналистов-расследователей] Bellingcat» в Думе.

Этот объект не мог использоваться и для производства нервно-паралитических веществ. «Для производства зарина необходима гораздо лучшая изоляция», — пишет Рофер. Хлипкие конструкции на объекте подвергали бы всех высокому риску воздействия зарина, который может вызывать вред даже при очень низкой концентрации. «Объект в ужасном состоянии», — добавляет она. «Работая с химикатами, нужно поддерживать чистоту и порядок не просто из эстетических соображений, а для того, чтобы не пострадать. Если в [стеклянной посуде, фото которой опубликовал RT] производился зарин, то работавшие с ним уже мертвы».

Источник: RT

Сирийские военные также отметили наличие якобы саудовских учебников по химии и плаката как свидетельств иностранного участия в создании якобы объекта по производству химического оружия. На видео сирийский военный говорит, что плакат со списком химических веществ озаглавлен «Настоящее и будущее саудовской химической промышленности». Неизвестно, откуда появился плакат и что на нем изображено, но его название совпадает с названием отчета о химической промышленности Саудовской Аравии, выпущенного Saudi Consulting House.

Источник: SANA

На объекте в Эш-Шафунии также имеются некоторые ограниченные свидетельства производства конвенциональной самодельной взрывчатки. На доске на видео есть список, в который входят перхлорат, алюминиевый порошок, нитроцеллюлоза — химические вещества, часто связанные с самодельной взрывчаткой и ракетным топливом. Кроме того, там написано «PETN» — пентаэритритола тетранитрат, самодельное взрывчатое вещество, часто встречающееся в самодельных взрывных устройствах боевиков.

«Они используются для подготовки взрывчатки», — поясняет на видео сирийский офицер, утверждая, что взрывчатка смешивается с химическим оружием.

Алюминиевый порошок, который часто используется в производстве взрывчатки наряду с нитратом аммония, а также нитроцеллюлоза регулярно продаются на онлайн-рынках повстанцев в провинции Идлиб на северо-западе Сирии.

Тем не менее, хотя названия соединений, написанные на доске, часто связаны с производством взрывчатки, сам объект не похож на другие фабрики СВУ, где производится большое количество бомб. «Синие и желтые банки традиционно используются в качестве емкостей для основного заряда СВУ в Ираке, Афганистане, Сирии и т.д. Однако для производства большого количества взрывчатки нужны большие запасы удобрений, сахара и т.п., а их здесь не видно. Здесь также нет ни проводов, ни батарей, ни крышек, ни взрывателей, необходимых для производства СВУ», — написал нам по электронной почте Брайан Кастнер, бывший офицер по нейтрализации взрывчатых боеприпасов ВВС США и ветеран войны в Ираке.

Однако главная странность в этой попытке Москвы и Дамаска привязать химические атаки к конкретной лаборатории: такая попытка вообще не нужна. Хлор — это вещество, которое широко используется в промышленности. В отчетах Совместного механизма расследований ООН, занимавшегося расследованием заявлений о применении химического оружия, упоминалось, что хлор «доступен всем сторонам конфликта в Сирийской арабской республике». Россия вполне могла напирать на широкую доступность хлора.

Россия и Сирия неоднократно пытались заявлять, что повстанцы производили химические провокации с помощью тайных запасов химического оружия, поставленных из-за границы. Это не помогало Дамаску избежать обвинений в ответственности за химические атаки, как видно из нескольких расследований ООН. Если Москва хочет отвести от своих сирийских союзников подозрения в нанесении химической атаки по Думе, придется придумать что-нибудь получше, чем несколько пробирок и котлов в грязном подвале в Гуте.

Эта статья опубликовано совместно с The Daily Beast

Adam Rawnsley

Адам Ронсли – журналист, пишет о технологиях и национальной безопасности. Проживает в Филадельфии. Один из авторов информационной рассылки журнала Foreign Policy о текущей ситуации в мире. Публикуется в The Daily Beast, Wired и War Is Boring. Аккаунт Адама в Twitter: @arawnsley.

Комментариев: 2

  1. GNR

    неубедительно.
    ваши эксперты ссылаются на свой опыт работы в хорошо оборудованных лабораториях в мирных городах.
    в боевых условиях, даже я человек далекий от химии смогу добыть некоторое количество хлора из подручных материалов, и заправить им баллон используя хотя бы компрессор от бытового холодильника.

    Ответить
    • Lena

      Компрессор от бытового холодильника выдает 2-4 атмосферы (да и сломался бы от соляной кислоты, образующейся из влажного хлора). Чтобы загнать заметное количество хлора в баллон, нужно 200 атмосфер.

      Ответить

Ответить

  • (будет скрыто)